?

Log in

No account? Create an account

Верхняя запись 30 ноя, 2017

Все записи с тэгом "750 слов" не добавляются в ленты друзей и RSS, потому что они пишутся не для друзей, а для случайных прохожих. Не хочу никому навязывать свой поток сознания, тем более каждый день в течение нескольких месяцев. Зашли случайно, прочитали - отлично. Не прочитали - еще лучше. Да, я могла бы делать совершенно закрытые ото всех записи. Но мне нужно, чтобы мои слова были труднодоступным лесным ручейком, а не подземным озером. Как-то так.

[reposted post] Что надо знать о деле Ивана Голунова


Фото: Евгений Фельдман для «Медузы»

Кто такой Иван Голунов?
Иван Голунов — специальный корреспондент «Медузы», известный своими громкими антикоррупционными расследованиями. Ему 36 лет, он живёт и работает в Москве. Вот несколько последних самых резонансных его текстов:

Как семья вице-мэра Москвы Петра Бирюкова заработала миллиарды и купила на них особняки и квартиры
Москве надо избавиться от шести миллионов тонн мусора. В какие регионы его будут свозить и кто этим займется
За пять лет «черные кредиторы» отобрали больше 500 квартир у должников в Москве и окрестностях. Как устроен этот бизнес
Как чиновники, силовики и бандиты делят похоронный рынок — и при чем тут Тесак
Как близкие Вячеслава Володина благоустраивают села, зарабатывают на майонезе и становятся святыми

Когда и как его задержали?
Голунова задержали днём 6 июня, примерно в 14:40. Он шёл на встречу с журналистом Ильей Васюниным, когда сзади к нему подбежали два молодых человека в гражданской одежде. Они сообщили Голунову, что он задержан, надели на него наручники, посадили в машину и повезли в отделение.

В отделении Голунов требовал, чтобы ему дали связаться с адвокатом и родственниками, но силовики ответили, что адвокат ему на данном этапе не требуется. После этого начался досмотр. Полицейские довольно быстро нашли в рюкзаке журналиста прямоугольный пакет с каким-то разноцветным веществом. Позже химическая судебная экспертиза установила, что это был мефедрон.

Голунов продолжал настаивать на вызове адвоката, По его словам, он схватился за стул, а полицейские начали тянуть его за руки, после чего они упали на пол. В этот момент Голунов ударился головой о ступеньку. Но ему не дали встать, а вместо этого потащили по полу, начали пинать ногами в грудь и ударили кулаком в лицо.

Около 4 часов утра следующего дня полицейские связались с подругой Голунова, журналисткой «Би-би-си» Светланой Рейтер, и предложил ей поискать адвоката. До этого момента никто даже не подозревал, что Голунов находится в полиции.
Читать дальше...Свернуть )

[reposted post] Нищая, жуткая, жалкая

Жуткий какой текст. Прочел у Андрея Мовчана в ФБ. Единственное, что отмечу по профессиональной своей теме: ЗА ЧТО "взяли" героиню расказа? За малейшую попытку проявить ЭМПАТИЮ. Эмпатия - чувство, которое совок выжигал каленым железом. В итоге и получаются совки (мы их увидим в комментах).

"Евгений Грин пишет мне вопрос в комментариях:

"Андрей, у меня был в голове совершенно другой комментарий, потом я прочитал про сталина. И возник вопрос. Сталин кроме поругания и забвения больше ничего не заслуживает? Его можно рассматривать только как кровавого тирана и экономические, индустриальные вопросы не важны?"

Евгений, сразу прошу прощения за эмоции, я уважаю Вас и Ваш вопрос. Но уж больно он страшный.

Итак, Евгений, любитель частных самолетов и гоночных машин, судя по заставке в ФБ, носитель длинных волос и любитель публичных выступлений судя по фотографии. Рассказываю:

Вы уже десяток лет, после голодного студенчества, когда одну шинель вам приходилось носить пять зим, а ботинки (тоже одни) вам латал знакомый сапожник "за так", работаете инженером в КБ в Москве. На дворе расцвет СССР, Вы недавно смогли с женой и дочкой переехать из холодного угла избы ее родителей в районе нынешней ул Свободы в отдельную комнату 9 кв.м. в доме-малоэтажке на Соколе (правда у вас на 18 комнат один туалет и кран, из которого течет ржавая холодная вода, но по сравнению с промерзающим углом это - роскошь). Жена работает учителем в школе, дочь - в яслях (вам повезло), двух зарплат с шестидневной работы вам хватает на скромную еду и типовую одежду, иногда к празднику вы можете даже подарить что-то жене - например "вечную" ручку. Жену вы любите и балуете - она молодая (родилась в канун революции), уже "новый человек", нежная и добрая. Зря вы ее балуете - не знает она, что можно, а что нельзя. Лучше бы били, как большинство ваших бывших соседей по деревне ее родителей! Как то в школе на педсовете, на разборе, почему не все учителя в достаточной степени доносят до классов справедливость и своевременность расправы с предателями и изменниками, она не только не выступает с сообщением о всеобщей радости, но даже тихо говорит своей многолетней подруге и коллеге: "как этому вообще можно радоваться - какие бы они ни были - они же люди!". Говорит она это тихо, но доносов будет написано целых три, один - от подруги. Жену вашу возьмут через неделю, в час ночи. Будут спокойны и вежливы, вы на два голоса будете кричать, что это ошибка, и они будут уверять - конечно ошибка, но у нас приказ, мы довезем до места, там разберутся и сразу отпустят. Утром вы начнете пытаться выяснять, а ваши друзья, на вопрос, как выяснить, будут уходить от разговора - и сразу от вас, при следующей встрече вас просто не замечая. Наконец вы дорветесь до нужного кабинета, но вместо ответов вам начнут задавать вопросы и покажут признательные показания - ваша жена была членом троцкистской группы, связанной с японской разведкой. Цель - развращать школьников и опорочивать советскую власть. На листе с показаниями будет ее подпись - дрожащая и слабая, в углу две капли крови. От вас будут требовать дать косвенные улики - "не могла же она не говорить с вами на эти темы? С кем из подозрительных лиц она встречалась?" Вы будете кричать "Этого не может быть, я знаю ее! Это провокация контрреволюционеров! Я буду жаловаться вплоть до товарища Сталина" "Ну хорошо, - скажут вам. - Вы сами решаете, помогать органам, или нет. Идите". Впрочем, возможно, что вид крови вызовет у вас приступ тошноты, к голове прильет, станет жарко, руки похолодеют и начнут мелко дрожать, а в груди появится мерзкое чувство тоски. Вы сгорбитесь и неожиданно услышите свой голос, говорящий "Да, да, да, конечно, теперь я понимаю, да, она говорила мне не раз, но я думал что это она - от доброты, но я, знаете ли, я всегда ей твердо говорил..." "Пишите" - подвинет вам карандаш "начальник". И вы напишете. Но это неважно, потому что в обоих случаях за вами прийдут через 4 дня - 4 дня, в течение которых вас не будут замечать коллеги и знакомые, и даже родители жены не пустят вас на порог. Вы пройдете все стадии - возмущения и страха; после первых побоев - ужаса и возмущения; когда вы усвоите, что бить вас будут дважды в день - в камере "по-народному", отбивая почки, ломая нос и разбивая лицо, а на допросе - "по-советски", выбивая печень, разрывая диафрагму, ломая пальцы, раздавливая половые органы - вы сживетесь с ужасом, и никаких других чувств у вас больше не будет. Вы даже не будете помнить, что у вас была дочь (и где она?) и жена.
Читать дальше...Свернуть )

287

Сегодня мне нужно было собирать чемоданы, потому что завтра у нас самолет в Крым. Точнее, два самолета - до Москвы и из Москвы. Но я ухитрилась сломать мизинец на левой ноге об выступ кровати, потому что накануне не выспалась и слишком устала, да еще и выпила таблетку Адекса вдобавок ко всем моим таблеткам. Как так получилось, я кажется догадываюсь.
В субботу мы покатались на велосипедах. Случайно заехали в Бней Брак, в шаббат там не ездят машины вообще, хотя на соседней улице Рамат Гана вполне себе такое субботнее автомобильное движение. Я стесняюсь, честно говоря, ездить там без особой необходимости, потому что мы своим активным видом вторгаемся в благочестивое пространство верующих людей. Но зато я не волновалась по поводу автомобилей. Потом мы вернулись в наш район, объехали его по периметру, как обычно. Всего проехали аж пять километров двести метров. Настроены в следующий раз, уже после возвращения из Крыма, поехать на машине с велосипедами в парк, и там уже как следует покататься. Чувство равновесия и уверенность в управлении велосипедом ко мне полностью вернулось, а сила мышц и выносливость - дело наживное.
В воскресенье я побегала на тренажере, двадцать семь минут, под какую-то лекцию. Очень мне понравилось бегать именно под лекции, а не под сериал. Все-таки с лекциями узнаешь что-то новое или интересное, а сериалы - так, одно расстройство, как с Игрой престолов.
Уже и не знаю, смотреть мне его или нет, потому что более миллиона людей подписались под петицией с требованием переснять восьмой сезон. Думаю, что это не предел, потому что многие, как и я, ждали окончания сезона, чтобы посмотреть его целиком. Но вряд ли его переснимут - так никто не делает. Ну и Марк, который уже посмотрел пять серий, говорит, что если я не хочу портить себе впечатление от сериала, то лучше не смотреть восьмой сезон вообще, лучше придумать окончание всей истории самостоятельно. Я тут же решила, что Джейми Ланистер женится на Брианне, Серсея погибнет в руках Горы в страшных мучениях, Джон Сноу и Дейенерис станут править Семью королевствами, Санса и Бран останутся в Винтерфелле, Арья присоединится к Джону и Дейенерис и станет командовать королевской стражей, Тирион останется Десницей при дворе, а короля Ночи они как-нибудь победят общими усилиями. При этом я полагаю, что на самом деле большая часть из них в сериале погибнут, но мне плевать.
Вчера мы ездили за продуктами, а перед этим ходили в мой банк, потому что мне пришло сообщение, что там меня ждет новая карточка. Но увы, карточка еще не пришла, я получу ее уже после приезда. Еще мы меняли деньги, потому что в Крыму, возможно, до сих пор не работает Мастер Кард и Виза. Мы долго ходили и у меня страшно разболелись ноги. И я ничего лучше не придумала, как выпить Адекс, после которого прошлой осенью мне было очень плохо. Правда тогда я его сочетала с первым приемом Симбальты и ухитрилась серьезно отравиться. Но я обо всем этом благополучно забыла, конечно. Да и ноги ныли, как будто я пробежала марафон.
Перед продуктами завезли корм Олегу, который присматривает за уличными котиками. Я с радостью увидела, что все мои "кустарные" котики живы и здоровы. Три рыжих, две черных и пятнистая пушистая мамаша, явная близкая родственница нашему Райзу. Тот рыженький худенький котеночек с плохим глазиком, насчет которого я долго переживала, живет и здравствует. И его брат и сёстры тоже. И тот рыжий с когда-то поломанными лапками тоже Я очень удивилась. Но у них в кустах такое надежное укрытие. И Олег насыпает им корм два раза в день, без выходных. Я была так рада, но одновременно я почувствовала, что скучаю по ним. А еще скучаю по своей заботе и по тревоге по поводу их маленького мирка. Я чуть не заплакала.
Потом мы ехали в супер и смотрели инаугурационную речь Зеленского, нового президента Украины. И я чуть не заплакала второй раз, потому что я, черт побери, очень хотела бы быть гражданкой страны, у которой такой президент. Возможно я восстановлю свое украинское гражданство, потому что я очень скучаю по Украине и украинскому языку. Хотя я и не думаю на нем, но я понимаю каждое слово. Когда-то мне даже требовалось усилие, чтобы понять, на каком языке я сейчас смотрю фильм.
Заснула я как обычно, единственное, что накануне я спала только три часа, потому что увлеклась ютубными роликами. Меня просто затянуло, бывает. И когда я проснулась, для того, чтобы сходить в туалет, я почувствовала себя очень сонной, даже слишком сонной. Возвращаясь из туалет, буквально спя на ходу, я врезалась мизинцем в выступ кровати. Повалившись на эту же кровать, я несколько минут приходила в себя. Сон как рукой, увы, не сняло. Я винила в этом Адекс и свой недосып. Хорошо, что догадалась достать лед из холодильника и приложить к ноге. Естественно, сборы чемоданов растянулись уж до самой ночи, потому что я вспомнила, что у нас есть спрей от боли только после ужина. Он помог, но все равно мне больно ходить. Я лейкопластырем приклеила мизинец к соседнему пальцу, потому что прочитала об этом в интернете. В больницу мы не поехали, как-то не хочется провести восемь часов в миюне вместо сборов и сна. Вся обувь кроме шлепок теперь для меня слишком тесная. А завтра нам лететь почти двенадцать часов с пересадкой. Вот такие забавные приключения ждут каждого, кто будет мало спать и принимать неподходящее лекарство.

287

Три предыдущих дня я бегала на тренажере каждый день по двадцать семь минут. В первый день мне было очень тяжело, я даже удивилась. Поставила скорость на двойку, хотя нагрузка начинается с тройки - Рома ремонтировал ручку переключения скорости и что-то там не дотянул, боясь испортить. Так что тройка теперь - это как раньше единица, ну а двойка - как ноль. На следующий день бегать ужасно не хотелось, вот просто совсем. Хотелось лечь и не двигаться. Было тяжело дышать, хотя вроде хамсина не наблюдалось. Но я себя заставила. Начала с двойки, затем переключилась на тройку и так закончила. Ничего со мной не случилось. Ну а вчера я уже бежала вполне резво на тройке, под творческий вечер Невзорова на ютьюбе. И мне даже нравилось. Из всего этого я могу сделать вывод, что бегать на тренажере лучше каждый день, во-первых втягиваешься, а во-вторых, сил прибавляется. Хотя, конечно, их прибавляется не так, как до химиотерапии. Если раньше я за месяц могла привести себя в хорошую физическую форму, то теперь мне на это нужно полгода. И писать по семьсот пятьдесят слов тоже лучше каждый день, да.
Сегодня побегать не получилось. Были в гостях у родителей всей семьей. Рома опять завез меня, а потом поехал за Катей с Женей, младенцем Васей и Алиской. Алиска приехала из Барселоны, полная впечатлений и подарков. Ей не терпелось обо всем рассказать, что она и начала делать прямо за ужином. Мы с Катей сделали по салату, мама сварила щи, как обычно, и сделала картофельные чипсы в духовке. Папа подключил Алискину флешку и мы начали просмотр фотографий. Это было интересно. Алиска говорила не переставая, даже посадила голос в конце концов. Она была в доме-музее Сальвадора Дали, в музее Пикассо и на экскурсии по основным архитектурным шедеврам Гауди. Фотографии великих произведений мелькали одно за другим. Я как будто смотрела на них алискиными глазами, получалось даже интереснее, чем я могла ожидать. Алискины впечатления накладывались на мое собственное восприятие, переплетались с ним, и произведения раскрывались более полно, чем если бы я смотрела на них в одиночестве и без алискиных комментариев. Я даже узнала много интересных деталей, о которых ранее даже не подозревала, хотя интересовалась ранее творчеством и Дали, и Пикассо, и, тем более, Гауди. Обязательно побываю в Барселоне и посмотрю на все своими глазами.
На середине просмотра пришла Анжелка с Нафталином. Прежде всего она схватила младенца Васю и начал его трясти, тормошить и петь ему песенки, как будто ему было не чуть больше месяца, а по крайней мере полгода. Младенец Вася, естественно, разорался и начал искать успокоительную грудь. Анжелка ему ее дать не могла, по понятным причинам, пришлось Кате прервать просмотр и пойти в спальню кормить своего сыночка. Анжелка пошла сначала за Катей, но затем вернулась с предложением завести дома у Алиски телевизор для того, чтобы Катя с Женей смотрели израильское телевиденье, в том числе и конкурс Евровидения, который как раз проходит сейчас. Алиска наотрез отказалась, потому что, во-первых, Катя с Женей скоро уезжают, а во-вторых - в комнатушке у Кати с Женей нет места еще и для телевизора, а в салоне стоит стол работающего дома Ника, ему там телевизор вообще ни к чему. Интересно, что предложение оплатить подключение к кабельному телевидению самой, Анжелка пропустила мимо ушей, как будто оно и вовсе не прозвучало.
Хотя мне очень хотелось взять младенца Васю на руки, я все-таки воздержалась. Катя с Женей уедут и увезут его на неизвестно долгий срок. Я не хочу рыдать по нему, хотя, кажется, так и будет. Когда я в машине сочиняла речь для Кати, почему я не хочу брать малыша на руки, у меня на глаза навернулись слезы, абсолютно неожиданно для меня. Потому что полгода ждать его рождения, покупать разные вещи для него, радоваться его появлению, представлять, как его будет радовать та или иная игрушка, планировать читать ему сказки и петь колыбельные, а потом вдруг понять, что всего этого не будет, во всяком случае в обозримом будущем - это настоящая трагедия для меня. Да, он будет продолжать жить и развиваться где-то там, далеко, но это совершенно не утешает. И даже регулярно присылаемые Катей фотографии на Ватсап уже сейчас, пока они еще здесь, выглядят как издевательство. Она не со зла, конечно. Надеюсь, что не со зла.
А вот к списку проступков Жени добавился еще один: это человек, который спойлерит событиями и фактами сериала, который ты еще не посмотрел. Это жестоко, в общем-то. Проговорилась сегодня, что еще не смотрела последний сезон "Игры престолов", жду последней серии, чтобы посмотреть все скопом, как из Жени сразу же вывалилась фраза насчет Джона Сноу и Дейенерис. Ненавижу таких людей.
Когда просмотр фотографий начал подходить к концу, Алиска начала дарить привезенные из Барселоны подарки. Анжелке она подарила красивую кружку, которую та сразу же попыталась передарить маме. Но папа сказал, что так не делают, так что Анжелке со вздохом пришлось ее принять, как будто она делает всем одолжение. Полагаю, что так она мстила Алиске за отказ проводить кабельное в квартиру, с которой она съезжает через два месяца. Родителям она подарила кучу магнитиков, несколько баночек испанского меда и огромную крафтовую шоколадку. Маме еще достался веер. Нам с Ромой тоже достались магнитики и шоколадка, а еще футболки и резиновые браслетики. Самым главным подарком мне оказался еще один веер, я радовалась ему больше всего, потому что его можно разворачивать, сворачивать, и махать им. Анжелке еще достались духи и тоже магнитики. А для Белки она передала два завернутых в бумагу подарка. Анжелка и тут не промолчала, сказала, что Белка ненавидит подарки. Господи, ну кто может ненавидеть подарки в принципе? Я вот, например, обожаю разные сувенирные мелочи. Кате с Женей Алиска вручила все подарки сразу по приезду, так они наблюдали за радостью остальных и недовольством некоторых.
Нам с Ромой тоже скоро предстоит поездка. И закупка новых сувениров, полагаю. А родители с Анжелкой на это время едут на Мертвое море. Ну, хоть опять не в Турцию.

Метки:

286

Мы с Ромой выяснили сегодня, что Алиска думает по поводу Катиного отъезда, когда ехали за продуктами и, одновременно, разговаривали с ней по громкой связи. Оказывается, Катя на всех нас страшно обижена за то, что мы ей не помогаем. То есть не нянчимся с внуком и не готовим ей еду, чтобы она в это время как следует отдохнула и выспалась. Это выяснилось в процессе их разговора на тему ее внезапного желания вернуться домой. Еще она сказала, что ей тут совсем не нравится, что она скучает по привычной обстановке и по своим друзьям. Алиска начала ей говорить, что они же живут в ее квартире и едят ее продукты, это ее помощь, на что Катя ответила, что они готовы ей все вернуть до последней копейки. Может быть они и нам готовы вернуть деньги за все, что я купила для малыша в своем безумном порыве? Я как раз вчера прикинула, сколько мы потратили на пеленки, одежду, игрушки, соски и бутылочки. Оказалось чуть меньше трех тысяч. Этот не такие большие деньги, но и не маленькие. Но я делала это не ради возмещения, а для нового члена нашей семьи. Я бы даже и не считала эти деньги, если бы не настойчивое желание Кати и Жени вернуться домой - мне стало интересно, во что нам обошлось обеспечение младенца Васи и его мамы всем необходимым. А я действительно как сумасшедшая скупала все, что может понадобиться. Пока что пригодилось почти все, что предназначалось для новорожденного и чуть старше. Потом, конечно, пойдут в ход все игрушки и разные штуки, предназначенные для развития младенческих органов чувств и мозга. Катя же палец о палец не ударила, они даже подаренные мамой Жени пеленки и распашонки не постирали заранее. Когда я перед родами хотела показать Кате то, что я купила, она отказывалась, ссылаясь на страх. Что ж, очень удобная позиция - делать вид, что проблемы на существует, пока она не явит себя во всей красе в роддоме. А дальше как она предполагала себя вести? Завернуть новорожденного в старую футболку и положить рядом с собой? Кстати, они на самом деле кладут младенца Васю рядом с собой в то гнездо, которое я им купила, потому что им - внимание - ночью лень вставать к кроватке. Впрочем, я ничего не имею против совместного сна младенца и матери.
Алиска тоже расстроена их предполагаемым отъездом. Но она уже как будто смирилась, ведь нельзя сделать людей счастливыми против их воли.
Зато Рома не смирился. Он сегодня устроил Жене с Катей настоящий разнос. Сказал, что он отлично понимает их чувства, потому что был в точно такой же ситуации переезда в другую страну. Мало того, все, кого он знает, были в этой же ситуации: Анжелка, родители, я с Марком, Алиска, Нелка, и еще сотня-другая людей. Потому что Израиль - это страна эмигрантов. И Америка, и Канада, и Австралия с Новой Зеландией - тоже страны эмигрантов. И все, кто туда приезжали, какое-то время чувствовали тоску по дому и ненависть к новому месту жительства. Но им некуда было возвращаться, они постепенно обживались, привыкали и начинали любить новую родину. В случае с Катей и Женей они еще даже не попытались хоть как-то обжиться, а для того, чтобы привыкнуть все-таки нужно времени чуть больше, чем три месяца.
Рома также отметил тот факт, что обычно у людей возникает стресс при переезде в другую страну. И после рождения ребенка тоже возникает стресс. Так что Катя с Женей теперь получают усиленный стресс, стресс в квадрате. И все потому, что они не подумали об этом заранее - как они будут привыкать к новой стране и учиться, одновременно занимаясь новорожденным ребенком. Но это уже свершившийся факт, с этим ничего не поделаешь. Поэтому надо понять, что их чувства вызваны не страной, не окружением, а условиями, в которых они находятся.
Рома рассказал им, что все вокруг стремятся им помогать, но только они выбрали жизнь в одной комнате вместо собственной квартиры рядом с нами. Алиска целыми днями работает, зато я целыми днями дома. Если они переедут хотя бы во временное жилье рядом с нами, которое сдают люди, уезжающие в более прохладные края, то я смогу полдня заниматься младенцем Васей, без того, чтобы тратить все силы на дорогу до них и обратно.
Также Рома доходчиво объяснил им, что значит пытаться на самом деле, и что значит - жить в другой стране. Он сказал, что пока что они даже не попытались устроиться здесь, потому что три месяца - это срок длинного отпуска, а не настоящей жизни. Как будто они просто приехали к родственникам в Израиль погулять по парку в Раанане да по пляжу в Апполонии, а в это время случайно родили ребеночка. Жить - это значит снимать квартиру, ходить на работу, зарабатывать деньги, тратить их на продукты и развлечения. Только после года реальной жизни здесь можно честно ответить на вопрос, нравится им здесь, или нет. А пока это все сплошные эмоции, вызванные стрессом.
И да, он несколько раз повторил им, что они будут настоящими слабаками, если сдадутся прямо сейчас, вместо того, чтобы следовать плану, который предлагают им более опытные окружающие и сама жизнь: снять квартиру, закончить ульпан, начать работу с профессором в университете по его теме, и тогда, если это все действительно не будет получаться, если им на самом деле будет это все не нравится, купить билет и с чистым сердцем вернуться в свою деревню. Навсегда.

Метки:

285

Кажется, воплощаются наши худшие ожидания: Катя с Женей действительно намереваются покинуть Израиль как только получат загранпаспорт для младенца Васи.
Между тем младенцу Васе исполнился месяц. Его глаза больше не разбегаются в разные стороны, а вполне способны на несколько секунд сфокусироваться на объекте. Он значительно подрос и потолстел, и кожа его перестала быть красной как у индейца. Теперь он будет расти и расти, но мы этого, боюсь, уже не увидим.
Мы с Ромой очень расстроены. Два года мы ждали, когда же Катя сначала выйдет замуж, потом подождет год, чтобы муж Женя получил гражданство сразу по приезду, и, наконец, переедет к нам жить вместе с мужем. У нас столько вещей накопилось для них, для их жизни здесь. Какие-то кастрюльки и сковородки, миксер и сушилка для одежды, одеяло и куча одежды. В основном все это новое, в коробках и целлофане, но что-то специально не выбрасывалось, а оставлялось на всякий случай, "вдруг им пригодится". Папа перебрал и смазал для Кати найденную на улице швейную машинку, чтобы ей было на чем шить. Нафталин принес новое детское автокресло. Анжелка забрала у кого-то автолюльку, а Белка притащила подержанную коляску. Мы не выбросили наш диван, хотя давно порывались, потому что "вдруг Кате с Женей понадобится". Рома хотел преподнести им в подарок электропианино с большими клавишами, тяжеленное, но великолепное. Еще он сделал для них колонки и усилитель. Я полностью подготовилась к рождению нового члена нашей семьи - в отличие от Кати, которая не купила заранее ни одной вещи. Да и потом она ничего не купила, ей было не до этого. Алиска предоставила им комнату в своей квартире и какое-то время кормила их, потому что Катя с Женей были как желторотые птенцы, без денег и карточек. Она и Анжелка ходили с ними по разным государственным конторам, регистрируя их там, чтобы сделать их полноценными гражданами. Рома нашел Жене работу на полдня с бесплатной машиной, надо было только платить за бензин. То есть мы многое для них сделали, мы их по-настоящему ждали. А они, глядя на все это, говорят, что на родине им будет лучше, потому что там - перспективы. У Жени зарплата будет двести тысяч рублей, и Катя обязательно устроится на работу с такой же зарплатой, ей уже предлагали. И они ух как заживут. Это же чудесно, потому что тогда Роме не придется посылать им по сто пятьдесят-двести долларов каждый месяц, чтобы им было на что купить покушать.
Мы пытались сегодня объяснить им, что Катины бабушка с дедушкой уже в таком возрасте, когда каждый следующий год может оказаться последним. Что Алиска запросто может рвануть в Канаду, а Анжелка с Нафтали - в Америку, вслед за Белкой и ее художественной карьерой. И мы тоже можем уехать вслед за Алиской. И никто не будет их ждать тут через три года или через пять лет, когда они решат, что Израиль не так уж и плох, с его вечным летом и полной социальной и медицинской защищенностью.
Между тем позавчера мы отметили День Независимости традиционным шашлыком. Готовила все я, как обычно, а сюрпризом оказалось, что Женя тоже умеет держать в руках щипцы и переворачивать куриные крылышки на решетке. Его помощь оказалась очень кстати, и жаль, что они все равно уедут. Обрезанное дерево на участке перед родительской квартирой расцвело с новой силой. Все время поражаюсь его живучести: каждый год его обрезают чуть ли не до ствола, чтобы не мешало проводам и соседям, а оно все равно выбрасывает новые ветки и листья, и укрывает наш небольшой садик плотной тенью. Я купила скатерть в красно-белую клетку, сделала овощной салат с авокадо, мы принесли пиво и колу, мама сделала салат с крабовыми палочками. Крылышки я замариновала в майонезе со специями, для Ромы и всех, кто захочет попробовать, завернула в фольгу три кусочка семги и прямо так положила на решетку над раскаленными углями. Все объелись, как обычно, я то уж точно. Было так приятно сидеть в кругу семьи. Анжелки вот только не было, она ушла на шашлыки к друзьям, да Алиски, та вовсю слала нам фотографии работ Пикассо и Дали из своей Барселоны.
А вчера мы с Ромой прокатились на велосипедах. Дистанция была чуть длиннее, четыре с половиной километра. Я чувствовала себя гораздо увереннее, чем пять дней назад, уже не останавливалась, чтобы пропустить машину, и руки не сводило судорогой. Еще пару раз и я буду готова для прогулки в десять километров. Хотя я страшно устала и после четырех километров. Настолько, что долго не могла заснуть от тянущей боли в ногах.
Марк говорит, что Катя с Женей слабаки, потому что бросают жизнь тут в самом начале, и дураки, потому что не прислушиваются к советам старших. Но я ему быстренько напомнила, кто тут тоже редко прислушивается к советам. Он принял критику с достоинством. Марк вообще сильно повзрослел за последние пару лет. Еще он все время предлагает свои объятия, если у меня грустное лицо, естественно на английском языке. И стабильно моет пол во всей квартире раз в неделю-полторы. Рома забыл уже, как держать моющий пылесос в руках, а тот и вовсе покрылся пылью в своем углу.
Только котики никуда не уезжают, не взрослеют и не расстраиваются. Они такие вечные дети, всегда всем довольны, надо только кормить их вовремя и гладить время от времени. Не брать ли нам с них пример?

284

Анжелка вчера позвонила, сказала, что папа сошел с ума. Дело в том, что когда они возили Катю с Женей по каким-то их делам, папа в машине начал говорить о том, как плохо жить в Израиле: что правительство возглавляет набитый дурак, что людям без связей тут пробиться на хорошие должности сложно, и что все нормальные люди уезжают в Канаду и живут там припеваючи. И все в таком же духе на протяжении получаса. Анжелка сказала, что она с ужасом слушала все папины речи и не знала, как прекратить поток его "красноречия". На фоне всех наших попыток доказать Кате и Жене, в основном, конечно, Жене, что жизнь в Израиле представляет собой настоящий рай, папина речь выглядела самым настоящим провалом. Анжелка попросила нас по возможности сообщить Кате с Женей, что папа уже старенький и что у него наступил маразм. Хотя какой маразм, если папа без ошибок делает расчет траектории снаряда на тетрадном листке в клеточку? Но мы согласились.
Я думаю, что папа просто обиделся на Катю с Женей после их сообщения об отъезде. Он ждал их, по-настоящему, он хранил в своем сарайчике новое автокресло для малыша после года и детский стульчик для кормления. Он был рад приезду Кати, был рад рождению малыша. Естественно он расстроился, как и все мы, когда узнал, что они не собираются задержаться тут хотя бы на год. И все его негативные эмоции обрушились на неповинный Израиль, хотя должны были быть направлены на нерадивых внуков.
Эта нерадивая парочка как раз была сегодня у нас в гостях по поводу Дня Независимости. Я решила, что обязательно посмотрю салют в этом году в центре нашего города, договорилась с Ромой, а он сказал, что так как Алиска уехала в Барселону, надо обязательно позвать Катю с Женей, им же скучно. И что их предполагаемый отъезд не должен влиять на наше к ним отношение. Я согласна, что они взрослые, самостоятельные люди (с некоторыми оговорками), они даже уже своего ребенка родили, и что они не обязаны поступать так, как хочется нам. Поэтому я сварила большую кастрюлю супа, а Рома съездил за ними. И мы даже успели к салюту! Хотя вышли за десять минут до начала и всю дорогу бежали. Рома толкал коляску с младенцем Васей, я едва успевала за ним, Катя с Женей не отставали. В центре все огородили решетками и пропускали только после досмотра сумок. Мы прибежали ко входу без двух минут девять, после входа было свободное пространство и мы остановились, не зная, куда двигаться дальше. И тут начался салют, прямо перед нами. Мы как-то удачно встали напротив дома, на котором разместили ракеты, и между нами была только пустующая в честь праздника стоянка, людей на нее не пропускали. Так что я видела почти каждый запуск. Было очень громко, и Катя волновалась, как бы младенец Вася не проснулся. Но он только недовольно морщился и начинал усиленно сосать пустышку. Первый салют в своей жизни он перенес прекрасно, я считаю.
После этого мы прогулялись к столпотворению вокруг большой сцены, на которой певцы честно исполняли свой долг, более-менее правильно выводя мелодии известных всем песен. Отпустив Катю с Женей прогуляться, мы остались нянчить младенца Васю. Я в какой-то момент поймала себя на мысли, что люди вокруг могут подумать, что это наш с Ромой малыш. Мне было очень приятно держать младенца Васю на руках. Я ни в коем случае не собираюсь претендовать на чужого ребенка, но если бы мне время от времени давали возможность вот так вот укачивать его, заботиться о нем, видеть, как он растет у нас на глазах...
Катя с Женей вернулись со сладкой ватой и поп-корном. Я была удивлена. Они тратят деньги на развлечения? А после этого, когда мы уже решили вернуться домой, я увидела торговца с сияющими огоньками шариками на палочке и захотела себе один. У Ромы не оказалось денег, и тогда Женя купил мне его. Я была самым счастливым взрослым ребенком в тот момент. Я гордо несла свой праздничный трофей, переключая огоньки в разные режимы. Мне казалось, что все смотрят на мой шарик и страшно завидуют - такое детское чувство превосходства мне давно не приходилось испытывать. Наверное праздники существуют для того, чтобы мы могли опять почувствовать себя детьми, хотя бы на один вечер.
Дома мы накормили сначала Катю с Женей супом, а потом Катя покормила младенца Васю. И мы отвезли их домой, пообещав заехать завтра и отвезти их к родителям на традиционные шашлыки.
Мы с Анжелкой придумали одну авантюру: ее клиентка зарабатывает на жизнь тем, что ставит голос людям, решившим попытать удачу на разных певческих конкурсах. У Кати прекрасные певческие данные, может быть если удастся записать ее на какой-нибудь конкурс, она останется хотя бы на время? А Женя пусть занимается на родине своим резиновым предприятием, всё равно, как все единодушно уверены, у него ничего не получится. Катя уже отослала этой даме две записи, сделанные просто на телефон, чтобы та оценила, с чем ей придется работать. Теперь надо дождаться их встречи и дальше уже действовать по обстоятельствам. Скрещу пальцы на всякий случай.

283

Вчера я наконец-то прокатилась на велосипеде. Год назад я уже делала попытку, в начале апреля. Тогда мы проехали четыре километра, дул холодный ветер, а мы были очень легко одеты, потому что я понадеялась на жаркое солнце. После этого мы больше не катались, потому что вскоре у меня начали сильно болеть суставы. А вчера погода была очень даже благоприятной: было совсем не жарко, но и ветра тоже не было. Рома вынес наши велосипеды, предварительно накачав шины. Я с некоторым трудом перекинула ногу через раму, даже удивилась этому - раньше это давалось мне очень легко. Мы поехали вниз по улице, и я во второй раз удивилась - своей неуверенности, руки как будто забыли, как держать руль, а ноги - как крутить педали. Но я ехала вперед, равновесие никуда, слава богам, не исчезло, глаза привычно сканировали дорогу на предмет выбоин или камешков. Мне было тяжело было держаться на велосипеде, тяжело крутить педали. Тяжело поворачивать и вообще как-то управлять моим когда-то любимым транспортным средством. Также меня ждал сюрприз, когда я попыталась слезть с велосипеда: нога отказалась подниматься выше седла, пришлось наклонить велосипед вбок, только тогда я смогла перекинуть ногу.
Мы заехали в соседний райончик, благодаря шаббату там было довольно пустынно. Но если я видела едущую навстречу редкую машину, то предпочитала остановиться и пропустить ее. После этого мы еще объехали по периметру наш район. К середине поездки мою правую ногу начало сводить чем-то вроде судороги, затем то же случилось и с правой кистью. Это было не то чтобы больно, больше неприятно. Я упорно крутила педали и вскоре мы вернулись к дому. Всего проехали чуть больше трех километров.
Все это было очень плохо. Оказывается, я превратилась в развалину. Мои суставы совсем закостенели, мои мышцы больше не тянутся, пальцы с трудом сжимают руль, а главное - я чувствую себя очень неуверенно на велосипеде. Хотя раньше я словно летела над дорогой, сливаясь с велосипедом в единый механизм. Не представляю, как мне вернуть прежнюю форму, и возможно ли это в принципе?
А вечером мы поехали к родителям. Хотя сначала я не собиралась, но потому подумала, что лучше Рому одного не отпускать, вдруг он наговорит Жене лишнего. Алиска собирала чемоданы в свою Барселону, поэтому осталась дома, так что Катя с Женей и младенцем Васей без проблем поместились в нашу машину.
Мы поужинали, Катя с Женей сделали салат, я принесла хумус, который очень даже неплохо сочетался с мацой, оставшейся с Песаха, мама разогрела вчерашний суп. Пришла Анжелка, начала хлопотать над младенцем Васей, который страдал коликами. Я решила, что постараюсь не брать его на руки без особой необходимости: теперь мне нужно привыкать жить без него. Анжелка попыталась поговорить с Катей и Женей насчет того, чтобы остаться и попробовать пожить здесь хотя бы год, а потом уже решать, нравится им здесь, или нет. Но, кажется, они уже все решили. На все Анжелкины доводы, что в Израиле жить лучше, Женя однообразно отвечал, что у них сейчас все точно также, в том числе и с дорогами, и с медициной, и с продуктами, и с возможностями. Анжелка постепенно теряла все свои аргументы, понимая, что проще убедить солнце не вставать на рассвете, чем Женю задержаться здесь на год-другой. Я не выдержала и сказала, что Женя с Катей, очевидно, живут в прекрасной стране розовых пони, потому что не желают видеть очевидных недостатков их жизни на родине. И что лучше оставить их с этим.
Я попыталась поговорить с Катей отдельно, сказала ей, что надеялась, что они вольются в нашу семью здесь. На что Катя ответила мне, что у нее там тоже семья. Я не нашла, что возразить. Тут вошел Женя и дальнейшего разговора не получилось.
Когда мы уже завезли их домой, я отдала им часть вещей для младенца, которые мы купили зимой на распродаже в Икее - развивающее одеяло и развивающий коврик. И еще сумку с остальными игрушками. Боже, я столько накупила всего на радостях, что в нашей большой семье, в которой все уже давно взрослые, а некоторые даже очень взрослые, появиться новый маленький человечек! Теперь Кате с Женей нужно будет потрудиться, чтобы забрать все это с собой.
Весь вечер у меня на глаза наворачивались слезы. А сегодня я проснулась вся разбитая и в депрессивном настроении. Рома потом сказал, что чувствовал себя примерно также. Как будто у нас отрывают кусок сердца. Мы так надеялись, что они будут жить рядом с нами, мы уже полюбили этого малыша, мы видели себя рядом с ними, мы планировали наше совместное будущее, а теперь нам говорят, что всего этого не будет.
Хорошо, что мне нужно было в аптеку за Лирикой, а то бы я и дальше пребывала в унынии. Рома немного проводил меня и поехал на свою вторую работу на велосипеде. А я после аптеки зашла в русский магазин, купила крабовые палочки и рижский хлеб. Прогулка пошла мне на пользу, потому что я решила положиться на судьбу. Я не могу заставить Катю и Женю остаться против их воли. Значит, еще не пришло время нашего тесного общения с младенцем Васей и вообще с какими-либо младенцами. Может быть нам нужно сделать что-то в своей жизни или со своей жизнью. Вполне вероятно, что помощь Кате с Женей с младенцем отрывала бы нас от нашей самореализации и самоактуализации. Кто знает.
Но это не значит, что я прощу Жене вот это все. Я не доверяла ему с самого начала и оказалась права. Хотя такой сценарий я даже предположить не могла.

Метки:

[reposted post] бог ехал в пяти машинах



Невероятно живуч миф об аскетизме Сталина. О его единственных сапогах и потертой маршальской фуражке. Ничего ему было не надо, лишь бы Родина цвела. И слезы умиления бегут по щеке – вот это был человек! Не то что нынешние зажравшиеся вожди! Упрек к нынешней власти понятен и справедлив. Их демонстративное потребление не является признаком их большого ума. Сталин был хитрее. Но никаким аскетом он не был.

Специально для Сталина были построены три дачи в Москве, десять на Кавказе и четыре в Крыму. Самая известная – Кунцевская (ближняя), в которой вождь прожил двадцать лет. Кстати, личного архитектора Сталина Мирона Мержанова в 1943 году объявили врагом народа и посадили по 58 статье вместе с коллегами и женой. Жена умерла в лагере.

Все дачи были выкрашены в зеленый цвет – Сталин боялся нападения с воздуха. Под некоторыми дачами были вырыты бункеры. Все сталинские дачи охранялись не хуже секретных военных лабораторий. Территорию в 50-100 га обносили несколькими видами ограждений: рядами колючей проволоки, металлическими оградами, шестиметровым забором.

Внешний периметр территории — несколько километров от здания дачи — охраняли подразделения НКВД (позднее МГБ). С воздуха территорию дачи прикрывала ПВО, и районы над ними были закрыты для полетов, а по периметру резиденций располагались зенитные части. За деревянным забором начинался внутренний периметр, который контролировала личная охрана Сталина. Дача, на которую приезжал Сталин, охраняли дополнительно тысячи чекистов.

Кроме охраны на каждой даче работал обслуживающий персонал: горничные, парикмахер, повар, официанты, медсестра, водители, садовники, дворники, токсиколог, который проверял состояние продуктов и готовой пищи перед тем, как ее подавали Сталину, — всего около 50 человек.

Все дачи оборудовались по последнему слову техники. Например, на даче в Абхазии были установлены две фаянсовые ванны, вода в которых не остывала несколько часов – туда подавали морскую воду. Лестницы на дачах были сделаны с низкими ступеньками, чтобы страдавшему приступами ревматизма Сталину было удобно подниматься.

хххСвернуть )

282

Вчера тоже бегала на тренажере двадцать шесть минут. Причем во время готовки: поставила овощи тушиться на малом огне, а сама поскакала вперед к потенциальному хорошему самочувствию. Но если в здоровом состоянии бег на самом деле давал мне силы и энергию, то теперь я бегаю, чтобы кровь разогнать, что называется. Я пока не ощущаю плюсов от своих занятий, впрочем и минусов тоже. Мне просто интересно, наступит ли улучшение моего состояния, или я доведу бег до сорока минут только ради возможности несколько раз в неделю ощущать себя преодолевающей свою лень и инертность, и гордиться этим. Ведь я по-прежнему каждое утро просыпаюсь вся закостеневшая, с болью во всех суставах, и мне нужно какое-то время чтобы расходиться, размяться.
Ездили сегодня к родителям. Причем так как у нас одна машина, а людей слишком много, включая младенца Васю, то Рома сначала завез меня, а потом поехал к Алиске, чтобы забрать ее, Катю, Женю и малыша. Я же в это время занялась протиранием разных сувенирных мелочей на маминых полочках.
Мама нас накормила на славу. Я не представляю, сколько ей пришлось стоять у плиты. Мы на этот раз не сделали салаты. Мне было не из чего, а Кате и Алиске нужна команда, очевидно. Но я надеюсь на День Независимости традиционно заняться приготовлением шашлыков и, тем самым, искупить свою вину.
Рома сегодня вдруг сцепился с Женей насчет победы над Японией во второй мировой войне. Они доспорились до того, что нельзя верить статьям в Википедии - это был Женин аргумент. Потому что, видите ли, статьи в Википедии может править кто угодно, и он лично привел неверную информацию в паре статей, только чтобы посмотреть, прокатит это или нет. Рома на него еще обиделся из-за того, что Женя в какой-то момент начал издевательски поддакивать, а Рома принял это за чистую монету. Неправы, я считаю, были оба.
Я снова долго держала младенца Васю на руках. Он заметно подрос за неделю, стал сильнее и упитаннее. И глазки у него уже не разъезжаются в разные стороны, а более-менее фокусируются на объекте.
Пришла Анжелка, тоже взяла младенца Васю на руки и начала сюсюкать с ним и петь ему песенки. Младенцы - странные существа, они магическим образом заставляют всех вести себя так, как нужно им. Их кормят, одевают, развлекают, все их любят, наперебой просят подержать на ручках, а каждая гримаска вызывает бурю восторга.
В какой-то момент Анжелка начала спрашивать Женю про будущее, а Рома пробурчал вместо него, что они не собираются здесь оставаться. Анжелка пыталась объяснить, что здесь лучше, потому что можно без связей, только за счет своего ума и таланта добиться гораздо большего, чем у него на родине. Но Женя опять начал песню про открытие своего завода, про то, как один его друг купил Ленд Крузер, а другой - получил работу в Швеции. Причем он опять заявил, что не хочет работать, а собирается быть владельцем своего завода, который будет приносить ему деньги. Но, сказала я ему, у тех, кто владеет заводом, обычно работы больше всех, потому что ему, во-первых, надо быть в курсе всего, что происходит, а во-вторых - управлять людьми, деньгами и производственными процессами. Конечно, так будет до тех пор, пока завод не станет приносить столько прибыли, которая позволит нанять управляющего. До тех пор завод обычно отнимает у владельца все время и все силы, то есть работать там придется от рассвета до заката. Женя ответил, что все это он знает, и что под работой он подразумевал общение с заказчиками, которые будут кормить и поить его в ресторанах, а он будет рассказывать о технологических процессах, а это работой считать нельзя, это удовольствие.
И это я еще не стала спрашивать, где Женя собирается брать оборудование и материалы, а также помещение и работников. Может быть это все ему упадет с неба, но насколько я знаю, его родители совсем не богатые люди и даже без связей.
Я так поняла, что они уже все для себя решили, что никакие уговоры не заставят их остаться. Хорошая медицина для них не аргумент, потому что они молодые и здоровые. Деньги, как они считают, можно заработать в любой стране. Помощь родственников по присмотру за малышом они получат и там, и вниманием он не будет обделен, и любовью. Путешествовать они не очень стремятся, Израиля было им вполне достаточно. Перспективы реализовать себя именно в своей профессии не представляют для них никакого интереса - Женя видит себя кандидатом химических наук и владельцем бизнеса, а Катя - многодетной мамой с дипломом биофизика. К тому же здесь надо учить другой язык, привыкать к климату, к чужой ментальности. Ради чего?
Мы с Ромой расстроены. Мы их ждали, мы готовились к их приезду, вся семья готовилась. Мы надеялись, что они вольются в нашу жизнь, станут ее частью. А теперь они разобьют наши сердца тем, что уедут и увезут младенца Васю.

281

Марк хочет сделать выдуманный им магический мир максимально логичным и правильным. Он считает, что если он заранее продумает, на основе чего и как именно действуют заклятия, то ему не придется делать вид, описывая магическое действие, что читатель сам должен догадаться, как действует магия в придуманном кем-то мире. И он приходит ко мне, воодушевленный идеями, и долго пересказывает их для меня, попутно выясняя верибельность каждой. Я вполуха слушаю его, иногда, если идея меня захватывает, то я предлагаю свой вариант, но чаще я просто соглашаюсь с его задумками. Иногда я спрашиваю себя, в кого он такой - отгороженный от реального мира и создающий внутри свою собственную вселенную. Но я сама была такой когда-то - читала без остановки все, что попадалось под руку, пыталась сама придумать и записать.
Лет в пятнадцать, когда я посмотрела фильм про Робин Гуда, я начала придумывать историю, в которой я попадала из некой лаборатории в Шервудский лес и знакомилась с Маленьким Джоном и отцом Туком. Дальше первой главы дело, естественно, не пошло. Даже прочитанное руководство про созданию сочинения на заданную тему не очень помогло - там все было слишком заумно, я не понимала, что мне нужно сделать, чтобы из цепочки "завязка-кульминация-развязка" получить более-менее стройное повествование. Некому было научить меня писать, не было толковых книг, разжевывающих для начинающих писателей все премудрости, поэтому я доходила до всего сама. А теперь, когда можно скачать любое руководство по написанию каких угодно романов, я искренне советую Марку прочитать хотя бы парочку. Он говорит, что делает это, но я сомневаюсь. Еще я советую ему писать без перерыва, каждый день, все, что он видит, о чем он думает, что он делал или собирается, не меньше пятисот слов, потому что все дело в практике, в том, как слова будут выстраиваться и на самом деле отражать все, что человек может придумать. Подобный совет в свое время избавил бы меня от тяжелейшей проблемы косноязычия и недостатка слов для выражения образов, постоянно окружающих меня. Теперь я могу писать длинными связными предложениями, у меня нет проблем с выражением любых мыслей, но весь запал написать книгу целиком, от начала до конца, куда-то ушел. К моему большому сожалению. Иногда, очень редко, во мне начинает расти и развиваться какая-нибудь история. Трое-четверо персонажей, их взаимоотношения, различные перипетии, и в конце - катарсис. До сих пор вижу некоторые выдуманные мной эпизоды так ясно, как будто бы увидела их в кино. Может быть как-нибудь, когда-нибудь...
Зато я начала заниматься украшениями для магазина. Ну, пока это только доска, на которой я размечаю как будут крепиться камни в будущих ожерельях и браслетах. Причем сначала я нашла приличную досочку из слоеной фанеры, из точно таких же Рома сделал все наши музыкальные колонки. Она была такая вся необработанная, с торчащими по краям потенциальными занозами. Я ее быстренько ошкурила, а потом догадалась спросить Рому. Он умерил мой пыл, так как оказалось, что эта доска ему очень нужна - она, и еще одна такая же, идеально подходят для создания передней защитной панели для пары наших колонок. Тогда я нашла какую-то бывшую полочку, валяющуюся среди разного хлама в кладовке. Тут все было гораздо печальнее: ДСП, обклеенное пластиковым шпоном "под дерево". Зато ее можно было пустить в оборот прямо сейчас, и занозы не страшны. Надеюсь, завтра уже приступлю к созданию украшений.
Мне нужен какой-то план, распорядок дня или список целей. Где-то я читала, что это облегчает процесс работы на дому, когда ты делаешь в перерывах домашние дела, тем самым переключаясь на другой процесс, и убиваешь двух зайцев: не устаешь от работы и переделываешь все по дому. Еще там обязательно должен быть пункт для ничегонеделанья, то есть чтения ленты и разглядывания фотографий котиков. Но как раз в этом я настоящий профессионал.
Занималась сегодня своим любимым спортом - ходьбе на эллиптическом тренажере. Вчера я сделала перерыв после четырех дней по двадцать пять минут, а сегодня как-то очень легко пробежала первые двадцать, переключившись на более тяжелую скорость, и собиралась бежать до двадцати семи, но вовремя остановилась на двадцати шести. Да, небольшой отдых сразу позволяет продвинуться, это я поняла. И лучше взбираться на эту гору постепенно. Тише едешь, дальше будешь.
Ходили сегодня с Ромой в ближайший супер за продуктами, потому что совершенно упустили из виду День Катастрофы и не работающие после семи магазины. Мега баИр - страшно дорогой магазин по сравнению с Ошер Адом. Купили всего понемногу, чтобы спокойно пережить выходные. Взяли два рюкзака и три сумки, уложили в них купленные продукты и дотащили до дома, я потом посмотрела - всего двести семьдесят метров. Сегодня еще разгулялся очередной хамсин, на улице стояла страшная жара. Но мы отлично справились, мне даже понравилось, потому что в отличие от прошлого посещения магазин показался мне каким-то отмытым, светлым. И с кассиршей мы поулыбались друг другу и пожелали хорошего дня. Можно было бы чаще ходить сюда за продуктами, если бы не дикие накрутки на товары первой, что называется, необходимости.

Метки:

280

У папы вчера чуть не сгорела машина. Она стояла в ряд вместе с остальными машинами, как раз перед воротами на школьную территорию, так уж вышло, что родители живут рядом со школой. И напротив ворот, как раз за папиной машиной, остановился большой белый автобус школьной подвозки, который в какой-то момент загорелся. Горел он очень неплохо, и пока приехали пожарные и потушили его, огонь повредил заднюю дверь, бампер и фары папиной машины. Папа ничего об этом не знал, он мирно занимался расчетами своего очередного патента. Из полиции позвонили сначала Роме, а Рома уже сказал папе, чтобы тот шел вместе с Анжелкой к машине и тщательно фотографировал все ракурсы поврежденной машины на фоне сгоревшего автобуса. Хотя на самом деле автобус прямо вот не сгорел дотла, он сохранил прежнюю форму и цвет, выгорела только начинка. Говорят, что пожар возник из-за самодельной плитки, на которой водитель варил себе кофе, ожидая детей. Вечером они подали заявление в страховую компанию со всеми фотографиями, а машину отогнали в автосервис. Теперь папа несколько дней будет без машины, но он как-нибудь это переживет. Все равно они с мамой ездили на ней только за продуктами да в больницу иногда.
А Женя тоже теперь без машины. Вчера они с Ромой отогнали прокатную машину туда, где они ее брали месяц назад. Так как Женя у Игоря больше не работает, то и машина ему ни к чему. Рома успешно стребовал с прокатчиков деньги за полный бак бензина, потому что брали они машину с пустым баком, а вернули с полным. Сказал, что сам себе удивился, обычно он не любитель торговаться. Так что Женя теперь катается в ульпан на автобусе, больше часа в одну сторону. А Катя не катается, она занимается младенцем Васей.
Я тут подумала, что если Катя с Женей настроены на отъезд, если они не хотят продвигаться тут, учиться, устраиваться на хорошую работу, зарабатывать деньги и становиться настоящими жителями Израиля, а хотят вернуться в Россию, то я не хочу сидеть с младенцем Васей, пока Катя будет ходить в ульпан. Во-первых, зачем им ульпан, если в России Женя будет зарабатывать столько же, сколько и здесь (предположительно), и не будет этого жаркого климата и языковых трудностей и проблем с адаптацией. А во-вторых, я не хочу, не хочу, не хочу привязываться к младенцу Васе. А я ведь привяжусь. Я даже к Маруське привязалась, когда носила ее несколько раз в день на руках, чтобы она привыкла к человеку, настолько, что не смогла отдать ее чужим людям. А тут ведь не котенок, а чудесный маленький человечек, совершенный до невозможности. Я могу перенести его отъезд с родителями, если буду видеть его раз или два в неделю, но если мне нужно будет заботиться о нем каждый день по несколько часов, расставание с ним станет для меня настоящей трагедией.
Сегодня у меня была встреча с физиотерапевтом. Она нас узнала, позвала в кабинет. Там она сначала проверила мой прогресс с рукой, а затем уложила на кушетку и начала мучить. Она старалась отвести мою руку в сторону постепенно, но в итоге я поворачивалась за рукой, потому что было весьма больно и в целом неприятно. Наверное в физиотерапевты идут латентные садисты, которые запросто могут делать людям больно, естественно ради их же, людей, блага. Хотя я и старалась расслабиться, представить себе море и любимый пляж по совету физиотерапевтши. Это на какое-то время даже помогло. Но все равно я ощущаю свой плечевой сустав как будто обсыпанный битым стеклом, который трется изнутри о суставную сумку, вызывая резкую огненную боль. Если не двигать рукой выше определенного уровня, то жить вполне можно. Даже не понимаю, зачем я пошла к физиотерапевту. Я надеялась на гидротерапию, а вместо этого получаю какие-то болезненные упражнения. Мне не нужно отжиматься или подтягиваться, тяжелые вещи тоже есть кому носить, так зачем себя мучить ненужной болью?
Зато я мучаю себя бегом на эллиптическом тренажере. Пока что это было четыре дня подряд по двадцать пять минут, только сегодня я разрешила себе отдохнуть, но это потому что мы после физиотерапевта поехали на улицу Алленби за серебряными цепочками. И вполне успешно купили их. Теперь ничего не стоит между мной и изготовлением украшений, которые я собираюсь продавать в интернет-магазине, ура. В магазине было мало покупателей и одна продавщица. Я с ней поздоровалась, в позапрошлом году мы разговорились с ней, и оказалось, что она тоже жила в моем городе. Мне еще плохо тогда стало, я как раз отходила от очередной химии. Но вряд ли она меня вспомнила, а я не стала ей напоминать.
Кстати, мой город ждет меня. Мы купили билеты в Крым, едем в конце мая. Не знаю, говорить ли Светке о нашем приезде, в надежде, что она нас встретит. Мы можем и на такси доехать. Просто я еще не разобралась со своим отношением к ее последнему приезду, когда я была измотана болью из-за поврежденных химией нервных окончаний, как раз перед тем, как мне выписали Трамадекс, а она всю неделю радостно порхала по Израилю и у нее нашлось время поговорить со мной только в день отъезда. Но меня даже не это взбесило, ладно, она раньше говорила мне, что боится смерти, а раковый больной такое прекрасное напоминание об этом. Она после отъезда выложила сделанные мной свои фотографии с подписью "только рядом с друзьями я могу сбросить маску и показать настоящую себя". И вот тут-то у меня что-то щелкнуло в голове: если это была она - настоящая, без маски, то это не тот человек, которого я знаю и люблю уже больше двадцати лет. Это какая-то жадная, мелочная, говорящая без умолку и использующая людей на полную катушку вредная тетка, которая все время бежит куда-то и никак не может остановиться, потому что в этом случае ей придется оглядеться и понять, что она старая, некрасивая, одинокая и никому не нужная, кроме пары людей на всем белом свете. Впрочем, про меня можно сказать почти то же самое. Светка - это я наоборот, потому что мы обладали каждый своим набором различных качеств, отсутствующими у другого. Мы прекрасно дополняли друг друга до великолепного безупречного гения, порознь мы были всего лишь обрывками, остатками, половинками, то есть обычными среднестатистическими людьми. Мне очень жаль ее терять, очень. Я скучаю по нашему общению, по чувству близости, по ее неуемной энергии, по тому, как она смотрела на меня, как она слушала меня, по ее потребности во мне. Я скучаю по своей лучшей подруге. Может быть не все еще потеряно? Может быть мы снова можем стать близкими друг другу людьми? Есть еще шанс все исправить, можно сослаться свое неважное самочувствие, на затуманивающие разум препараты, на депрессию, на магнитные бури в конце концов. Я попытаюсь. У всех есть недостатки, но достоинств у Светки точно больше. Просто мы живем в разных странах, вот в чем беда, да я еще тот мизантроп. Как меня терпят люди, не понимаю.

279

Позавчера так неплохо посидели у родителей. Женя не поехал, сказал, что устал и голова кружится, и остался отдыхать, а мы посадили младенца Васю в автокресло и поехали впятером к родителям. Второй раз так происходит, в прошлый раз даже Алиска не поехала, только Катя с ребенком. Но в этот раз Алиска нашла в себе силы. С Ником она помирилась, опять у них совет да любовь. Скоро им в Барселону ехать, с пятого по двенадцатое мая, и я сильно сомневаюсь, что они будут спать в разных комнатах.
Родители были рады Кате и младенцу Васе. Позвонили Анжелке, она тоже пришла. Мы с Алиской сделали по салату, мама приготовила свой знамениты борщ. Сидели, как раньше, смотрели Поле Чудес, говорили обо всем на свете. Дед даже угадал пару слов, там как раз тема была техническая, про корабли и якоря. Мама себя хорошо чувствует, это радует. Она держала младенца Васю на руках, на лице у нее было написано счастье, смешанное с сомнением. Я не стала спрашивать, что она чувствует. Наверное удивляется сама себе.
После мамы Анжелка подержала младенца Васю на руках, сказала, что малыш весь такой расслабленный, и что это даже передается, когда его держишь. Я потом взяла его на руки, проверила свои ощущения. Да, чувствуется покой и счастье, когда его держишь. Даже не хочется отпускать.
Сегодня Женя встречался с профессором университета, разговаривал с ним о будущем, о направлениях исследований. Кажется ему понравилось. Настолько, что он сразу же отказался от работы у Игоря и, соответственно, от машины. Так что теперь они снова безмашинные. Профессор предложил ему три тысячи в месяц после того, как Женя отучится два месяца в ульпане, чтобы им не приходилось прибегать к услугам переводчика при общении на свои узкие исследовательские темы. После трехмесячной стажировки, при условии, что они найдут общий язык, Женю возьмут на кафедру с зарплатой в семь тысяч. К тому же если Женя с Катей переедут в наш район, то ему до университета всего пятнадцать минут на автобусе, а до ульпана - двадцать пять. Все вроде бы очень неплохо. Но. Все это возможно, если Катя с Женей не уедут обратно. Потому что Женя на полном серьезе уверен, что в России у него точно такое же перспективное будущее, как и здесь. Он говорит, что сможет зарабатывать там такие же деньги, и при этом будет владельцем своего предприятия. С одной стороны может быть так и есть, а с другой - вот жили они там на восемь тысяч Жениных рублей, которые он получал на кафедре, плюс пятнадцать тысяч Катиной зарплаты. И что-то никаких предпосылок к владению собственным предприятием у него не наблюдалось. А вот когда он приехал в Израиль, так сразу люди без конца звонят, пытаясь наладить производство какой-то резиновой хрени, о которой Женя пишет диссертацию. Может быть так оно и есть, так бывает, что открывается несколько возможностей одновременно, так что трудно выбрать, потому что боишься ошибиться. У меня так с мужчинами было. Но может быть, что Женя просто набивает себе цену, мол я такой герой, все меня хотят, и теперь уж вы тут постарайтесь, чтобы мне захотелось остаться. А еще может быть, что Женю пугают все те трудности, которые ждут его здесь с распростертыми объятиями, всегда возникающие при переезде в другую страну с чужим языком. И он может думать - да гори этот Израиль синим пламенем, я уж лучше на свои восемь тысяч с подработками вернусь, а там и родители не бросят кровиночку, и родственники израильские деньгами помогут, как всегда помогали.
И тут уже я волнуюсь, потому что хочу помогать растить младенца Васю, как и предполагалось, пока Катя и Женя будут делать свою карьеру. Но если они сейчас уедут, это будет не так больно, как если у них ничего здесь не получится и они уедут через год или через два. А я за это время успею привязаться к младенцу Васе, я уже привязалась, и их отъезд разобьет мне сердце. Но мне совсем не хочется разбитого сердца, ну совсем. Женя такой ненадежный, такой изворотливый, такой расчетливый. Может быть они получат свои дарконы в конце мая, и адьос, амигос? Как узнать их планы?
Рома сегодня пошел на работу после десяти дней отдыха. Еле проснулся. Вечером жаловался Жене, как ему тяжело было снова впрягаться. Но он привычный, он выдюжит. И он сильный.
Я тоже пытаюсь быть сильной. Начала бегать на тренажере опять, вчера двадцать пять минут и сегодня двадцать пять. Три недели почти был перерыв, из-за Катиных родов и последующей суматохи. И я решила, что раз психологический барьер в двадцать пять минут пройден, не буду его снижать. Бежала через силу, особенно последние пять минут. Горжусь собой, но от усталости бросила заниматься всем остальным. А нам ведь еще в Крым ехать в конце мая, мы уже и билеты купили. Никаких ночных рейсов, слава богам, в этот раз не предвидится. Я ужасно устаю от ночных рейсов, потому что не могу спать в воздухе из-за тревоги. А днем и фотографировать сверху приятнее, все видно.

278

Мое вчерашнее поздравление Ника сегодня имело продолжение: Алиска позвонила в два часа дня и пригласила на тортик "прямо сейчас". Мы с Ромой переглянулись и перенесли встречу на шесть вечера, он хотел полетать, а я - приготовить фаршированный перец. И правильно сделали, потому что оказалось, что Алиска заказала суши. Когда мы вошли к ним, Катя как раз пыталась аккуратно раскрыть пакет с сушами, чтобы ничего не порвать. Я тут же на следующем пакете продемонстрировала ей, как надо правильно открывать, безжалостно разорвав его. Катя, похоже, страшно бережливая - ну или страшно аккуратная.
Она с Женей на пару пожаловались нам, что младенец Вася всю ночь не давал им спать. Зато днем уснул только так - после того, как они его выкупали. Ребенку две недели и молодые родители наконец-то выкупали его второй раз. Я объяснила Кате, что лучше купать малыша каждый день, и каждый день гулять с ним, тогда по ночам он будет спать, а не буянить. Но они, похоже, дойдут до всего самостоятельно и постепенно. Катя вот накануне мандаринку съела, младенца Васю немедленно обсыпало. До этого она спрашивала у нас совета что можно есть, а что нельзя, потому что Женина мама сказала, что ей нельзя есть ничего сырого, все только вареное. Ну я и ответь ей, что можно все, но только один фрукт или овощ за раз, чтобы посмотреть, будет ли ребенок реагировать. Кто ж знал, что она начнет не с огурца или яблока, а сразу с наиболее аллергенного фрукта? А вдобавок Катя хотя и знала, что ей нельзя газированные напитки, однако не удержалась и вчера выпила какое-то количество. Результат - бессонная ночь обоих новоиспеченных родителей. Катя еще и сегодня выпила стакан Миринды. Здравствуйте, новые высыпания и следующая ночь без сна. Вместо разумного подхода они собрались не давать младенцу Васе вечером спать. Для этого Женя включил на полную громкость тяжелый рок и ушел в большую комнату праздновать с нами день рождения Ника. Хорошо, что Алиска зачем-то пошла в их комнату и, вернувшись, спросила, зачем они мучают ребенка тяжелой музыкой и ярким светом. Женя сразу же начал оправдываться, что он просто дает слушать ребенку музыку. Мы его спросили, почему бы не начать с классической, или хотя бы просто со спокойной инструментальной. На что Женя ответил, что он хочет, чтобы ребенок слушал самую разную музыку. Его бы самого запереть на пару часов в комнате с ярким светом и бьющей в уши музыкой без возможности ее выключить, и посмотреть на его реакцию.
Алиска уже месяц заверяет всех, что они с Ником больше не пара, однако сегодняшний вечер доказывал обратное - она несколько раз садилась к нему на колени и обнимала его, что обычно не делают при расставании. Я не против, чтобы они помирились, если честно, как и не против против их расставания, но только хочется, чтобы это было уже решено раз и навсегда. Потому что Алиска не дала Кате с Женей переехать в наш район, когда была такая возможность, напирая на то, что они будут снимать квартиру втроем плюс младенец Вася, когда в прежней закончится контракт. А теперь они с Ником снова мирятся и едут в начале мая в Барселону как ни в чем не бывало. И еще Алиске уже не нравится жить с Катей и Женей, потому что они ее, видите ли, не слушают! Она, видимо, надеялась, что они будут внимать ей, потому что она старше и мудрее, а оказалось, что они и сами с усами. И все равно назвали младенца Васей, несмотря на ее уговоры, перемежающиеся с запугиваниями, как будут чморить мальчика по имени Вася в израильской школе.
Я очень устаю от людского общества, особенно от общества безалаберных новоиспеченных родителей и не менее безалаберных возлюбленных со стажем. Мы, вроде бы, не долго с ними посидели, в девять уже домой ехали, однако я чувствовала себя без сил. Но, тем не менее, решила, что прогулка на свежем воздухе мне не повредит. Мы с Ромой обошли наш райончик, вернулись через горку. Там дул весьма прохладный ветер, что удивительно, потому что днем уже совсем по-летнему жарко. Я хотела посмотреть на вечерний город, но боялась, что и так больное горло разболится еще больше. Совсем мы забросили тренажеры, что, конечно, неправильно. Но теперь, когда все более-менее утряслось, я надеюсь вернуться к нашему ленивому спорту по вечерам.
Дома нас ждал фаршированный перец. Я оставила его довариваться под присмотром Марка, наказав ему выключить через полчаса. В гостях я вспомнила об этом, три раза пыталась дозвониться, чтобы напомнить, но никто не брал трубку. С Ромой еще когда ехали, шутили, что если рядом с домом не будет пожарных машин, значит Марк не забыл выключить плиту. Пожарных машин и в самом деле не было. А перец удался, как обычно: главное в этом блюде, как я поняла, это правильный рис. Ну а остальное - дело вкуса.

277

Ужасно лень писать, но я все-таки попробую.
Позавчера ездили к Кате с Женей. Хотели просто вывезти их в парк погулять или снова по району пройтись, ведь Кате нужно двигаться, но внезапно решили съездить к родителям, показать младенца Васю. Женя ехать отказался, он как раз плохо себя чувствовал, сказал, что будет спать.
Родители встретили нас с радостью. Но брать на руки младенца Васю пока поостереглись, мало ли. Мама себя чувствует почти как раньше, вполне бодренько. Но она на людях всегда бодрее, чем одна, как и я. Папа, наоборот, ходит с насморком. Младенец Вася под конец раскричался и не захотел возвращаться в автолюльку. Катя проверила его подгузник, а тот был аж тяжелый. Как раньше люди обходились без одноразовых подгузников, не представляю.
Катя очень странно одевается, на мой взгляд. Уже второй раз замечаю, что она носит не колготки, а чулки, и все это с короткой юбкой. Еще она любит полиэстровые кофточки и матерчатую обувь. Это все так сильно отличается от моего вкуса, что я даже не знаю, подойдут ли ей джинсы скинни, которые я ей отдала, с красной тесьмой по боковому шву. Мне сначала они очень понравились, но я не чувствую себя комфортно в одежде в обтяжку.
Вчера ездили за продуктами. На кассе были страшные очереди, и, как назло, боль вернулась. Еще накануне заметила, что сильно болят колени. А вчера так вообще было больно ходить. Не понимаю, от чего это зависит, иногда кажется, что от южноамериканских приливов. И снова накатил страх, что таблетки не помогают, что мне опять будет ужасно больно часами, днями и неделями. Как раз ровно год, как начались эти боли, и целый месяц я мучилась, пока семейная не выписала мне Трамадекс.
А сегодня, наконец, мы выбрались с младенцем Васей в парк. Женя только вернулся с работы, был уставший и злой, и поэтому опять остался дома. Недавно он сказал, что "устает от неинтеллектуальной работы". Мы грустно посмеялись за его спиной. Если бы все тут могли выбирать, где они хотят работать, в том числе в зависимости от своих наклонностей. Анжелка, например, три года проработала на уборке богатых домов, пока не начала шить одежду на дому. У нее не было выбора, ей надо было Белку кормить и учить. А Женя получил далеко не самую плохую работу, да еще и бесплатную машину в придачу. Я вот не знаю людей, кому через месяц после приезда давали бесплатно машину, да еще и зарплату выше минимума, с возможностью работать не полный рабочий день.
Младенец Вася сначала не хотел садиться в автолюльку. Пришлось Кате покормить его и переодеть, только после этого он спокойно дал себя пристегнуть. В парке мы переложили его в коляску, он не возражал. А когда мы нашли уютное местечко и расстелили покрывало, то он вообще переселился на живот к Роме и долго сладко спал. Я рассказала Кате о пользе свежего воздуха для младенцев, о том, что воздух делает их здоровыми и сильными. А то они с Женей включают обогреватель, закрывают окна, и сидят в этой венерианской атмосфере. Если они хотят воспитать венерианца, то это обязательно поможет, а вот если землянина, то лучше давать младенцу Васе дышать воздухом, в котором еще остался кислород.
В парке я расслабилась. Смотрела на озеро, на дурацкий маленький кораблик, катающий всех желающих по крошечному водному пространству, на лебедей. На деревьях громко переругивались скворцы. Неподалеку компания молодых людей снимала клип, около десяти девушек позировали и открывали рот под музыку, а трое парней старались задать настроение и соблюсти сценарий. Девушки все как на подбор были страшненькими или полненькими. Это потому, рассказала я Кате, что они все детство едят чипсы, бамбу и конфеты, их никто не ограничивает. Поэтому к восемнадцати годам восемь из десяти девушек имеют лишний вес.
Я взяла у Ромы младенца Васю и долго держала его на руках. Маленькие детки ужасно милые и кажутся совершенными. Интересно, куда это девается, когда дети вырастают? Потом подул прохладный ветер, мы начали мерзнуть и засобирались домой. В машине я обнаружила, что у меня болит горло. Очень надеюсь, что я не простудилась и не заразилась.
Мы завезли Катю домой и внезапно выяснилось, что у Ника сегодня день рождения. Жаль, что я не знала, иначе приготовила бы подарок. Алиска ничего не сказала, хотя вроде бы они не в ссоре. То есть они, конечно, расстались, но продолжают жить под одной крышей и вести совместное хозяйство, а в начале мая они едут вдвоем в Барселону. И тут может быть два варианта: или у них начнется новый этап отношений, или они окончательно разбегутся. Контракт на квартиру у них заканчивается в начале июля, так что подождем.
Если я не разболеюсь, то послезавтра сделаем шашлыки в саду у родителей. У меня образовалось много куриного мяса и красной рыбы. Кажется, в нашей семье кроме меня и Нафтали больше никто не умеет и не хочет делать шашлыки. Но Нафтали обычно сжигает их до состояния угля, а я, наоборот, люблю все полусырое.

Метки:

276

Наверное я все-таки очень устала от того, что в нашей большой семье внезапно появился младенец Вася и поэтому ничего не пишу. Не представляю, как Катя с Женей справляются.
Вчера утром мне приснился сон, как я теряю сознание, падаю на диван и лежу без движения с закрытыми глазами, но слышу, что происходит вокруг. Подобные сны я раньше видела перед тем, как заболеть. Но вчера, я думаю, я просто как-то неудобно лежала, уткнувшись носом в подушку. Действительно, я проснулась с явным ощущением нехватки воздуха. Мне как-то совсем не хочется болеть, я хочу нянчить младенца Васю.
Ближе к вечеру мы поехали к Кате с Женей, а они вдруг собрались в первый раз искупать ребенка. До этого Катя только мыла ему попу под душем. Женя налил в ванночку едва теплой воды, решив, что этого будет достаточно. Пришлось Роме греть чайник и подливать кипятка до температуры в тридцать семь-тридцать восемь градусов. Мы для этого даже специальный градусник в воду бросили. Когда вода стала достаточно теплой, мы попробовали окунуть в нее младенца Васю. Ему это страшно не нравилось, он отчаянно кричал, но ровно до тех пор, пока не оказался погруженным в воду по грудь. Тогда он расслабился и начал наслаждаться. На его лице было написано блаженство, смешанное с удивлением. Катя сказала, что теперь они будут купать его три раза в неделю. На самом деле малышей можно купать хоть каждый день, было бы желание.
Что интересно, младенец Вася начал активно пытаться перевернуться в воде сначала на бок, а потом и на живот, и у него это даже получилось. Катя все время держала его головку над водой, но было такое впечатление, что его можно погрузить полностью, оставив над водой только лицо. Я как-то видела фильм, как младенцы плавают в бассейне, причем они могут даже спать в воде лицом вниз, поворачивая изредка голову, чтобы вдохнуть воздух. Но мы, конечно, не будем так экспериментировать.
Я слегка намылила юного пловца специальным шампунем. Младенец Вася перенес это стоически. Но когда его вытащили из воды и завернули в полотенце, он снова завопил, пока Катя не дала ему грудь и он занялся едой.
Такое впечатление, что Катя с Женей живут в своем собственном мире, вращающимся вокруг маленького человечка, при этом они совершенно не знают, что им с этим делать. Женя чутко спит и просыпается от малейшего писка ребенка. При этом он страшно не высыпается. А когда Женя не выспанный, он не садится за руль, чтобы ехать на работу, потому что боится попасть в аварию. И это немного странно, ведь от результатов его работы зависит его маленькая семья. Еще он говорит, что эта работа для него страшно не интеллектуальная. При этому ему надо написать два письма израильским профессорам из двух университетов, но он все откладывает и откладывает. Рома сомневается в том, что они останутся в Израиле, и боится, что они испугаются всех трудностей и уедут обратно. Я тоже этого боюсь, мне будет жаль расстаться со всеми, особенно с младенцем Васей.
После Кати с Женей мы поехали к родителям. Мама себя чувствует не очень хорошо, она начинает кашлять сразу, как только ложится на спину. Поэтому она не лежит, а ходит, хотя и медленно, по квартире. Анжелка как раз там была, перебирала мамины вещи в шкафу, пытаясь навести порядок. Показала нам фотографии из Турции, там действительно было на что посмотреть. И лица родителей и Анжелки на этих фотографиях вполне счастливые. Ну, не повезло им заболеть в путешествии, что поделать. Мама подарила мне красивый матерчатый кошелек, а Роме - майку с длинными рукавами и рисунком из темно-синих листьев, в которой, наверное, очень удобно прятаться в темно-синем лесу.
Сегодня мы опять поехали к Кате с Женей. На этот раз мы решили вывести их вместе с младенцем Васей на прогулку. Одели его потеплей, потому что на улице дул прохладный ветер, взяли одеяло и коляску, и вышли во двор. Я несла его на руках и объясняла, что мы хотим, чтобы он посмотрел на большой мир с домами и деревьями, и чтобы он не пугался, когда почувствует ветер на своем лице. Младенец Вася внял моим советам и спокойно провел половину прогулки. Мы походили по району, пофотографировали друг друга, куда уж без этого. Потом младенец Вася начал беспокоиться, и пришлось взять его на руки и какое-то время нести. Признаюсь, что мне это очень понравилось. Младенцы на самом деле очень классные существа, они такие милые и приятные, даже когда кричат.
После прогулки Кате с ее внутренними швами стало совсем плохо, она даже заплакала от боли. И голова у нее кружилась. Я сделала ей крепкий сладкий чай, мне очень хотелось ей помочь, но я не знала, как. Поэтому я занялась младенцем Васей, пока она отдыхала. Жаль, что они не сняли квартиру рядом с нами. Но на следующей неделе праздники и Рома не работает, так что мы будем бывать у них достаточно часто.
Странный случай сегодня произошел. Я увидела у Алиски ее месяц как сбежавшего рыжего кота и сказала: "О, вы нашли Персика". А Алиска ответила, что вчера я его уже видела и произнесла те же самые слова. Но я абсолютно не помню этого. Как такое может быть? Или впечатления от купания младенца Васи полностью перекрыли мое удивление при виде найденного котика, или моя память меня подводит. И Рома намедни говорил, что у нас был разговор о чем-то насущном, но он тоже стерся из моей памяти, я не смогла его вспомнить, как ни старалась. Я встревожена. Что со мной происходит?

275

Вчера, наконец, у меня был перерыв в череде сумасшедших дней. Я наконец-то могла побыть дома, полежать, почитать всякую ерунду, в общем - отдохнуть. Я даже вечером суп сварила, у меня появилось для этого время.
Днем утешала Катю, объясняла ей принципы выработки молока, как могла. До этого прочитала несколько отзывов, как у женщин точно также прибывало молоко, они начинали его сцеживать, чтобы облегчить состояние, но его прибывало еще больше, и в конце концов им приходилось сцеживать по целому стакану каждый день в течение месяца, пока ребенок не начинал кушать достаточно. Мне бы очень не хотелось, чтобы Катя превратилась в молочную ферму, поэтому я как могла отговаривала ее от постоянного сцеживания. А то она уже собралась покупать электрический молокоотсос. Собственно с коровами так и поступают - их регулярно доят, а организм продолжает вырабатывать молоко, и так бесконечно. Бедные коровы. Мы с Ромой уже шутить начали, представляя, что можно будет производить из Катиного молока - йогурты, творожки, адыгейский сыр. Бедная Катя.
Вечером пыталась понять, как отремонтировать коляску, которую привезла Белка. Это отличная коляска, за исключением того, что все тканевые ремешки на ней превратились в пыль от долгого или неправильного хранения. Времени, желания и денег покупать новую коляску никому не хотелось - поди, знай, останутся Катя с Женей жить тут, или нет. Поэтому я решила, что попробую купить новые ремешки и восстановить все, как должно быть. Это была не легкая задача, но я справилась. Там, где не брала швейная машинка, я шила руками. Естественно, исколола все пальцы, потому что иголку я держу гораздо хуже, чем раньше, потому что кончики пальцев после химии стали менее чувствительны.
Сегодня я продолжила ремонт коляски. А перед этим мы с Ромой съездили на прием к физиотерапевту. Очередь мы заняли за два или три месяца, настолько это популярная профессия. Приехали вовремя, но пришлось подождать четверть часа, глядя на паренька с ДЦП, работающего на ресепшене. Он вызывал жалость и раздражение, потому что бесконечно разговаривал то по телефону, то с сотрудницей. А так как обычное произношение давалось ему не слишком хорошо, его речь превращалась в попытку Диогена говорить с набитым камнями ртом.
Физиотерапевт оказалась женщиной лет пятидесяти. Она внимательно расспросила меня о всех моих заболеваниях и предложила попробовать цикл упражнений для плеча. Для начала она попросила продемонстрировать насколько скованна моя рука. Я с трудом смогла поднять согнутую в локте руку до уровня плеча. Затем она показала мне как нужно делать упражнения и заставила повторить каждое движение по пятьдесят раз, а в конце попросила снова повторить демонстрацию. И - о, чудо! Я смогла поднять руку гораздо выше, чем в первый раз. Осталось только выполнять эти упражнения каждые три часа каждый день в течение двух недель, а затем снова прийти к ней на прием. Я так поняла, что направление на гидротерапию она мне даст только в том случае, если эта физкультура не поможет. Хм, задача.
Приехав домой, я снова взялась за ремонт коляски, а Рома решил поспать. Мне удалось пришить все ремни так, как требовалось, проявив немного смекалки, а затем я собрала коляску в первоначальное состояние, сверяясь со сделанными ранее фотографиями. Результатом я осталась очень довольна. Как раз проснулся Рома и мы повезли коляску и все остальные необходимые для Кати вещи к ним домой.
Катя спала, мелкий тоже спал рядом с ней в своем гнезде. Пришлось ее разбудить и вручить подарки. Рома вчера купил еще подгузников, а также круглые прокладки для лифчика и крем от трещин на сосках - я послала ему фотографии с сайта Суперфарма, для ориентации. И сегодня наконец доставили посылку с Амазона с ручным молокоотсосом, бутылочками и вкладышем для автолюльки. Лучше поздно, чем никогда. Но это все еще очень даже пригодится. Еще я вчера постирала мягкие игрушки, парочка уже почти высохла, вот их я и привезла Кате - тканевую спираль с разными пришитыми штучками, чтобы накручивать на кроватку или ручку коляски, и зонтик с подвешенными птичкой, облачком и солнышком, это можно будет повесить на специальный кронштейн над кроваткой, который я тоже привезла. Катя очень обрадовалась. Я чувствую себя феей-крестной.
Пока мы были у Кати, хмурая Алиска как раз пришла с работы. Она опять повторила, что расходится с Ником. Надо будет ее пожалеть и тоже подарить что-нибудь. А то пока все внимание уделяется Кате с ребенком, а Алиска со своими переживаниями остается как бы не у дел.
Мы еще хотели после всего съездить за продуктами, но когда подъехали к суперу и увидели забитую стоянку и толпы людей с огромными пакетами, то сразу передумали и решили отложить покупки на завтра. Перед праздниками всегда так, люди закупают продукты и праздничные вещи с таким остервенением, что кажется, что послезавтра наступит конец света. Я уже предвкушаю отсутствие свободных тележек и двухчасовые очереди на кассу. Да, надо будет как-то пережить наступающие праздники.

274

По-прежнему сумасшедшие дни.
Вчера забирали Катю из больницы. Мы должны были привезти автолюльку, я постирала вкладыш, который там был, и как раз заказала на Амазоне еще один, специально для младенцев, как Катя взяла и родила. Поэтому я положила в пакет несколько новых детских одеял разной теплоты и плотности, в надежде подогнать люльку под размеры младенца на месте, а также собрала все вещи, которые покупала специально для ребенка, чтобы отдать их Кате.
Мы приехали, и пока Катя переодевалась в душевой, мы тоже переодевали малыша в специальную одежду "на выписку", которую купили Женины родители. Это был белый костюмчик с голубенькими цветочками. Он невероятно шел малышу. Вообще было очень волнительно снова смотреть на маленькое существо, больше похожее на эльфа, чем на человека. Я уже обожаю этого Васю, и мне все равно, что остальные думают про его имя. Правда Женя решил назвать его двойным именем, Василий-Йонатан, и это на самом деле сильно облегчит жизнь малыша в Израиле. Только что пришло в голову, что его можно было бы назвать именем Асаф, был такой певец и музыкант в эпоху царя Давида, автор нескольких пророческих псалмов, уменьшительное - Аси, весьма созвучно с Васей.
Когда Катя была готова, мы просто сказали медсестре, что уходим, чтобы она отметила это в компьютере, и вышли на улицу, очень жаркую из-за хамсина. Но малыш сладко спал в автолюльке, мне кажется ему там было очень удобно, потому что это напоминало позу в мамином животе. Я все волновалась, как он перенесет поездку на машине, но оказалось - абсолютно зря.
Дома мы попытались обустроить временную постель для нового жителя. Я давно уже купила и постирала специальное гнездо для младенцев. Вот в это гнездо мы его и уложили. У безалаберной Кати ничего оказалось не готово, она даже не перебрала одежду и пеленки, которые ей дала Женина мама. Оказалось, что там даже ценники не откреплены, не говоря уже о стирке. Поэтому все мои новые постиранные вещи оказались очень кстати. Кажется, что Катя и Женя живут в мире, полном чудес и приключений, откуда на них внезапно сваливается беременность, а затем по волшебству они обретают все необходимое для младенца, включая автолюльку, коляску, одежду, а вскоре кроватку и ванночку, не ударив при этом палец о палец. Я, конечно, рада им помогать, Вася для меня такой же подарок, как и для них. Но что они тогда привезли во всех своих чемоданах?
Алиска между тем злится на Ника, специально себе накручивает, что она его ненавидит, потому что ненавидеть его не за что - да, он не мужчина ее мечты, но он вчера приготовил две кастрюли еды на всю семью, а это значит, что он понимает, что такое забота и ответственность. Впрочем, они оба с Женей как большие дети, даже не понятно, кто из них менее ребенок. Наверное, все-таки Женя, потому что как раз стал отцом.
Несмотря на усталость мы вчера еще ухитрились погулять перед сном. Прошлись по нашему району и вернулись через горку. Там все также тихо и спокойно. На широкой аллее какой-то парень фотографировал от земли девушку в фитнес-одежде. Мы им немного помешали своим появлением. Я потом специально оглянулась, чтобы посмотреть, как это место выглядит со стороны, может быть тоже приду туда на фотосессию.
А сегодня утром у меня была встреча с онкологом Юлей Гринберг. Накануне я опять поплакала от страха за свое будущее. Но когда мы пришли, то она отмела все мои страхи как несущественные, просто один за другим. Правда дала мне направление на УЗИ, потому что я ее попросила, для самоуспокоения. Мы еще похвастались пополнением в семье, а она сказала, что у нее тоже недавно племянник родился. Ну здорово же.
После онколога мы поехали, наконец, в Икею за кроваткой, потому что Рома решил, что не поедет на работу, а возьмет больничный как сопровождающий. Когда заезжали на стоянку, то оба отметили огромное количество машин на ней, как будто сегодня не рабочий день. Но в самой Икее народа было не так много. Мы успешно купили все, что хотели и даже сверх того. Я вспомнила про подушку для кормления и клеенку, прихватила и их тоже. И мусорное ведро - куда уж без него. И ванночку. А в последний момент попался дешевый ночник и тарелки со скидкой, а я, как известно, при слове "скидка" теряю волю. Рома тоже накупил уцененных лампочек. Теперь у нас есть лишние тарелки и лампочки, ура.
Завезли все Кате и Жене. Пока Женя собирал кроватку, я объясняла Кате принципы регулярного кормления. У нее прибыло очень много молока, что хорошо. Но у нее болит грудь и она боится мастопатии, что плохо. Я ей посоветовала обратиться к коллективному разуму, то есть почитать рекомендации и отзывы в интернете. А еще она тащит бедного младенца Васю каждый раз после большого дела в ванную и моет ему попу. Васе холодно, Васе страшно, Вася кричит. Позавчера мы как раз купили три пачки влажных салфеток Хаггис, они же как раз для этого и созданы, зачем изобретать велосипед? Но нет, надо обязательно травмировать детеныша своими неверными представлениями о гигиене. А голый Вася и правда невероятно похож на детеныша - красный, с маленькими цепкими лапками и весь в светлом пушке. Самый лучший младенец на свете.

Метки:

273

Какие-то сумасшедшие дни.
Вчера оказалось, что родители с Анжелкой подхватили в Турции какой-то вирус. Началось все с поноса и рвоты, а закончилось кашлем. И если Анжелка с папой как-то выкарабкались, то маме еще там было хуже всех, а по приезду стало совсем плохо. Местная врач из волонтеров зашла к ним утром, сделала экспресс-анализ мочи, который показал, что в ней содержится огромное количество кетонов. Врач сказала, что это, предположительно, воспаление почек и дала маме направление в миюн - во всяком случае, родители так ее поняли. И вот, папа звонит Роме и говорит, что им надо срочно в больницу, а он боится заблудиться. Рома звонит Анжелке, спрашивает, не может ли она с Нафталином отвезти маму в миюн. Анжелка отвечает, что Нафтали готовит еду, его нельзя отвлекать, а она тоже занята. Рома решает, что тогда он отвезет родителей в миюн и побудет с ними за компанию. Я зачем-то вызываюсь поехать с ним, просто за компанию, хотя накануне меня вымотали Катины роды. На самом деле я надеялась, что мы там пробудем часов пять от силы. Ага, как же.
Приехали мы туда в пять, зарегистрировались, потом маме поставили систему, взяли кровь и отправили лежать на кушетку в общий зал. Врач подошла к нам только через полтора часа. Она послушала мамины легкие, сердце, записала анамнез и дала направление на рентген грудной клетки и баночку с пробиркой для анализа мочи. Мы с Ромой сводили маму на рентген, а когда вернулись, то оказалось, что папу выгнали в коридор. Наполнили пробирку и запаковали ее в пакетик со значком биологической опасности. Рома спросил, почему нас выгнали, а ему ответили, что не выгнали, а просто попросили посидеть в креслах снаружи общего зала, потому что лежачие места могут понадобиться для более тяжелых больных. И с этого момента время для нас потекло очень медленно.
В этой же больнице на втором этаже лежала Катя с малышом, у нее как раз были Женя с Алиской. Мы боялись заразить чем-нибудь новорожденного, так что не стали к ним подниматься, сказали, что зайдем завтра. Зато часов в восемь Женя с Алиской спустились к нам. Мы сдвинули кресла и сидели, болтая обо всем на свете. Это очень напоминало наши обычные домашние посиделки, даже бубнящий телевизор был, только не было еды и вокруг ходили чужие люди.
Рядом была пустая комната с двумя кроватями, и когда маме уже стало совсем тяжело сидеть, я нашла свежую простыню, застелила одну кровать и уложила ее. Мы перемещались туда-сюда между комнатой с мамой и закутком с телевизором. Было скучно и муторно, хотелось есть, спать и вообще домой. Часов в десять пришла медсестра и взяла два анализа из разных вен на руках, который поместила в четыре баночки с какими-то веществами, чтобы определить тип вируса. Их она тоже запаковала в пакетики со значком биологической опасности. Она сказала, что маму кладут в гериатрическое отделение с диагнозом воспаление легких, и что туда ее должен отвезти специальный медбрат. Его мы ждали еще полтора часа. Так что в отделение мы прибыли около двенадцати ночи, просто завались разношерстной толпой вслед за коляской с мамой и флегматичным медбратом. Думаю, что тамошние медсестры были поражены.
Со стоянки мы выехали уже после двенадцати ночи. Могу сказать, что семь часов ожидания в миюне весьма похожи на ад. А еще пришлось всех завозить, поэтому домой мы приехали в час ночи, и я уже рыдала от усталости, мне хотелось кого-то убить. Почему-то я была очень зла на себя и на всех вокруг. И мне было страшно, я боялась смерти, потому что в воскресенье у меня должен был быть прием у онколога, так что все мои страхи как раз обострились и наложились на усталость. Это было ужасно, я не люблю переживать такие сильные негативные эмоции, они как будто разрывают меня изнутри. Хотя ничего еще не произошло, но я представляю себе, как мне объявят, что рак вернулся, и начинаю рыдать от страха и жалости к себе и близким. Рома тоже был злым от усталости, но когда он увидел мои слезы, то сразу обнял меня и начал утешать. Хоть мы и переругиваемся иногда по пустякам, но если мне на самом деле плохо, он тут же оказывается рядом, и готов успокаивать меня и гладить по разным местам, как ребенка.
Вот он и гладил меня, пока я не успокоилась и не взяла планшет, чтобы почитать перед сном, спать я не могла из-за той же смертельной усталости. Но я даже и главу не дочитала, как меня подхватил на свои руки Морфей и отнес в царство снов. Рома давно уже храпел рядом.
А сегодня в полдесятого нас разбудил Женя и сообщил, что Катю сегодня выписывают. Хотя мы и предполагали, что это произойдет, но все равно оказались не готовы. Но об этом я напишу завтра.

Метки:

272

Так как Роме надо было утром обязательно попасть на работу, потому что на этот день давно был назначен экзамен по подъемным кранам для всей его бригады, тот мы решили поехать домой. Я еще и Трамадекс забыла взять с собой, а время как раз приближалось к двенадцати, а это значило, что я вот-вот начну ощущать боль. Мы с сомнением попрощались со всеми, я чмокнула Катю, сказала, что все будет хорошо - да, избитая фраза, но мне ничего больше не пришло в голову. Рома тоже хотел ее чмокнуть, но не смог дотянуться, наверное из-за своей спины, поэтому он неловко поцеловал ее руку. Медсестра смотрела на это и улыбалась до ушей.
Мы уже подъезжали к дому, как от Алиски прилетела смс: "Катя кажись рожает". Я позвонила, спросила, так ли это, но Алиска ответила, что точно сказать не может, потому что все равно ничего не понятно. Я сказала, чтобы она звонила, если что, мы снова приедем. Дома мы перекусили картошкой с грибами, так как ничего кроме бутерброда не ели с обеда, и легли спать, решив, что может быть Катя дотянет до утра. Но нет, почти сразу Рома получил фотографию, на которой Катя держит младенца на руках. Она родила! Мальчика, как и ожидалось. Чувствовала она себя нормально, и на следующей картинке было видно, как она прикладывает ребенка к груди. Мы почувствовали себя совершенными балбесами, потому что уехали, не дождавшись совсем чуть-чуть. Но, как оказалось потом, Алиска с Женей вернулись домой ближе к шести утра, потому что они дождались, пока Катю переведут в послеродовое отделение. Наверняка нам бы тоже захотелось побыть вместе со всеми, а повидать Катю и ребенка мы сможем на следующий день.
Так и получилось. Рома отпросился после экзамена и приехал домой. Как оказалось, их начальник под видом того, что он будет переводить вопросы для тех, кто не точно понял задание, продиктовал всем правильные ответы. Можно было и не переживать.
Я взяла некоторые детские вещи на всякий случай, и мы поехали за Женей, который сказал, что ночью он абсолютно не запомнил, куда ехать, и лучше он посмотрит, чтобы в следующий раз не заблудиться.
Отделение было то же самое, но мы все равно немного запутались в этих коридорах. Катю мы нашли на третьей кровати от двери, около окна. В палате была еще одна роженица кроме нее, все кровати были разделены шторками, чтобы никому не мешали чужие взгляды. Младенец лежал, укрытый одеяльцем, в прозрачном лотке на каталке, и спал. Катя была очень бледной и выглядела усталой. Было странно видеть их отдельно друг от друга, ведь меньше суток назад он еще был у нее в животе. Но при взгляде на новое человеческое существо, которое пришло в этот мир, я чувствовала покой и счастье. Мы помыли руки и стали по очереди трогать младенца, его малюсенькие пальчики, головку, покрытую пушком, нежную кожу щечек. Он выглядел очень маленьким и хрупким. Невозможно было поверить, что из этого нежного неземного существа потом вырастет говорящий низким голосом взрослый мужик. Я смотрела на него и не могла наглядеться, он был само совершенство. И если он у меня вызывал такие чувства, представляю, что видела в нем Катя.
Два или три часа пролетели незаметно. Мы успели каждый подержать младенца и пофотографировать его и друг друга. А потом Женя вспомнил, что у них заканчиваются продукты, и мы решили помочь ему их купить. Катя осталась дожидаться ужин в больнице, а мы поехали в ближайший Рами Леви. Там мы больше часа хаотично бегали по залу и собирали все, что диктовала Алиска по телефону. Хотя Женя и сам неплохо справлялся. Он уже знал все названия и цвета упаковок нужных продуктов. Мы даже помогли ему занести их. И, естественно, очень уставшие от дел и впечатлений, вернулись домой. Я сделала яичницу с помидорами, мы поужинали, и Рома лег поспать, так как он порывался съездить к Кате еще раз перед сном. Но потом позвонила Алиска, сказала, что они с Женей поедут туда, потому что у Кати на ночь заберут ребенка и остался всего час. Рома решил не ехать, но спустя полчаса оказалось, что и Алиска с Женей никуда не поехали.
Между тем как раз в это же время приземлился самолет с родителями и Анжелкой, они наконец-то вернулись из своей Турции. Как они боялись пропустить Катины роды, так и получилось.
А я вот теперь думаю, не наш ли поход на море накануне стал причиной родов? Потому что когда мы там были, в памяти у меня всплыло, что именно хождение босиком по камушкам может привести к схваткам, а ведь Катя так и делала. И сон мне в тот день приснился приснился, что она родила, и мы все по очереди держим страшненького, с квадратным черепом, младенца. А в следующий день - опа, у нее схватки и она рожает этого удивительно прекрасного эльфа.
Самое главный вопрос сейчас - как она его назовет. Она всю беременность хотела назвать Васей, как ее все не отговаривали. Васей. В Израиле. Но у беременных свои причуды, может быть она потом передумает.

271

Я сегодня задумала сделать картофельное пюре с грибами и жареным луком. Обжарила все, что нужно, почистила картошку, поставила ее вариться, и решила в это время побегать на тренажере. Я уже взяла в руки наушники и телефон, как Роме кто-то позвонил. Он как раз вел напряженный бой где-то в небе над Россией, и поэтому несколько раздраженно включил громкую связь. Звонил Женя, сказал, что у Кати схватки чуть ли не каждую минуту и что они собираются ехать в больницу. Я тут же подбежала поближе, переспросила, засекали ли они время, потому что бывают подготовительные схватки примерно за две недели до родов. Да, ответили они, засекали, все вроде бы говорит о том, что эти схватки самые что ни на есть настоящие. И добавил, что они поедут сразу как только им с Алиской удастся поднять Катю с кровати и спустить ее вниз к машине. На заднем фоне как раздался Катин громкий стон, и это стало для меня сигналом, что нам тоже надо срочно ехать в больницу. "Рома", - закричала я, - "быстро собирайся, Катя на самом деле рожает!"
Мы быстро, но хаотично собрались, я думала, что нужно взять, схватила на всякий случай теплую кофту - вдруг там холодно, прошлой осенью я чудовищно замерзла в миюне. Еще взяла бутерброды и шесть пирожков, их как раз Марк принес. Он был в душе, и мне пришлось сквозь дверь прокричать ему, что на плите варится картошка, пусть сделает пюре и добавит лук и грибы. И мы побежали к машине.
По дороге я вспомнила, что Жене не нужно ставить машину на стоянку и оттуда идти пешком, ему нужно подъехать прямо к приемному отделению, там уже разберутся, что делать с Катей. Мы дозвонились до Алиски, но она ответила, что они в дороге и ей нужен телефон, чтобы указывать Жене путь по GPS. И отключилась. Пришлось отправить им смс и надеяться, что они или прочитают, или сами догадаются. Так мы всю дорогу до больницы и не смогли ни до кого дозвониться. Рома страшно нервничал, я тоже волновалась. Подъезжая к больнице, я попробовала позвонить на Катин телефон, потому что Алискин так и не отвечал. Трубку взяла Алиска (неожиданно, да) и сказала, что они заполняют бумаги, и что Катю забрали в родильное отделение, и приблизительно объяснила, где это находится.
Когда мы, уже почти паникуя, забежали в здание, то опять позвонили Алиске, она сказала подниматься на второй этаж и что нам навстречу выйдет Женя. Так оно и было. На втором этаже было слишком много пустых коридоров и закрытых дверей, невозможно было бы угадать, куда нам идти, так что Женю мы встретили с радостным облегчением. Катя была в предродовой, ей на живот прицепили монитор и как раз брали кровь. Было слышно, как стучит сердечко ребенка. Мы не заходили за ширму, только заглядывали за нее, потому что помещение было слишком маленькое, не для посетителей. Катя лежала и то стонала, то часто дышала, пытаясь переждать боль. Ее заметно трясло то ли от боли, то ли от шока, и было видно, что ей страшно. Иногда она даже кричала, было невыносимо ее слушать и ощущать свою беспомощность. Впрочем, нас вскоре выгнали в комнату ожидания, разрешив присутствовать только Жене.
Мы сидели на широких диванах, жевали бутерброды и смотрели какое-то соревновательное шоу по телевизору. Пришла Алиска, откусила от бутерброда и сказала, что это все ужасно и что она никогда не будет так рожать. Потом позвонил Женя и сказал, что Катю перевели в родовую палату. Мы подошли туда, к палате вел коридорчик для родственников, а с другой стороны была ширма в общий зал с медсестрами и персоналом. Медсестра в униформе вишневого цвета строго сказала нам, чтобы в родовой не находилось больше двух человек одновременно, поэтому мы по очереди пытались подбодрить Катю, а она кричала, чтобы привели уже наконец "этого гребанного анестезиолога" и "не пытайтесь меня утешать, это не помогает". Ей с минуты на минуту должны были сделать эпидураль, но анестезиолог никак не шел. Мы с Алиской договорились потом ей напомнить, как она отлично выражалась. Но потом, наконец, пришел анестезиолог, большой волосатый мужик в синей пижаме, и я только успела собрать Кате волосы резинкой, чтобы не мешали, как нас всех, кроме Жени, попросили выйти. Алиска в очередной раз сказала, что будет рожать только под наркозом.
Мы стояли, слушали из-за двери Катины стоны и указания медсестры. Рядом валялся красный воздушный шарик, и Рома предложил проверить, что будет, если на него прыгнуть. Пришлось ему объяснить громким шепотом, что возможный шум может негативно подействовать на тыкающего иглой в позвоночник анестезиолога. Наконец нам разрешили войти. Кате на наших глазах становилось лучше, ее даже начало клонить в сон. Женя уже мог держать ее за руку, до этого она никому не разрешала этого делать. Медсестра предложила ей вздремнуть, но Катя отказалась. Мы спрашивали, когда она родит, но медсестра ответила, что может быть через час, а может к утру, никто не знает.
(продолжение следует)

270

Сегодня мы ездили на море. Это было спонтанно, мы решили всё за два часа до поездки - позвонили Кате, спросили, хотят ли они на море. Алиска отказалась, сказала, что ей нужно дописывать программу. А Катя сначала хотела в торговый центр за лифчиком для кормления и поесть креветок, но потом тоже согласилась, что было бы неплохо посидеть на пляже. Но нам еще нужно было проголосовать, потому что сегодня были выборы в Кнессет.
Пункт голосования располагался в школе для скаутов на той стороне нашей горки. Естественно, мы пошли в обход, потому что мне совсем не улыбалось карабкаться под палящим солнцем по ста одиннадцати ступенькам. Я до этого всегда видела это здание только со стороны, и оказалось, что внутри, на первом этаже, находится большой зал. Я бы назвала его актовым, потому что там была сцена и каменные ступени напротив. Но все это было таким неухоженным, последний ремонт был там, наверное, лет тридцать назад. Мы зарегистрировались и по очереди зашли за небольшую картонную ширмочку. Там лежали стопки листков с буквами, обозначающими партию, точно больше двадцати. Нужно было взять листик нужной партии, положить в маленький конверт, заклеить его и бросить в урну. И урна, и ширмочка, и конверт были синего цвета, только немного разных оттенков. Мы управились довольно быстро и пошли домой, на этот раз через горку. Могу сказать, что днем на горке делать совершенно нечего, там даже нормальную тень найти тяжело. Но мы посидели немного на скамейке, разглядывая идущие до горизонта дома, и пошли дальше, встретив только старушку с палочкой и приглядывающую за ней филиппинку.
Заехав за Катей с Женей, мы поехали на дикий пляж рядом с национальным парком Аполлония. Нам хотелось чего-то более интимного и интересного, чем благоустроенный и тем самым обезличенный общественный пляж. А тут прямо под выщербленным штормами и ветрами пятиметровым обрывом идет многокилометровая узкая полоска облизываемого морем песка и камней. Но мы не пошли слишком далеко, было вполне достаточно отойти несколько сот метров от стоянки и найти удобное для отдыха место.
Сразу, как мы подошли к воде, и увидели купающихся и загорающих людей, я стянула сандалии и дальше шла босиком. Вода была приятно-прохладной, песок немного проседал под ногами, волны накатывали неравномерно, заставляя опасаться за не подвернутые джинсы. То есть они, конечно, были подвернуты, я же надела бойфренды, их всегда подворачивают, но не настолько, чтобы можно было избежать волны, чуть более высокой, чем остальные. Рома и Катя, посмотрев на меня, тоже сняли обувь, а вот Женя воздержался. По дороге я собирала камни и ракушки, моя коллекция очень давно не пополнялась. У меня с детства привычка притаскивать домой несколько симпатичных, на мой взгляд, сувениров, напоминающих об этом дне. В ванной комнате у меня стоит ваза, доверху наполненная камушками, ракушками и черепками обточенных морем древних глиняных ваз.
Мы дошли до камней, на которых можно было сидеть, бросили на песок вещи и начали наслаждаться солнцем, морем и чипсами. Потом Рома начал болтать с Женей о политике, а я пошла бродить вдоль берега, ковыряясь палочкой в песке, в надежде обнаружить что-то интересное. На самом деле это было очень увлекательно, почти как в детстве, вот так, бездумно, перебирать камни в поисках самого красивого, или строить из них небольшие башенки, устраивая соревнование, какая из них рухнет первой. Я чувствовала себя счастливой там, на берегу, и я хочу почаще устраивать такие прогулки, пока не стало слишком жарко.
Я еще брала с собой окарину, но она совсем не звучала в шуме волн. Я думаю, что надо попробовать поиграть на ней в парке. Зато получилось пофтографировать всю эту красоту и нас заодно. Мы еще и немного пластикового мусора собрали и отнесли к контейнеру, чтобы сделать берег немного чище. Я нашла пластиковый прутик, нанизала на него куски пластика и бутылок, потому что у нас не было с собой пакета для мусора, и в таком виде Рома тащил это до цивилизации, потому что я напоследок как раз вспомнила про фотоаппарат, а мусор мешал бы мне фотографировать.
После моря мы заехали в Тив Таам, потому что только там можно купить замороженные креветки - вслед за Катей мне тоже захотелось чего-то экзотического. В итоге мы купили еще лапши, чая и цукатов, а Катя набрала оливок, грибочков и сушеных ананасов. Это ужасный магазин, он потакает человеческим слабостям и заставляет чувствовать вину за эти слабости, потому что цены там воистину конские. И все такое сияющее, красивое, бесконечно разнообразное. Зато Рома напробовался там всего, чего только можно, его любимая поговорка: "Прийти в супер и не наесться - позор джунглям". Это он еще со своих голодных времен выяснил, что можно неплохо перекусить как лежащими насыпью продуктами - разными орешками, сухофруктами, конфетами, так и плавающими в рассоле оливками, помидорами и грибочками. Не знаю, правда, как это все сочетается у него в желудке, но он ни разу не жаловался.
Потом мы завезли Катю с Женей и вернулись домой. И вот что самое интересное: я не чувствовала себя сегодня больной и разбитой после прогулки. Ну, уставшей, да, но не смертельно, как раньше. Здорово же.

269

Посмотрела мюзикл "Гамильтон" и теперь чувствую себя несчастной. Я когда-то мечтала играть на сцене - петь, танцевать. В детстве меня тянуло туда, я постоянно участвовала во всех школьных постановках. У меня не было особых талантов, но мне очень хотелось, чтобы на меня смотрели люди. Потом, в подростковом возрасте, когда я начала стесняться своего тела, это желание заменилось на прямо противоположное. Мало того, у меня появился страх сцены, страх того, что меня увидят и оценят. Думаю, что это было связано не только с обычными подростковыми терзаниями, но и с уходом отца, и с напугавшими меня до полусмерти двумя дряными мальчишками, моими ровесниками, которые зажали меня в темном углу и по очереди лапали, хотя мне было всего лет двенадцать. Потом был еще один, который словил меня в подъезде, а потом еще в школе налетел вместе с толпой мальчишек, которые тискали меня за разные женские части, хотя в то время ничего женского в них не было. И двоюродные братья тоже делали это со мной, всего по разу, но мне хватило. Моя вина была в том, что я была хорошенькой, хотя в юности все хорошенькие. И я была очень чувствительной, очень ранимой. Наверное я была еще и беззащитной, иначе почему всем этим придуркам мужского пола удалось проделать это со мной столько раз? Но я сначала научилась не попадаться, а потом начала заедать свои печали всем, что было на кухне, растолстела, подурнела, и от меня отстали.
Ко всему прочему я имела несчастье родиться в маленьком захолустном городке с одним кинотеатром в качестве культурного досуга. Был ли у меня шанс уехать и поступить в театральное училище? Наверняка был, как у одной моей знакомой. Она была гораздо талантливее меня, с самого раннего детства она мечтала стать актрисой, даже ездила в соседний город каждую неделю, только там был театральный кружок. После школы она поступила в училище культуры на специальность "театральное искусство" в областном центре, как самую близкую к актерскому ремеслу. На пару с другой студенткой они снимали какую-то хибару с печным отоплением. Откуда двум девочкам, всю жизнь прожившим в пятиэтажках, было знать о правилах безопасности? С началом холодов они растопили печку и легли спать. Наверное забыли открыть какую-то заслонку, угарный газ пошел в комнату. Одной девочке удалось проснуться и выбраться наружу, а вот вторая, моя знакомая, впала к кому и через два месяца умерла. После нее осталось несколько написанных ею стихотворений и заметка в местной газете о незабываемом исполнении роли Мачехи в поставленном театральным кружком спектакле "Золушка". И все.
Но мне удалось вырваться, поступить в университет и закончить его. Я наивно думала, что выбранная мной специальность - психология - научит меня как не бояться выражать себя перед людьми, но она только усугубила мою склонность к депрессиям и дала мне потрясающее знание, что не нужно спасать других людей от них самих, а еще что это психотерапия - далеко не самый честный способ зарабатывать деньги, использующий человеческие заблуждения и невежество в самых элементарных вопросах межличностных отношений. Я выбрала путь невмешательства в человеческие судьбы и ничуть об этом не жалею. Но что же о моей тяге к сцене? Она осталась там, по ту сторону телевизионного экрана, в качестве зрителя я смотрю, как другие люди рассказывают при помощи песен и танцев разные жизненные истории. Мне грустно, потому что я так и не осуществила свои детские наивные мечты и теперь только завидую тем, у кого это очень хорошо получается, кто может не боясь негативной реакции отдавать всего себя сценическому действию, благодаря которому в других людях пробуждаются эмоции сопереживания, эмоции восхищения и радости от соприкосновения с прекрасной песней или захватывающим танцем. А я даже анонимно боюсь писать открыто, прячусь тут за возможностью не показывать себя никому, только случайным людям. Я не знаю, правильно ли я делаю, наверное это правильно для меня. Но иногда мне хочется, чтобы обо мне, о моих мыслях, чувствах и переживаниях узнало как можно большее количество людей. Как будто это сделает меня реальнее, чем я есть. Как будто это сделает меня счастливее. Как будто это докажет всем, что я не ненужная папе дочка. Как будто это защитит меня от детских обид, от гадких мальчишек, от глупых двоюродных братьев. Как будто это докажет мне, что меня любят и ценят... А вот это неожиданно. Меня не любили? Меня не ценили? Мама всегда старалась сделать из меня послушную дочку, она подавляла меня своим возрастом и авторитетом, мне ничего не оставалось, как подчиняться. Она не любила меня? Или любила, но только по-своему, не так, как нужно было мне. Бедная моя мама, у которой тоже не было никого, кто бы сказал ей, какая она чудесная и замечательная, и как хорошо, что она есть на свете. А я не могла ей это сказать, меня этому никогда не учили. Только во взрослом возрасте, живя в другой стране, я могла произнести это по телефону или при редких встречах: "Мама, я тебя очень люблю".
А в детстве? Посмотри, как я танцую, мама. Послушай, как я пою. Ты смотришь на меня, мама? Ты меня слышишь? Ты меня любишь? Мама? Мам?...

Метки:

268

Пошли сегодня на прогулку по окрестным горкам. Мне просто надоело сидеть дома, а Рома вдруг неосторожно предложил прогуляться. И мы пошли. До горки с обсерваторией идти меньше пятнадцати минут. Мы уже были рядом пару месяцев назад, посидели на камне над обрывом с видом на все небоскребы Тель-Авива, и пошли домой. Но сегодня мы вышли на площадку рядом с малюсенькой обсерваторией и внизу под ней увидели шикарную детскую площадку. Спустились посмотреть поближе, оказались рядом с круглыми качелями, на которых можно лежать, да и зависли там минут на двадцать, если не больше. Очень здорово оказалось лежать, раскачиваясь, и смотреть на темнеющее небо сквозь ветки высоких деревьев над нами. Я почему-то очень люблю качели, и если поблизости нет детей, которые могли бы претендовать на них, то всегда с удовольствием качаюсь. Это возвращает меня ненадолго в детство. А если качаться лежа, то ко всему прочему чувствуешь, как ослабляются скручивающие тело и сознание всевозможные запреты, усвоенные за жизнь. И хочется прыгать и бегать, как ребенок, играть в пиратов или казаков-разбойников. Но потом все равно приходится возвращаться в свою порядком надоевшую взрослость. Почему людям обязательно стареть, почему нельзя оставаться ребенком вечно?
После чужой горки мы пошли на нашу, хотя Рома и пытался ныть, что ему завтра на работу, а еще хочется полетать. Он теперь в Ил-2 играется, говорит, что там имитация полета на определенном типе самолета гораздо лучше, чем в War Thunder. Не понимаю, чем ему так нравятся виртуальные полеты. Хотя нет, понимаю - он тоже не хочет взрослеть.
Я как раз посмотрела фильм "Мэри Поппинс возвращается", в котором загадочная няня снова приходит на помощь семье Бэнкс. Прежние дети выросли, завели детей и превратились в своих родителей. Как помочь им понять, что семья - это самая главная вещь на свете? Правильно, послать им великолепную Мэри Поппинс, которая волшебным образом покажет всем, где их истинное место на свете.
Мне так нравится, что суровые дети с каждой новой выходкой няни оттаивают все больше и перестают казаться взрослыми, запертыми в детских телах. И в конце даже их отец, замшелый бухгалтер, обретает просветление и в прямом смысле взлетает к облакам, как и все вокруг - ну, кроме отрицательных персонажей и зрителей. В этот момент я вдруг поняла, что ужасно им завидую. Я бы тоже хотела вот так подняться к облакам. Но почему-то когда недавно у меня была такая возможность - полетать на воздушном шаре в парке, - я вдруг испугалась и осталась на земле. В следующий раз я не упущу возможность и полетаю по настоящему.
Ноги сегодня болели почему-то. Мы гуляли, и каждый шаг для меня отзывался болью в тазовых и коленных суставах. Ступни привычно горели, я даже не обращала на это внимания. Неужели таблетки перестают помогать? И как же мне тогда жить? Зато мое замороженное плечо потихоньку оттаивает. Я уже могу поднимать руку все выше и выше. Ужасно хочется сесть на велосипед и покататься хотя бы несколько километров. Знаю, что крутить педали гораздо легче, чем ходить. Но мы почему-то все откладываем и откладываем. Ждем Мэри Поппинс, вероятно.
Крыса вчера перепрыгнула со стола на холодильник, используя Рому в качестве промежуточного трамплина. Мы ей поаплодировали. И сегодня, когда я готовила и, заодно, делала разминку на кухне, она решила провернуть этот же трюк со мной. Я как раз закончила делать наклоны и поднималась, а она решила прыгнуть мне на спину, но опоздала. В итоге ее передние лапы остались без опоры, но на пути оказалось мое лицо, и она когтем чиркнула мне по лбу и носу. Получились две небольшие царапины. Когда я пришла жаловаться Роме, он сначала даже их не заметил. Но потом, когда они подсохли, то словно проявились. Ничего, это быстро заживет, это не то, как однажды чужой кот прокусил мне руку. Я тогда его просто взяла на руки, погладить, это был обычный домашний котик. Но вдруг он превратился в мангусту, вцепившись в мою кисть зубами, а задними лапами раздирая предплечье. Его еле оторвали, я чуть не потеряла сознание от боли. Повезло, что он ничего серьезно мне не повредил, обошлось только небольшим заражением, да двумя небольшими шрамиками - там, где он вцепился зубами. Этого кота потом усыпили, потому что он таким же образом перекусал всю семью и дошел до семилетнего сына хозяйки. Причем когда на него не находил подобный припадок человеконенавистничества, он вел себя как обычный кот - ласкался, мурлыкал, любил греться на солнышке и наблюдать из окна за воробьями.
Третий день не бегаю на тренажере. Вроде бы ничего особенного, но я волнуюсь, что не получая этой не такой большой нагрузки, я теряю уже обретенное. Попробую следующие дни бегать без пропусков и отговорок. Мне на самом деле гораздо лучше, чем было два месяца назад. Прогресс есть, так зачем же останавливаться?

Метки:

267

Вчера был ничем не примечательный день. Собственно из таких дней, как мне кажется, и складывается наша жизнь. То есть я силюсь вспомнить хоть что-нибудь, что хоть как-то зацепило меня, и не могу. Ну, перестирала и развесила белые муслиновые пеленки и комбинезончики, потому что Кате вдруг приспичит рожать, а у меня ничего не готово. Сегодня еще все досыхает, а завтра я перестираю все цветное, и останется только все прогладить, если мне не будет лень, и сложить в коробку.
Сегодня к нам приезжали Катя с Женей и Алиска. Родители уехали с Анжелкой в Турцию, шлют фотографии счастливых лиц на фоне главной турецкой мечети и конечно же из турецких ресторанов. Наверняка опять будут бродить по дешевым магазинчикам и вещевым рынкам, купят и привезут в подарок очередную ненужную одежду. Лучше бы какой-нибудь сувенир привезли, или турецкие бусины, из которых можно было бы сделать интересное этническое ожерелье. Надо будет в следующий раз им заказать.
Катя уже совсем беременная. У нее начался симфизит, ей больно ходить. Ее лицо часто искажается гримасой боли или недовольства, но в ее состоянии тяжело быть хоть чем-то довольной. Я ей сочувствую и считаю, что она прекрасно держится.
Алиска купила себе новый ноут, небольшой и легкий. Хотя мне не нравится пластмассовый корпус, он запросто прогибается под пальцами, но выглядит он весьма симпатично. Она прямо у нас устанавливала операционную систему и радовалась как ребенок.
Мы потащили всех на нашу горку, кроме Кати, естественно. Оставили Марка развлекать ее, он, кажется, был даже немного рад. Что самое неожиданное - я взошла по ста одиннадцати ступенькам почти наравне со всеми, отстала совсем чуть-чуть. Запыхалась, конечно, но без раздирающей грудь боли, как обычно. Вот что значит регулярные занятия на тренажере. Хотя я уже три дня не бегала - то у нас выставка, вчера я не очень хорошо себя чувствовала, а сегодня тоже нашла уважительную причину - днем занимались уборкой и готовкой, а вечером гости вот приехали. Но это просто лень. Двадцать пять минут - это не десять и не пятнадцать, я откладываю бег до последнего, а потом уже поздно становится, надо спать идти и все такое.
После прогулки мы поужинали, снова усевшись впятером вокруг нашего маленького столика. Я приготовила фаршированный перец, все время пытаюсь экспериментировать с начинкой. Обычно беру за основу рис и добавляю то капусту, то грибы, сегодня вот к грибам добавила зеленую фасоль. Обязательно обжариваю лук и морковку, добавляю разные специи. Поверх перца кладу еще дольки помидоров и заливаю все томатной пастой. Получается очень даже вкусно. Но у нас как-то тяжело с яствами, особенно в конце недели, так что я достала две упаковки соленой семги, в каждой по сто грамм, порезала все кусочками и неосторожно поставила перед Катей. Она за милую душу почти все сама и съела, а перец поковыряла вилкой и отставила в сторону. Я считаю, что беременным можно и нужно позволять все, а вот Алиска ее несколько раз одергивала, типа рыба не только для нее одной. Но Алиска просто не может себе представить, как это - быть беременной. Впрочем, она и не хочет, говорит, что дети ее бесят.
За ужином обсудили дальнейшие планы Кати и Жени. Договорились, что они отложат обучение в ульпане на пару месяцев, до тех пор, пока не переедут поближе к нам, потому что от Алиски им ехать больше часа, а от нас - всего двадцать пять минут на автобусе. К тому же Кате все равно сейчас уже не до учебы, и тем более не будет до нее пару месяцев после рождения ребенка. Жене же нужно рассылать свое резюме в профильные институты и предприятия, не ждать у моря погоды. А то он никак не может решить, нравится ему здесь, или надо возвращаться в родные пенаты. Там, понятно, незаконченная аспирантура, вполне реальные перспективы и друзья, а здесь другой язык, отсутствие социальных связей и туманное будущее. Я не знаю, что бы я выбрала на его месте. То есть знаю, но этот выбор мне не нравится. Женя хочет в сентябре съездить оформить академический отпуск и доделать кое-какие дела. А пока он может спокойно работать на Игоря, получать зарплату и строить планы. Уверена, что Игорь отпустит его в неоплачиваемый отпуск на месяц-полтора. Еще у Жени все время кружится голова. Я предполагаю, что это так проявляется адаптация. Или он мало пьет воды и у него обезвоживание с непривычки. Все-таки у нас совершенно другой климат.
Алиска точно расстается с Ником, тот уже две недели спит в большой комнате на диване. Она хочет в июне снять квартиру вместе с Катей и Женей, потому что так дешевле и удобнее для всех. Все равно она будет приходить туда только спать, потому что собирается много и упорно работать, но зато она не будет одна-одинешенька. Сегодня она посмотрела на наш район с горки, и он ей понравился. Осталось дождаться июня.

Метки:

266

Сон сегодня приснился, как я подобрала очередного кота. Это был рыжий котенок, мирно спящий на барной стойке какого-то кафе. Хозяину этого кафе какая-то женщина принесла молодого черно-белого котика, потому что не могла оставить его у себя, и хозяин, повернувшись ко мне, доверительно сообщил, что вообще-то взять его себе не может, и, скорее всего, котика придется убить. Я, уже почти готовая забрать черно-белого, в этот самый момент увидела спящего маленького рыжего, и поняла, что его постигнет та же участь. Во сне мне показалось очень логичным, что надо забирать более мелкого, потому что черно-белый уже почти взрослый. И я схватила рыжего и принесла домой, спрятав его в дальней комнате, ничего не сказав Роме, потому что знала, что он почему-то не будет рад седьмому коту.
Хотя это был не совсем наш сегодняшний дом, это была вилла со множеством комнат в каком-то курортном местечке. И котов у нас всего пять. А Рома запросто был бы рад седьмому коту, как он был рад второму, третьему, четвертому и пятому. Первая кошка досталась ему в нагрузку ко мне, и мне повезло, что у него всю жизнь тоже жили коты.
А вот Роме не очень повезло, особенно вчера. Вечером он пошел на свою вторую работу, и я уговорила его сделать крюк и зайти в аптеку за моими лекарствами. В принципе, я бы и сама могла сходить, но я так привыкла к его помощи, что не смогла устоять от возможности избежать похода в аптеку. И зря. Потому что Рома через полтора часа позвонил мне и сказал, что до сих пор сидит в очереди. Конечно, на работу он опоздал, поэтому ему пришлось задержаться, и домой он вернулся гораздо позже обычного. Был, естественно, злой, со мной разговаривал сквозь зубы. Оказалось, что в аптеке сломался компьютер, и очередь разделилась на людей с рецептами и без. И без рецептов все шли сплошным потоком, а с рецептами - вызывались раз в десять минут. Вся очередь негодовала и посылала проклятия на головы аптекарей, но те только разводили руками, мол, мы тут ни при чем, это все компьютер. Я перед Ромой долго извинялась и обещала, что буду ходить сама. Да, скорее всего буду. Неудобно так получилось, мне до сих пор стыдно.
Сегодня он уже общался со мной как ни в чем не бывало. Это странно, потому что раньше он дольше отходил, но, видимо, мы так уже срослись друг с другом, что злиться на другого - это все равно что злиться на самого себя. Так что мы вечером вдвоем радостно собрались посетить выставку достижений народного хозяйства, то есть ярмарку-распродажу разных товаров, которые раз в полгода устраивает Ромина кредитная компания. Мы на такие ярмарки ходим уже лет шесть или семь, потому что на них каждый раз дают бесплатный подарок, какие-нибудь полезные для хозяйства вещи: ножи, миксеры, небольшие пылесосы, набор ложек, одеяло, кастрюли и т.д. В этот раз это был набор из трех сковородок. Устроители все время невероятно извращаются, создавая лабиринт из сетчатых коридоров, ведущих от одного торгового ангара к другому, через который должен пробежать получатель подарка. Каждый раз я чувствовала себя крысой в лабиринте, добирающейся до вожделенной награды. Но в этот раз устроители превзошли сами себя. Они расширили территорию, построили еще больше длинных коридоров, превратив поход за сковородками в совершенно неувлекательный квест. У нас ушло ровно час сорок на то, чтобы пройти весь лабиринт и вернуться обратно к машине. Если вычесть время, которое мы потратили на небольшие остановки около разных прилавков, то все равно получится больше часа на ходьбу, а это значит, что длина всего лабиринта была около четырех километров. Ну ладно, три с половиной. И все ради того, чтобы ты остановился и хоть что-то купил. Нам удалось отделаться двумя большими полотенцами, я их всегда на этой ярмарке покупаю. А народ вовсю тащил какие-то огромные коробки и пакеты, как будто настал последний день на земле. После посещения ярмарки в памяти осталась разноцветная мешанина из лиц и предметов, зато можно не бегать на тренажере, потому что мы ужасно вымотались. Я даже заснула в машине на несколько секунд, пока мы стояли в небольшой пробке, мне уже начал сниться какой-то сон, но тут машина тронулась и я проснулась.
У Жени сегодня был первый рабочий день, причем Катя поехала вместе с ним. Женя потом позвонил Роме, начал жаловаться, что им приходится тратить на дорогу в ульпан по часу в каждую сторону, а потом еще и поездка на работу занимает столько же времени. И что ему это не нравится, потому что четыре часа тратить на дорогу каждый день - не ради этого он срывался с насиженного места. В принципе, Женя уже не раз озвучивал, зачем они репатриировались - чтобы у родившегося здесь ребенка было израильское гражданство, иным способом он его никогда не получит, потому что является четвертым поколением. Рома напомнил Жене, что это они решили остаться жить вместе с Алиской в Герцлии, тогда как если бы они сняли квартиру рядом с нами, время на дорогу сократилось бы в два раза. А я думаю, что не обязательно Жене сейчас работать. Он может отдать машину назад и спокойно заняться учебой, им же не надо тратить деньги на жилье, как предполагалось. Но, в общем, грустно все это, ведь он еще не представляет себе, что начнется, когда родится ребенок. Мне его заранее жаль.

265

Почему-то так устаю каждый раз после наших семейных встреч. Хотя на выходные ни в какой парк не ездили, да и были у родителей всего вчетвером, Алиска не поехала, но все равно. К Роме в каждый выходной день постоянно какие-то люди приходили, пока я спала. В пятницу один знакомый по работе приходил, в воскресенье другой, даже оставил пятьдесят шекелей в благодарность за компьютерную консультацию. Это всё моя дурацкая привычка засыпать под утро, а просыпаться гораздо позднее полудня. Еще и часы перевели, а это значит, что я теперь просыпаюсь на час позже обычного. И завтракаю, соответственно, тоже на час позже. Сегодня, например, в три часа позавтракала. А заснула, и это очень, очень странно, в десять утра.
С субботы на воскресенье у меня была не самая приятная ночь. Мы вернулись от родителей и, выпив чаю, легли спать. Хороший чай с бергамотом у нас закончился, новый я не купила, поэтому заварила себе какой-то давно лежащий у нас пакетик зеленого с корицей. Пакетик был запечатанный, поэтому я подумала, что вреда не будет. Рома же пил томатный сок, молодец. И я через час, после того как мы легли, почувствовала, что очень хочу по-маленькому. Сходила. А через двадцать минут - снова. И опять. И так до самого утра. Я даже не могу представить, откуда во мне взялось столько жидкости. Я как раз решила посмотреть "Аквамена", такое приятное кино в тему. Рома мирно храпел рядом, обожаю его крепкий сон, а я то и дело останавливала просмотр, вскакивала и бежала в туалет. И где-то посредине просмотра я ко всему прочему почувствовала, что у меня горят ноги. Вот тогда я поняла, что забыла выпить Трамадекс после ужина, я его должна принимать раз в сутки в одно и то же время. Конечно, я его тут же выпила, но так как он начинает действовать только через час-полтора, то следующие два часа показались мне адом: во-первых, невозможно отвлечься на кино, потому что постоянно бегаешь в туалет; во-вторых, ногам адски жарко, но всему остальному телу - холодно; а в-третьих ужасно хочется спать, но это невозможно из-за первого и второго. Я кое-как держалась, но потом начала всхлипывать, вроде бы беззвучно, но Рома проснулся. Он меня успокоил и пожалел, сказал, что не представлял, как для меня важен прием таблеток вовремя, хотя всего пара месяцев прошла с моей попытки отказаться от Трамадекса, память у него, как у котика. Как-то постепенно ушла боль, а за ней и чай перестал действовать, и я, наконец, заснула под утреннее карканье ворон.
На следующий день я чувствовала себя прекрасно, проснувшись опять в три часа. Вечером Женя был у нас в гостях, он и Рома ездили в Модиин получать машину в какой-то прокатной конторе. Получили. Я за это время приготовила фаршированный перец, покормила их, и они пошли смотреть квартиру на съем в Бней Браке, в десяти минутах от нас. Квартира показалась вроде бы неплохой. Потом Женя уехал домой на машине с четкими Ромиными инструкциями, как и куда поворачивать. Минут через сорок Рома начал волноваться, что Женя заблудился, я даже и не думала, что его тревожность может достигать такого уровня. Но все обошлось, просто Женя долго искал парковку.
Это было вчера. Сегодня я тоже проснулась в три часа. Ну вот как так жить? Хотя у меня нет таких дел, которые бы заставляли меня просыпаться рано. А еще у Жени с Катей внезапно поменялись планы на съем квартиры: Алиска в очередной раз собралась уходить от Ника, а тут им как раз позвонил хозяин квартиры и сообщил, что продает ее сразу после окончания контракта. Контракт заканчивается через два месяца, и Алиска начала уговаривать Катю и Женю снимать квартиру на троих, чтобы они жили все вместе. Ей, видите ли, очень нравится, что когда она возвращается с работы, ее ждет ужин и чистая квартира, ну и общение с сестрой, как бонус. Так что теперь пока никто ничего не снимает, все ждут окончания Алискиного контракта. Рома, конечно, спрашивает, а кто будет сидеть с ребенком, пока Катя учится в ульпане? Женя пока предполагает, что он будет отвозить ребенка рано утром ко мне, а потом они с Катей сразу поедут в ульпан. Но у них будет уходить много денег на бензин, а они точно будут нервничать и переживатьи так по этому поводу. Зато не надо будет платить за квартиру, это плюс, а то Катя уже каждую копейку считает и паникует, что их баланс рано или поздно не сойдется.
Вообще-то Катя мне нравится своей расчетливостью. Она считает, что надо купить большой дом на три семьи, все равно мы все отдаем каждый месяц приличную сумму за съем квартиры, почему бы не платить ее за собственное жилье? Но так как никто из нас не потянет покупку даже самой маленькой квартиры, то почему бы не объединить усилия и купить в складчину что-то существенное? Пока что это похоже на мечту, слишком призрачно все и неопределенно, но кто знает, во что это выльется, скажем, через год. Поживем - увидим.

264

Сегодня Катя с Женей приезжали к нам в гости. То есть это Рома их привез, а перед этим они были в стоматологической клинике, где Игорь торжественно принял Женю на работу. Оплата у него будет почасовая и она, в принципе, для начала очень неплохая. И еще у Жени будет машина, чтобы добираться к Игорю домой, потому что станок или что-то там стоит у Игоря в подвале. Женя собирается учиться и работать одновременно, не знаю, как это у него получится, но это всего на полгода, а потом он или найдет себе другую работу, или продолжит свое сотрудничество с Игорем.
Я сегодня позорно проспала. Выпила вчера на ночь чай, это был Липтон в пакетике, и не могла заснуть до восьми утра. Нормальный чай у нас закончился, и я банально забыла, как этот чертов Липтон на меня действует. Так что когда Рома позвонил мне, они уже припарковали машину и шли к нам домой. Я даже не пыталась встать, потому что все равно не выспалась, сидела в постели и дулась на Рому, что он меня не разбудил, хотя и обещал. А он просто забыл. Выползла из комнаты, когда уже совсем проснулась, поздоровалась и пошла на кухню пить свой утренний чай, все тот же Липтон. А Рома, Катя и Женя как раз пошли смотреть ту страшную квартиру. Когда они вернулись, я уже и позавтракать успела, своими обычными двумя кусочками хлеба, намазанными карамельным спредом. Квартира им, естественно, не понравилась - а что может понравится в помещении, выглядящим как полуподвал? И хозяин им тоже не внушил доверия, так что они были, скорее, против заселения в эту квартиру, чем за. А тут я как раз нашла вариант чуть дороже, но тоже также близко. Катя устала и отказалась идти, а Рома с Женей побежали смотреть. Вернулись они в полном восторге, потому что там была мебель, ремонт, высокие потолки и огромный балкон. Но на эту квартиру претендовали еще пара семей, которые были там еще до нас, так что шансов вселиться туда у Кати с Женей не очень много. Поэтому я продолжила поиски и нашла несколько более дорогих вариантов, которые находятся в десяти и двенадцати минутах ходьбы от нас - если верить Гуглу. Катя с Женей запросто могут пока жить у Алиски, даже после родов, все равно пока учеба не началась. Тем более что Алиска очень довольна этим, у нее теперь все лежит на своих местах и всегда есть домашняя еда.
Катюхе рожать уже совсем скоро, она предполагает, что девятнадцатого, хотя живот у нее не сильно большой. Мы с ней болтали вдвоем, когда Марк зашел на кухню, поздоровался и спросил: "Как дела?" Катя ответила: "Пока не родила" и рассмеялась. Оказывается, она всю беременность хотела так кому-нибудь ответить, но все не доводилось.
Еще Катя считает каждый шекель на их с Женей счёте, буквально. Надеюсь, что когда они тут пообживутся, да еще вместе начнут работать, их накроет необыкновенной безмятежностью вследствие общего благополучия. Тут иначе не бывает. Я помню свой восторг, когда обнаружила, что могу иметь все, что захочу, просто потому что я всего лишь работаю и каждый месяц получаю зарплату. Причем это распространяется не только на материальные вещи. В конце концов дошло до того, что мне не о чем стало мечтать (шутка).
Я сегодня приготовила какое-то невероятно вкусное овощное рагу. Наверное все дело в магазинном соусе из банки, но получилось уж очень вкусно. Я обжарила лук, перец, тонко порезанную капусту, положила зеленую фасоль, много помидоров, а когда все было почти готово, добавила сладкий азиатский соус. Вместе с отварным рисом блюдо зашло на ура. Хотя я сначала думала обойтись чем-то попроще, вроде яичницы с помидорами. Потому что я полтора-два часа провожу на кухне, а съедается все за двадцать минут. И в самом лучшем случае что-то остается на завтра, чтобы просто разогреть и поужинать.
После ужина я потащила Рому гулять. Мы немного обошли наш район не затрагивая горку. Видели, в основном, людей, выгуливающих собак, и такие же как мы парочки. Недалеко от нас нашли квартал из нескольких двухэтажных домов с огромными придомовыми участками. Я даже поразилась, сколько там места. И это в городе, где квадратный метр стоит безумных денег. Участки были огорожены хлипкими заборами, на калитках было написано, что это частная территория, но зайти было можно. Там росли гигантские деревья со свисающими с них темными прядями, похожими на водоросли. Участки выглядели заброшенными, бесхозными, хотя там можно было бы посадить разные растения и сделать места для отдыха. Рома сказал, что он хотел бы жить в этих домах, с этими огромными заросшими пространствами перед окнами, чтобы ощущать себя живущим на природе, а не в бетонных городских джунглях. А я на самом деле хотела бы жить на природе, желательно в горах. Зачем делать вид, если можно сделать все взаправду?

263

В спальне, напротив моей кровати, на стене висит репродукция картины "Поцелуй" Густава Климта. Я купила ее в Икее, специально чтобы завесить облезшую штукатурку, потому что как раз на этом месте висела детская спортивная груша, и ребенок предыдущих жильцов наверное от души колотил по ней. У девушки на этой картине цвет лица меняется в зависимости от освещения, а кроме этого - еще и в моих глазах, в зависимости от того, как я себя ощущаю или буду ощущать в ближайшее время. Один раз, в самом начале зимы, я проснулась утром, солнце пробивалось сквозь трисы и все в комнате было пронизано легким утренним светом. Но лицо девушки было бледным, даже синеватым, как будто мужчина целует ее уже мертвую. У меня тогда в голове вспыхнула мысль, что он, может быть, пытается оживить ее, возродить в ней жизнь. И это было так похоже на то, как Рома все время возится со мной, не давая мне погрузиться в свое состояние и свои переживания по этому поводу, не давая мне увязнуть и утонуть во всем этом. Я так впечатлилась, что после того случая какое-то время даже побаивалась смотреть на картину, во всяком случае - обращать внимание на цвет лица. Кстати, цвет кожи у персонажей картины сильно отличается, и это вызывает у меня восхищение работой Климта - помимо прекрасного золотого цвета и уникальных узоров. Потом я несколько раз замечала, что какой мне видится девушка, так я себя примерно и чувствую. Это словно зеркало для моего самоощущения. А сегодня я посмотрела на картину, цвет лица у девушки был такой теплый, я бы сказала - нежный, светящийся изнутри. Правда это было вечером и освещение было искусственным. Но все равно это говорит о том, что мне сейчас хорошо. Не так хорошо, как когда-то, еще до лечения, но настолько, что я забыла выпить таблетку от боли. Это тоже такой индикатор моего самочувствия, это значит, что болит совсем чуть-чуть. Вот ведь какая штука, таблетки не отключают всю боль, они просто делают ее выносимой, и, в лучшем случае, едва незаметной. Боль же есть всегда. Хотя вот сегодня у меня болят мышцы, потому что вчера я была на горке и занималась на тренажере.
Вчера мы ходили смотреть квартиру для Кати и Жени. Я нашла вариант в трех минутах ходьбы от нас. На фотографиях на сайте эта квартира выглядела не очень, но привлекала ее цена и близость к нам. Вот мы и решили проверить, так ли все ужасно или можно что-то с этим сделать. Рома прибежал со своей второй работы и мы пошли. Естественно, в обход, потому что сто одиннадцать ступенек совсем не привлекали, Рома был уставшим, а я как раз отбегала свои двадцать три минуты, почти двадцать четыре - никак не могу двинуться дальше, едва дотягиваю до этого времени, но снижать не собираюсь. Подошли к дому, но никто к нам не вышел, хотя мы предупредили, что придем через пять минут. Наконец со второго этажа по наружной лестнице спустился очень пожилой дядечка и повел нас показывать жилье. Это на самом деле было жилье - из бывшего подъезда мимо заброшенных ступенек коридор вел то ли в бывший склад, то ли в самострой в виде двух комнат и совмещенного санузла. Окна в этом самострое находились как раз под низким потолком, а кухня представляла собой длинный шкаф, покрытый каменной плитой с раковиной посередине. Газовой плиты не было, предполагалось, что готовить надо будет на электрической. Рома спросил, где же можно будет поставить стиральную машину - оказалось, что в коридоре при входе, там был шланг и сток. В спальне стояли два каких-то шкафа и кровать, я даже боюсь думать, кто на ней мог спать, при такой-то спартанской обстановке и общей необжитости. Зато санузел оказался вполне нормальным, не считая его крошечных размеров.
В принципе, если все в квартире хорошенько отмыть, поставить нормальную мебель, повесить шторки и положить какие-нибудь ковры, то в ней даже можно жить. Но я бы не стала. Даже за те небольшие деньги, которые за нее просят. Но Кате и Жене она понравилась, мы сняли для них и послали два небольших видео.
Попрощавшись с дядечкой, мы пошли к тренажерам. Рома сказал, что Женина мама собирается приехать на три месяца, помогать с ребенком. Я хотела было возмутиться, потому что ожидалось, что это будет моей обязанностью. Но потом я поразмыслила и поняла, что так даже лучше. Хотя, наверное им будет тесно в маленькой квартирке, но большую они ни за что сейчас не потянут. А я ведь как раз нашла три варианта прямо на соседней улице, всего лишь на полторы тысячи дороже. Но зато это полноценные квартиры, с высокими потолками, окнами, балконами и всевозможной мебелью. Все-таки это очень странно, ведь полторы тысячи через полгода уже не будут казаться неподъемными, а жить в маленькой и гнусной квартирке придется до конца контракта. Но можно ведь, наверное, заключить контракт на полгода, а потом переехать в более приличные условия.
Вот как раз размышляя об этом, я вчера и перекачалась на тренажере до приятно ноющих мышц. А сегодня я опять бегала почти двадцать четыре минуты. А кто молодец? Я молодец!

262

Женя неплохо жонглирует тремя яблоками и умеет показывать некоторые фокусы. Этим он и занимался, когда Рома решил, что самое время подняться в воздух на огромном воздушном шаре.
Этот аттракцион появился в парке лет пять назад. Каждый раз, когда мы выезжали в парк на велосипедах, мы проезжали мимо него. У нас несколько раз была идея подняться и сфотографировать Тель-Авив сверху, но у меня есть нерациональный страх, что шар может внезапно сдуться, и корзина с воздухоплавателями полетит вниз с высоты в сто двадцать метров. Хотя в детстве у меня была книжка Жюля Верна "Таинственный остров", и я много раз ее перечитывала, восхищаясь смелыми путешественниками, пока ее не "зачитал" с концами какой-то мамин знакомый.
Договорились сначала, что поднимутся Рома и Женя. Тут спохватилась беременная Катя и сказала, что она тоже хочет. А тут уже и папа решил, что без него они туда ни ногой. Так что половина нашей компании купила билеты, взошла на возушное судно и начала медленно становится ближе к небу. Мы какое-то время махали им снизу, а потом успокоились и занялись своими делами.
Вернулись они очень быстро, на мой взгляд, я начала хлопать в ладоши и громко приветствовать их, остальные подхватили. Мы только начали обсуждать их маленькое приключение, но тут как раз начал накрапывать дождик, зонт оказался только у Кати, так что все решили, что пора ехать домой.
Но что я вынесла для себя из их полета: летать на воздушном шаре может даже беременная, а это значит, что и я могу. И потом Рома сделал сверху какие-то совершенно невнятные фотографии, причем не в самую лучшую погоду, я хочу подняться и перефотографировать все сама. Так что в следующий раз я обязательно сделаю это: полетаю на воздушном шаре.
Домой мы возвращались в том же порядке. Я чувствовала себя уставшей и замерзшей, так как оделась совсем не по сезону. Дома у родителей мы с мамой сделали всем чай, а беременной Кате - тарелку борща. Алиска решила заказать пиццу, так что мы еще полчаса ждали, когда ее привезут. Для меня Алиска заказала чесночный хлеб, так как я ем сыр, он оказался вполне вкусным, но это все равно меня не спасло. Когда мы приехали домой, я прилегла на своем кресле, положив ноги на стул, и сама не заметила, как заснула. Проснулась я через час, меня бил страшный озноб, чувствовала я себя ужасно. Очевидно, что я как-то перенапряглась со всеми этими прогулками, да еще и перемерзла. Мое состояние было очень похоже на страшный упадок сил, я вспомнила, что люди, прошедшие через то же, что и я, рекомендуют беречь силы, потому что их восстановление будет занимать гораздо больше времени, чем у здоровых людей. Но мне было так хорошо на природе, в кругу семьи, я почти не чувствовала усталость, я даже забыла про боль, которую я так или иначе ощущаю постоянно, несмотря на таблетки.
Мне стало лучше после горячего чая, а когда мы легли в постель и я прижалась к Роме, то я почувствовала себя совсем хорошо.
На следующий день я полдня бродила как сонная муха, а к вечеру собралась с духом и сварила огромную кастрюлю супа и побегала на тренажере. Ну а после ужина мы с Ромой вышли на улицу и целый час гуляли по нашему району. Прошлись мимо театра, видели, как полиция разбиралась с семейной ситуацией: с балкона старушка кричала на весь дом, что ее сын не пускает ее на улицу, а сам сын внизу объяснялся с полицейскими. Полицию, как я подозреваю, вызвали неравнодушные соседи. Мы не стали там задерживаться и пошли дальше. Взошли на нашу горку с другой стороны, покатались на новеньких качелях только что построенной детской площадки, дошли до железного монстра и вернулись мимо мужика с шофаром к смотровой площадке. Ржавого железного монстра потихоньку распиливают, мне его очень жаль почему-то. А мужика починили, теперь плиты на его постаменте все на месте и сияют новизной и чистотой.
Небо было затянуто тучами, вдалеке то и дело сверкали молнии и гремел гром. Упали первые капли, но мы не собирались уходить. Я всегда с удовольствием смотрю на небо, которое то и дело тут и там разрывают молнии. Я обожаю грозу, ветер, дождь. В такие минуты мне хочется прыгать и кричать что-то вроде: "Буря, пусть сильнее грянет буря!" Мы понаблюдали немного за грозой, и пошли домой только когда дождь начал накрапывать все сильнее и сильнее. Только мы зашли в квартиру, как услышали, что за окном начался ливень. Зато как приятно было принять горячий душ и улечься в кровать, слушая, как за окном шумит дождь.
Сегодня вернулась прохладная погода, хотя я надеялась, что дело уже движется к лету. Это значит, что мне еще какое-то время придется походить в двух кофтах и двух парах носков дома. Мне кажется, что холод отнимает у меня слишком много сил. Я все надеюсь, что вот-вот станет тепло и мне тоже полегчает. Интересно, это так и есть, или я все выдумываю?

261

Вчера мы ходили огромной толпой, восемь человек, в парк. Сначала собирались взять только Катю с Женей и маму. Алиска отказалась, сказала, что ей надо поработать, а папа тоже начал говорить про какие-то расчеты, которые ему нужно закончить. Уже по дороге позвонили маме, сказали, что скоро заедем, она начала при нас уговаривать папу, и когда мы зашли к ним, то папа уже был уговорен и даже одет. Тут оказалось, что Кате удалось таки уговорить Алиску, а заодно и Ника, так что мы расселись по машинам и поехали за остальными. Остальных пришлось ждать минут десять, как обычно, хотя мы предупредили за пять минут, что подъезжаем. Я давно предлагаю Роме звонить Алиске с просьбой выходить в тот момент, когда мы выезжаем с нашей улицы.
До парка доехали без проблем, папа не отставал и не терял нас из виду, да и Алиске мы скинули координаты стоянки, на случай, если они нас потеряют. Но ничего, не потеряли. Стоянка рядом с парком был забита машинами, но нам удалось найти два места недалеко друг от друга. Небо было странным, жемчужно-серым, с размытым пятном солнца в высоте. Дул легкий ветерок, и я пожалела, что надела легкий кардиган. В парке было полно народа, некоторые жарили шашлыки, кто-то отмечал день рождения ребенка, такие места обычно выделяются развешанными на натянутой между деревьями веревке шарами. Когда мы перевалили за невысокий холм, то увидели следы прошедшего накануне концерта - металлические ограждения, сцену с мощными колонками, заваленные мусором газоны и удивительное огромное количество биотуалетов, два ряда синих будок, протянувшиеся на двести или триста метров. Некоторым из нас тут же захотелось их посетить, остальные в это время терпеливо ждали.
Нашей целью было озеро и прокат лодок. По дороге мы встретили старое изогнутое дерево и принялись на нем фотографироваться. Потом все-таки кое-как взяли себя в руки и доползли до проката. Решили взять катамаран и весельную лодку. Я сначала думала, что катамаран будет с навесом и "записалась" в команду Алиски с Ником и папы. Но когда я увидела, что навеса там и близко не ожидается, то быстренько перебежала в ряды лодочников. Так что в лодке нас было пятеро - я, мама, Рома и Катя с Женей. Рома сел на весла и мы отчалили. Было довольно приятно сидеть в покачивающейся лодочке, смотреть по сторонам и фотографировать. Над нами летали чайки, я вспомнила, что надо было бы взять с собой хлеб, чтобы бросать им кусочки, но вместо хлеба у нас были чипсы и арахисовые палочки под названием Бамба. Так что бросали мы чайкам Бамбу, а я старалась поймать интересный момент в свой видоискатель.
Какая-то собака вошла в воду и начала гоняться за плавающими около берега утками. Это выглядело смешно, хотя хозяину собаки так не казалось, он стоял с поводком в руке около кромки воды и не знал что делать. К этому месту вскоре подплыли все лодки и катамараны, которые находились в это время в озере, все вытащили телефоны и начали снимать глупую собаку, которая наконец-то обрела смысл жизни, и возмущенно крякающих уток, которые то и дело взлетали с воды в тщетной надежде избавиться от новообретенного преследователя. Мы тоже немного поснимали, а потом поплыли вокруг маленького островка, находящегося посредине озера. И озеро, и островок были возмутительно малюсенькими, я бы сказала кукольными, что совсем не мешало нам чувствовать себя настоящими пиратами. Мы взяли на абордаж катамаран и какое-то время волокли его за собой. А затем, решив, что теперь их очередь нас тащить, привязали к нему лодку и пару минут наслаждались своей властью. Все это было очень весело, мы забавлялись, как могли, кидаясь друг в друга мандариновой кожурой или передавая на ходу пакеты с чипсами или бамбой. Прокатный час пролетел незаметно, но что делать на этом озерце еще час, мы не знали. Хозяин водоплавающей собаки наконец дождался, когда она вылезет, сразу пристегнул поводок и побрел подальше от озера.
После озера некоторые из нас решили подкрепиться и подошли к лоткам с едой. Там предлагали блины сладкие и обычные, на прилавке стояла постоянно горячая круглая плита. Рома сделал заказ, продавец тут же смазал плиту, а затем вытащил из под прилавка готовый блин и положил его на горячую поверхность. Это было нечестно, блины всегда готовили свежие, наливая тесто из стоящей рядом кастрюли. Но когда Рома и Катя попробовали смазанный шоколадом, посыпанный маршмеллоу и сложенный вчетверо горячий блин, то сказали, что он ничем не отличается от только что выпеченного. Папе с мамой достались несладкие блины, и когда мы дошли до изогнутых деревьев, на которых уже раньше фотографировались, то они присели на одно из деревьев и неспешно съели свой нехитрый полдник. Мы расстелили покрывала и какое-то время валялись на них. Рядом с нами как раз было ограждение, за которым находилось поле с огромным воздушным шаром, на котором мог подняться в воздух любой желающий.
(продолжение следует)

260

Ничего не пишется, и поэтому я читаю чужие блоги. Один блог ведет женщина, уже очень давно. Пишет про свою жизнь в чужом городе, куда приехала учить чужой язык. Дома у нее осталась семья, по которой она очень скучает. Но чужой город она тоже любит всем сердцем. Она снимает комнату в доме, в котором всегда многолюдно и в котором жители то и дело меняются - одни съезжают, другие вселяются. И то, как эта женщина описывает город, свою жизнь, соседей, свои размышления о жизни и одиночестве, навевает на меня странное ощущение, что я не одна. То есть она пишет как будто для меня, хотя я понимаю, что это и для других тоже. И, может быть, ей стоит собрать из своих многолетних ежедневных заметок целую книгу, как будто это путевые заметки исследователя-антрополога. Потому что то, о чем она пишет, может быть интересно многим читателям. А может быть и нет. Может быть это имеет смысл только когда читаешь кого-то день за днем, знаешь его уже много лет и даже изредка комментируешь. Блоги, наверное, для этого и пишутся, для того, чтобы о тебе узнали другие люди. Даже я, хотя и не отправляю свою писанину в ленты друзей, я ведь тоже хочу, чтобы кто-нибудь знал, что я существую. К тому же это налагает ответственность, потому что ты говоришь о себе не в пустоту белого листа или чистого экрана, там, за этой невидимой гранью, огромный мир, собственно вся вселенная, которая смотрит на тебя чужими глазами и делает тебя таким образом существующим на самом деле.
Еще я смотрю на чужие украшения, как они сделаны и какие чувства они у меня вызывают. Мне по-прежнему нравится все разноцветное или с одним ярким акцентом. При этом я, скорее всего, подобное украшение и не надела бы никогда, мне бы все мешало, но мои глаза радуются, когда я это вижу. Также я вижу, как это сделано, и точно знаю, что могла бы повторить такое, если бы у меня были все необходимые материалы. А вот с этим есть небольшая проблема: что-то у меня конечно есть, много разных камней, но мало серебра и почти нет кожи. Где, интересно, люди берут качественную, мягкую кожу? Наверное есть магазины, где ей торгуют. Мне бы несколько кусочков, или небольшой моток. Но это в планах, а пока я перебираю свои богатства, прикладываю разные камушки друг к другу, лабрадорит к гранату, лазурит к жемчугу. Вот этим я могу заниматься бесконечно, только спина болит, потому что я сгибаюсь на столом как заправский ювелир и так сижу, пока она не даст о себе знать.
Обклеила старый манекен для ожерелий, то есть искусственную шею, купленным на прошлой неделе материалом. Этот манекен был ярко-белым, из тонкой искусственной кожи, на которой оставались вмятины и царапины от случайных падений или неосторожных прикосновений. К тому же фотографии с ним получались слишком неестественными, ведь такой белый цвет в одежде встречается очень редко. Но я нашла решение. Для начала я опрокинула пузырек с открытым клеем на стол, покрытый для этого случая завалявшейся картонкой, попыталась это вытереть, но только размазала и испачкала все предметы, лежащие на столе. Но я все-таки приклеила кусок материала к манекену, и даже вполне ровно. Потом отмыла себя, стол, вещи, поддающиеся мытью, а все остальное выбросила. На следующий день я закончила начатое, и получилась вполне симпатичная, обтянутая светлым хлопком шея. Не знаю, как долго она будет оставаться светлой, и не пожелтеет ли клей. Но я уже знаю, как можно это исправить - просто наклеить еще один кусок сверху.
Также я покрасила акварелью большой картон в голубой цвет. Первый раз получилось ужасно, потому что я красила кисточкой, разведенной краски не хватило, а потом еще какой-то из (с)котов сел сверху и оставил заметные пятна. А во второй я взяла губку, развела достаточно краски и сделала ее менее насыщенной, и положила результат сохнуть в укромное место, где коты не достанут.
Позавчера был Пурим, мы провели его дома, Рома еле мог ходить. Но ближе к полуночи ему вдруг захотелось прогуляться, он сказал, что не хочет быть как его тетя Нелля. Тогда я развернула белые крылья, зачем-то купленные на распродаже полгода назад, и нацепила их поверх своей куртки. И мы пошли: лохматый ангел в джинсах и розовой куртке, и еле передвигающий ноги человек. На улице было слегка туманно, свет фонарей рассеивался, асфальт был влажным. Мы обошли наш район, на улице почти не было людей, так что мы не привлекли особого внимания. Рома поснимал меня на телефон в этих белых крыльях, я пыталась придать фотографиям какой-нибудь сюжет. Получившееся я вряд ли буду выкладывать, просто было интересно ощутить себя на короткое время ребенком в карнавальном костюме, в детстве мне очень нравилось наряжаться. Но носить крылья мне не понравилось, потому что я вовсе не хочу превращаться в ангела.

259

История со штрафом получила свое продолжение. Рома вчера в очередной раз потянул спину на работе, и сегодня решил остаться дома. Машину он поставил на другой тротуар, рядом с домом наискосок от нашего, на еще одном привычном месте. Потому что даже не мог предположить, что в эту воронку упадет еще одна бомба. В час дня он выглянул в окно и увидел, что под дворником лежит свежая бумажка. Да, это снова был штраф, муниципальные инспекторы устроили настоящую облаву на злостных парковщиков на тротуарах. Ковыляя, Рома дополз до машины и удостоверился в том, что на свете нет справедливости, ведь вокруг по прежнему была припаркована куча машин, нарушающих все мыслимые и немыслимые правила, но без штрафа на лобовом стекле. Штирлиц начал подозревать, что за ним идет охота. На самом деле у нас в городе обычно всем выдают наклейки о том, что ты местный и можешь парковаться в этом районе. Всем, кроме нашей улицы, Рома специально узнавал. Мы, конечно, после двух штрафов прочитали все, что смогли найти насчет парковок, просто мы никогда с подобным не сталкивались, рядом с тем домами, в которых мы жили, всегда можно было найти место. И вот теперь нас настигла расплата. Я, конечно, надеюсь, что штраф за вторую парковку удастся отменить, если Рома возьмет справку о своем состоянии здоровья в этот день и напишет слезное письмо в муниципалитет. Но кто его знает.
Вечером мы вышли прогуляться и поискать парковку поблизости, в соседних дворах. Если спуститься по лестнице рядом со спиральным домом, то там открывается настоящий парковочный клондайк рядом с городским театром. И если спускаться туда достаточно легко, то вот подниматься - никак нет. Конечно это не сто одиннадцать ступенек, но тридцать или сорок там насчитается. А вместе с нашим третьим этажом получится еще какая физкультура. На что только не пойдешь ради денег.
Даже странно, до какой степени я люблю своих котов. Когда я просыпаюсь, они обычно уже сплоченно лежат вокруг меня, все пятеро, повторяя изгибы моего тела. Ночью в спальне находится только Кузя, такая у него привилегия из-за одноглазости - чтобы нам спалось спокойнее, потому что он горячий парень, может опять найти проблему на свою жирную задницу. Но когда Рома уходит на работу, то спустя какое-то время приходит Буся и открывает дверь. И тут уже радостно забегают все, включая Крысу.
Крысу мне в последнее время очень жалко: она стареет, ей в этом году будет двенадцать лет. Она всегда была сильной, но нервной теткой, а теперь эта сила уходит. Еще пару месяцев назад она запрыгивала на антресоли и отлеживалась там, отдыхая от Кузиного внимания. А теперь она приходит на это место, с которого прыгала, смотрит вверх и уходит. Припадки опять же, на которые я думаю, что они эпилептические. К врачу с ней не дойдешь, она запросто разломает переноску, так уже было один раз. Она нервная, нервная и противная, всегда хочет, чтобы было только так, как нужно ей, а чуть что - кричит и может даже цапнуть, но не сильно, а для острастки. Такой вот типично эпилептический характер.
Райзик - вот моя отрада. Всегда ужасно милый, ручной и необидчивый, если в настоящий момент не до него. Шерстка у него очень мягкая, гладкая, глаза всегда распахнуты в вечном восторге, который легко превращается в изумление, если его держать на руках, а рядом будет стоять еще один человек. Это у него травма от посещения ветеринара, он, мне кажется, на всю жизнь запомнил, что если двое, то могут давать противную таблетку, капать какой-то гадостью на холку, а самое страшное - колоть иголкой! Впрочем, может быть этот еще из детства закрепилось, когда он серьезно болел. Я вспоминаю иногда, как он еще малюсеньким котенком прибегал из кустов, когда я выносила еду, и сидел, черный, косматый, похожий на чертенка, смотрел настороженно, но внимательно. Вот он такой до сих пор - настороженный, если происходит что-то, хоть немного отличающееся от обычного, и весь в восторженном внимании, если позовешь его кушать или на ручки.
А вот Маруся у нас загуляла. Никак не можем отвезти ее к ветеринару на стерилизацию, давно пропустили все сроки, а девушка между тем созрела. Ходит по квартире, обтирается обо все углы, призывно взмяукивает, но парни у нас все кастрированные, они хотя и знают, чего она хочет, и даже иногда пытаются на нее взобраться, однако дело довести до конца не могут. Но она такая ласковая, даже без всех этих попыток размножиться, часто с удовольствием вылизывает Райза, а тот как будто позволяет ей за собой ухаживать, важно так поворачивает голову, чтобы ее язык прошелся по всем интересным участкам. Изредка он и сам начинает ее вылизывать, и это очень смешно - кот и кошка словно пытаются обогнать друг друга в этом виде ухаживания.
Между тем меня сегодня неплохо так клинило. Казалось, еще совсем немного, и меня накроет паника. Но все обошлось. Не понос, так золотуха, но это последствия все той же химии, я уверена.

258

Сегодня я бегала уже двадцать три минуты. До этого я никак не могла заставить себя преодолеть психологический барьер в двадцать минут. Как починили тренажер, так я и продолжала бегать двадцать минут - ровно до стольки я дошла как раз перед его поломкой. Хотя можно было бы не пороть горячку, а делать все постепенно, но я как раз во время бега смотрела интервью с Невзоровым о том, что психология - полностью выдуманная наука, и так увлеклась, что досмотрела до конца. И теперь у меня ноет передняя мышца бедра на правой ноге и ступня на левой.
Вот интересно, что у меня каждый день что-нибудь болит, и каждый раз это что-то новое. То грудь недавно болела, а вчера почему-то это была верхняя часть лопатки, как будто я ударилась накануне, и там должен был быть синяк, но его на самом деле не было, потому что я не ударялась. А, еще мне периодически тяжело и больно сжимать ладони в кулак. Я этого не замечаю, потому что мне незачем обычно это делать, но когда хочется размять пальцы, то сразу чувствуешь, что пальцы как будто застывают, точнее - мышцы в них. О, и если говорить о неприятных изменениях в организме, то я уже привыкла к постоянному шуму в левом ухе. Иногда он чуть тише, иногда я ощущаю в ухе какое-то постукивание, а еще при движении головой он может усиливаться, особенно если я устала или плохо себя чувствую.
Опять я обращаю внимание на свое самочувствие. А как не обращать, ведь организм то и дело так или иначе сигнализирует об очередной проблеме или поломке.
До сих пор восхищена районом, в который мы переехали. Вчера ехали на машине после покупки продуктов по улице, на которой я когда-то работала, совсем недалеко от места, где мы сейчас живем. В то время я и подумать не могла, что буду жить в этом районе, мне казалось, что тут живут только какие-то старожилы, которые давно приехали в страну, у которых много денег и полно свободного времени, чтобы прогуливаться по проспекту, разглядывать витрины одних магазинов, заходить в другие и что-то покупать в третьих. И не прошло и десяти лет, как я стала этим самым старожилом. Я действительно делаю все то, о чем даже не мечтала раньше. Я даже перестала посещать торговые центры, хотя и не совсем по этой причине. Мы с Ромой стали обычными прохожими, мы влились в этот город и стали для него своими. Ну, почти.
Сегодня Рома обнаружил, что ему выписали чек за неправильную парковку. И где - на нашей улице! Дело в том, что там, где он припарковался, когда-то бордюр был покрашен красной краской, что означало запрет ставить машину. Но с тех пор прошло много лет, краска смылась зимними ливнями, иссушилась летней жарой и стерлась колесами многочисленных автомобилей. Для нас бордюр выглядел серым, то есть на нем можно было свободно парковаться. Для нас, но не для муниципального стража парковочного закона - он то хорошо знал, какого цвета был бордюр в те времена, когда по городу бродили динозавры. Штраф был невменяемо высоким, за эти деньги запросто можно было заново покрасить все бордюры на нашей улице - вполне может быть, что он для этого и делался. Для начала мы решили, что попробуем отменить штраф на сайте муниципалитета, а если не получится... Ну, может быть подадим в суд по мелким искам или что-то вроде этого.
Котика Кузю тоже хочется иногда оштрафовать. Но не потому, что он неправильно прячет тело жирное в подушках. Так как котик полуслепой, то он находит свои собственные развлечения, не такие, как у остальных котов. Раз в день Кузя обязательно издает особый боевой клич и кидается рвать немногочисленные обои. Прежние хозяева зачем-то наклеили фактурные обои на одну из стен салона. Хорошо, что их фантазия ограничилась всего двумя рулонами и светло-серым цветочным рисунком с серебряной крошкой. Но плохо, что фактура обоев оказалась выпуклой, что очень понравилось нашему (с)коту. Надо видеть, с каким восторгом, написанным на наглой одноглазой морде, кот шарит лапами по обоям, а потом с победным воплем выпускает когти и начинает их драть. Наши крики "Кузя, тапок!" помогают на пару секунд, кот останавливается, как будто проверяет истинность нашего намерения запустить в него тапок, а затем с ювелирной точностью поддевает когтем уже надорванный краешек и отрывает очередной шмат.
Я не помню, кто первым из нас придумал кричать слово "тапок" вместо "фу". Наверное это случилось из-за того, что тапком можно было постучать у кота перед носом, а то и шлепнуть по заднице - не сильно, мы же любим котов, во всяком случае гораздо больше, чем рваную мебель и обои, а также поломанные компьютеры и разбитые тарелки. Но слово прижилось, и оно иногда даже работает. Кузя, во всяком случае, его понимает, но продолжает творить свое хулиганское дело.

257

Не знаю, как мне жить. Осознала сегодня, что я могу и не восстановиться до своего прежнего уровня здоровья, что мне всю оставшуюся жизнь придется жить на две трети от того, что у меня когда-то было. Это значит - прощайте двадцать и больше километров на велосипеде каждые выходные, здравствуй, домашний тренажер с минимальной нагрузкой. Но дело даже не в этом. Ну, начну я снова кататься, может быть двадцать километров осилю, но потом я буду восстанавливаться неделю, а то и больше.
Я всегда была слабенькой, мама рассказывала, что меня материнским молоком кормили только первые два месяца, остальное время таскали бутылочки с молочной кухни. От этого у меня и диатез постоянный был, и регулярные простуды и бронхиты, а когда я училась в школе и питалась булочками и недельным борщом, то добавился хронический гастрит. Когда я выросла и начала понимать влияние питания на организм, я отказалась от мяса. Сразу почувствовала себя лучше, гастрит куда-то делся. Я много книг прочитала про правильное питание, полтора года была совсем строгой вегетарианкой, то есть отказалась от яиц и рыбы. Чувствовала себя прекрасно, было такое состояние легкости потрясающие, и работоспособность, и жажда знаний. А когда я училась в университете, то вдруг, на третьем курсе, заболела диабетом. Перед этим я перенесла тяжелый грипп, с высокой температурой и галлюцинациями, да и семейная жизнь в то время совсем не ладилась, может быть сложилось одно с другим, и через полгода я загремела в больницу с диагнозом. Как-то научилась жить с диабетом, закончила университет, развелась, а через три года встретила Рому. И тут уже переезд в Израиль, другая страна, чужой язык, новая работа. Когда период адаптации закончился, я поняла, что я живу в какой-то сметане, настолько приятной и размеренной была моя жизнь. Меня ничего особо не беспокоило, если мне чего-то хотелось, я это практически сразу и получала. Мы с Ромой в какой-то момент обнаружили себя сыроедами, похудели оба, поздоровели, на велосипедах много ездили, даже хотели в тур по Европе уже ехать. Снова у меня было ощущение легкости и силы, я чувствовала себя гораздо моложе, чем была на самом деле. Но тут у меня случились за два года две замершие беременности. Возможно это было из-за повышенного уровня гормонов щитовидной железы, так к моему диабету добавился тиреотоксикоз. Я это пережила, похоронила и оплакала вместе с Ромой наших нерожденных детей, и мы заговорили об усыновлении. Сыроедить мы бросили, хотя до сих пор едим много овощей и фруктов. Ничего, как говорится, не предвещало. И вдруг, посреди вернувшегося благополучия - страшный диагноз, рак молочной железы. Лечение меня не убило, хотя несколько раз казалось, что до этого было очень близко, зато оно убило рак. И я осталась как бы вылеченной, но с кучей новых диагнозов - нейропатия, фибромиалгия, хронические боли, замороженное плечо. Последнее как раз самый безобидный диагноз из всего набора, потому что оно как раз случается в моем возрасте и само проходит даже без лечения.
И я продолжаю жить. Я барахтаюсь. Я снова пытаюсь взбить лапками в этой сметане скользкий комок масла, на который можно было бы опереться. Наверное мне надо прикладывать усилия не только к восстановлению организма, но и к осознанию, что к прежнего уровня он уже не восстановится. Надо научиться жить с тем, что мне осталось. Не гнаться за иллюзией, что у меня все получится, а работать с тем, что есть. Нет, увы, получится не все, а только часть. Но это уже неплохо. Я же жива, я живу, а это уже победа. Могу радоваться жизни, могу любоваться проявлениями природы, могу гладить котиков, могу строить планы и даже их реализовывать.
Мы с Ромой продолжаем решать, какой фон будет лучше для фотографирования украшений, и как сделать свет рассеянным без использования лайтбокса. И это притом, что я еще ни одного нового украшения не сделала. Зато есть куча давно готовых и ждущих своего часа. Бедненькие, представляю, как им надоело томиться в пакетиках, в ожидании, когда же их возьмут к себе новые владельцы. Еще меня раздражают пылинки на матрице, я не хочу потом переделывать все из-за них, как не хочу ретушировать их до потери пульса. А Рома говорит - давай, быстрее, все равно как, лишь бы уже что-то сделать. Я знаю, что он прав, но тут в общий хор вступает его величество подорванный химией организм и укладывает меня в позу эмбриона, потому что опять ему как-то не до всего, его надо пожалеть и на ручки. А работать кто будет?
А между тем на улице опять весна, после нескольких дней дождей. Я в лес хочу, или на море. Хочу куда-нибудь на природу, чтобы было много воздуха и пространства. И чтобы можно было лежать на толстом пледе, прижавшись друг к другу, и смотреть в небо. Я люблю смотреть в небо, причем неважно, ночь на дворе, или день. А если еще лечь, раскинув руки, и расслабиться, то иногда кажется, что ты летишь.

256

Опять двадцать пять у меня со здоровьем. Сегодня проснулась, и обнаружила, что у меня болит оперированная грудь: дергает где-то внутри, как больной зуб, от соска и вглубь. Мне, конечно, сразу страшно стало - а что если это... то, что нельзя называть. Сделала массаж вокруг груди, вроде полегчало ненадолго. Думаю, что это все последствия облучения и, может быть, операции. После облучения, когда зажили все ожоги, грудь стала заметно тверже здоровой, а все поле облучения начало периодически побаливать. В основном, если я это не трогала, то оно и не давало о себе знать. Но если хоть чуть-чуть надавить или задеть, то становилось ясно, что ткани повреждены. Еще и серома образовалась рядом с местом разреза, может быть это тоже как-то влияет. И мне так это все надоело. Хотя бы чуть-чуть начнешь выбираться, как-то забывать о раке и о лечении, как тут же что-нибудь обязательно вылезет и напомнит. Я даже не знаю, чувствовала ли я себя хотя бы один день здоровой за последние двадцать месяцев - а именно столько прошло с момента постановки диагноза. В основном я ощущаю себя как на гигантских качелях, где меня несет от вполне приличного самочувствия до невыносимого, причем диапазон колебаний может быть как двадцать минут, так и двадцать дней.
Ездили сегодня с Ромой в магазин тканей, чтобы купить что-нибудь, на чем можно разложить готовое украшение и сфотографировать. Мне хотелось что-нибудь светлое и льняное, с крупным переплетением, а Рома предпочитал черный бархат.
Этот магазинчик находится в небольшом промежутке между двумя крупными магазинами и напоминает лабиринт. Я думаю, что там когда-то был проход, но его перегородили, положили сверху крышу, в внутри построили полки вдоль стен. Потом эти полки основательно набили различными тканями, поставили прилавок, и - вуаля, магазин готов. Мне там сначала понравилось: идешь по узкому проходу, справа и слева от пола до потолка лежат рулоны всевозможных материалов, сверху тоже что-то нависает и грозится упасть тебе на голову. В эти рулоны хочется закопаться и не вылезать. А еще их все хочется трогать - что я и делала. Магазин очень демократичный: ты спрашиваешь, что тебе надо, а продавщица указывает направление. Когда ты выбрал, то сам берешь рулон и тащишь к парочке больших столов, чтобы тебе отрезали нужный
Мы нашли все, что хотели, и даже больше, взяли все пять рулонов, благо они были небольшие, и потащили к столам на отрез. И вот тут мне магазин разонравился, потому что метр ткани стоит каких-то безумных денег. Я хотела взять по полметра, потому что ширина была приличная, и нам бы хватило. Но Рома настоял на метре, и теперь у нас избыток тканей и потраченные деньги. Больше я туда не пойду, лучше закажу на Алиэкспрессе.
После тканей мы еще зашли в магазин канцтоваров и разных заготовок для поделок. И вот там мы купили толстый желтоватый картон, который тоже можно использовать для фона. В магазине еще продавались фанерные ящички разных размеров и конфигураций, весьма недорогие. А это значит, что можно подумать о том, как их можно раскрасить, чтобы потом продавать в качестве шкатулок для украшений. Можно вообще много что делать и продавать, было бы желание. Я перепутала упаковки и купила ко всему прочему двадцать листов кальки формата А3. Только дома обнаружила. Вообще-то это должна была быть просто белая бумага. Потом я еще набрала несколько круглых спилов сосны или похожего на него дерева, чтобы сделать фотографию украшения более объемной. Также эти штуки можно использовать как подставку под горячую чашку или кастрюлю. А Рома купил два деревянных ящичка, сказал, что сделает из них две маленькие колонки.
В принципе, можно было купить только желтоватый картон, потратить денег в десять раз меньше, чем мы потратили, и снимать сколько угодно.
А вечером мы поехали в Ашдод, чтобы забрать Алиску и Катю с Женей со дня рождения мамы Ника. Зачем Алиска потащила сестру с ее мужем на день рождения мамы своего бойфренда, я не знаю. Зато знаю, зачем я увязалась с Ромой - чтобы не сидеть и не страдать дома. Тем более, что до Ашдода ехать всего сорок минут, в шабат по пустым трассам - почему бы и нет?
В Ашдоде городская засветка была меньше, чем у нас, и можно было вполне четко рассмотреть созвездие Ориона. Чем мы и занялись, пока дожидались всю компанию рядом с машиной. Ник остался ночевать с мамой, так что мы погрузились и поехали к Алиске. Разговаривали по дороге про жизнь в Ашкелоне и Сдероте, где в плохие времена сирены звучат каждые пять минут. Как ни странно, квартиры в этих городах по стоимости почти не отличаются от квартир в центре - всего какие-то двести-триста тысяч разницы, что просто смешно. Да и развлечений для молодежи в этих городах практически нет, как и работы, так зачем там вообще жить? Я бы хотела жить в Кирьят-Шмоне. Хотя там тоже нет работы и развлечений, зато рядом долина Хула с птицами и заповедник Баниас с шикарной природой.

255

Сегодня у нас прозвучала сирена. Было девять часов вечера, я как раз доваривала суп и была с ложкой в руке и в фартуке, когда на улице начали тревожно завывать динамики. Я побежала к окну, открыла его и выглянула наружу. Вроде бы все было в порядке, но я заметила, как прогуливающиеся по улице люди на всякий случай зашли в ближайший подъезд, а в квартире на шестом этаже в доме напротив, там где огромные окна от пола до потолка, человек бросился с дивана перед огромным телевизором куда-то вглубь квартиры, даже не выключив телевизор, и я сразу подумала, что он побежал к лифту, чтобы спуститься в бомбоубежище. Да, нормальные люди бегут в бомбоубежище, а не выглядывают из окон, как я. Спустя пару минут раздались два глухих "бума" где-то вдалеке, стекла едва заметно дрогнули, а спустя еще минуту сирена прекратилась. Люди вышли из подъезда и, тревожно поглядывая на небо, продолжили свою прогулку.
Рома в это время играл в свои танчики и общался в игре с Женей. В Герцлии сирены не было, только в Большом Тель-Авиве, но Женя все слышал через микрофон, и для него подобное было в новинку. Рома объяснил ему про Железный купол и про "цева адом", который появляется на каждом израильском сайте во время тревоги. Надеюсь, что Женю и Катю это не напугает, потому что подобные инциденты случаются тут время от времени.
В четырнадцатом году тревога звучала каждый день в течении месяца, а то и по несколько раз в день. На работе мы не спускались в бомбоубежище, потому что с пятого этажа особо не набегаешься, но выходили из помещения на внутреннюю лестницу, чтобы если вдруг прилетит к нам из Газы снаряд, между ним и нами было несколько толстых стен и перекрытий. Помню, что тогда было не страшно, а тревожно и любопытно. Дома, в нашей тогдашней квартире, мы с Ромой не утруждали себя безопасностью, а высовывались из окна и вглядывались в небо. И пару раз видели следы от ракет Железного купола, перехватывающих в воздухе газовские снаряды. Один раз сирена застала нас прямо в дороге. Все машины тотчас остановились, и некоторые люди побежали искать укрытие в канавах или за толстыми опорами близлежащего моста. Мы тогда не выходили из машины, потому что не верили, что в нас может прилететь снаряд, но как-то было завидно тем машинам, которым довелось остановиться как раз под мостом. В СМИ то и дело сообщали о разрушениях, а то и о жертвах обстрелов, но это всегда было где-то гораздо южнее. Как раз в середине всего этого кошмара мы уехали в отпуск в Крым, потому что билеты у нас были куплены заранее, как и тур на велосипедах под названием "Крымская ривьера". Помню, как прилетев в Симферополь, мы первое время удивлялись тому, что оказывается можно жить без ежедневных надрывных воющих звуков из всех городских репродукторов. Ну а потом все как-то утихло, то ли наши войска постарались, то ли в Газе закончились снаряды.
И вот теперь, я думаю, все боятся повторения, тем более, что эти снаряды действительно долетели до Тель-Авива, их видели прямо над южной частью города. Боюсь ли я? Как-то не очень. Может быть я вытесняю страх, а может быть я осознаю, что быть убитой снарядом или ракетой - как-то уж точно не мой вариант. Тем более, что наш дом расположен как раз за холмом, и у ракеты на излете будет серьезная преграда.
Погода какая-то совсем не весенняя стоит: дожди вчера шли всю ночь и весь сегодняшний вечер. Я вчера как раз лежала перед тем как заснуть, слушала легкий шум дождя за окном и далекие раскаты грома, и это навевало на меня какое-то очень уютное настроение. Если бы не дождь, то вполне вероятно, что сегодня мы бы пошли на нашу горку и сирена застала бы нас посреди занятий на тренажерах. Так что дождь даже кстати. Но котики мерзнут и собираются на мне или около меня, им даже включенная электропростынь не помогает. Сегодня лежала в своем кресле вытянув ноги на журнальный столик, так на них устроилось сразу три кота, и я еще, уткнувшись в планшет, отстранено подумала об ощущении тяжести и невозможности двинуться. Конечно, если подсчитать, то на мне было где-то килограмм двадцать пушистых, экологически чистых грелок.
Слушала сегодня ролики о заработке в интернете, в основном о перепродажах, но там прозвучала мысль о выкладывании репортажа о производстве какого-либо продукта в инстаграм, и мне сразу в голову пришла идея делать фотографии материалов, из которых потом получаются украшения. Раскладывать кучкой или рядком камни, серебряные цепочки, шарики, палочки, всю фурнитуру, и обязательно инструменты рядом, а потом - трах-тибидох, и словно по волшебству появляется браслет или ожерелье. Это нетрудно осуществить, на самом деле, и это может добавить интриги, если выкладывать эти фотографии постепенно, с разрывом в пару дней. Ролики о том, как я что-то собираю руками мне не очень нравятся, потому что тогда не будет волшебства. А оно необходимо, да.

Метки:

254

Вчера и сегодня бегала на тренажере по двадцать минут. Даже удивилась, что смогла это сделать сразу, а не прибавляя по минуте каждый день, как я делала до этого. Хотя бегом, если честно, это назвать трудно, это, скорее, быстрая ходьба. Если бы мне пришлось ходить на работу пешком, как предполагалось, я бы запросто это сделала. В планах у меня добегаться до сорока минут в хорошем темпе и с приличной нагрузкой, а не с той детской, что сейчас.
Какие-то недели у меня одинаковые. Пролетают одна за другой, похожие друг на друга, как сиблинги. Хотя в последнее время я наконец-то перебралась из спальни в салон и начала заниматься магазином. Я закончила перебирать камни и запасы серебра, разложила все по коробочкам, а то, что не поместилось - оставила в пакетиках. У меня довольно приличный набор юного ювелира. И это не считая ультра-звуковой ванны для чистки потемневших украшений и электрической мини-дрели. Еще у меня есть запасы картонных коробочек для готовых изделий и специальные чистящие салфетки в подарок к покупке. Я это даже не могу назвать вложениями в бизнес, это все покупалось не на последние деньги и имело, скорее, воодушевляющую цель, надежда же на возможную прибыль возлагалась постольку-поскольку. Но я старательно, хотя и медленно, двигаюсь, а не лежу, как раньше, в направлении цели - работать на себя, а не на чужого дядю, как раньше. Хотя я не против, если честно, работать на чужого дядю, совсем не против. Это бы снимало с меня ответственность за продвижение куда-то, это заставляло бы меня вставать рано утром, бездумно отрабатывать день и возвращаться домой уставшей, чтобы в выходные спать до двенадцати и с ужасом думать о следующей рабочей неделе. Так что я должна вернуться к мыслям о свободном предпринимательстве. Тем более, что от меня никто ничего не ждет, и если я прогорю, об этом никто не узнает, даже налоговое управление, потому что я не собираюсь регистрировать свое предприятие, пока не выйду хотя бы на двести долларов в неделю. Ну ладно, на сто пятьдесят. А это вполне возможно.
Пока что мы с Ромой думаем о том, как лучше сфотографировать украшения, чтобы все было резким, включая фон, или сделать так, чтобы выделить какую-то часть. Я видела оба варианта фотографий, и раньше мне нравился второй вариант, где большая часть снимка была размыта, это делало изделие немного загадочным, как мне казалось. А теперь я думаю, что нужно все делать резким, чтобы покупатель видел товар как можно лучше. Так что остается проблема с фоном. Роме фон не важен, ему важно показать изделие. Для меня фон является частью изделия, и мне не хочется делать его нейтральным, я думаю, что он должен дополнять украшение, подчеркивать цвет камней хотя бы. И неплохо было бы избавиться от пылинок на матрице, потому что замучаешься их потом ретушировать.
Но дело даже не в этом. Дело в том, чтобы наконец-то сказать: я открыла магазин. А я все тяну и тяну с этим. Наверное, я боюсь, что не получится, или получится, как прошлый раз: я выставила в магазине меньше тридцати украшений, продала за полтора года двадцать три, почти не добавляла новые, никак и нигде магазин не рекламировала. Все в конце концов заглохло. Но я тогда работала, магазин был чем-то вроде хобби, времени на него было мало, но я помню, с какой радостью я его делала. А вот теперь время есть, но желание куда-то девалось. Где взять энергию? Как подзарядиться?
Купили большую бутылку Егермейстера. Рома ворчал, что я стану алкоголиком, как мой бывший. Но я ему ответила, что добавляя ликер в кофе или чай, очень трудно стать алкоголиком, практически невозможно. Собственно так я и делаю. Мне очень нравится запах Егермейстера, он как будто переносит меня в охотничий домик с камином в лесу на берегу озера, где на кухне под потолком висят пучки сухих горных трав, из которых можно заварить вкусный и полезный чай, и медленно пить его на веранде, закутавшись в плед и глядя на подсвеченные закатным солнцем покрытые лесом горы на противоположном берегу. Понимаю, что с таким настроением можно наклюкаться до светлячков в том же лесу, но я мастер растягивать удовольствие, настолько, что до сих пор пьянею от столовой ложки этого замечательного ликера. Какой уж тот алкоголизм.
Два дня подряд встаю с болью в горле. Подозреваю, что меня продувает из открытого окна над нашей кроватью, но так приятно спать в комнате, полной свежайшего и прохладнейшего воздуха. Совсем скоро прохлада закончится, и надо будет опять полгода мучится от невозможной жары. Так что я стараюсь насладиться прохладой, как будто ее можно запасти впрок, как варенье или компот, закатать в банки, а в жару открывать по одной, и дышать, дышать всласть. Хотя вот придумали кондиционеры, но они, к сожалению, не создают свежесть, только прохладу, да и ту гонят бессмысленно и беспощадно.

Метки:

253

Я забыла, что у меня закончился бесплатный месяц на сайте 750words, и он сожрал мою последнюю запись. Чтобы восстановить ее, мне надо заплатить сколько-то долларов за следующий месяц, но я не хочу. Да там и было-то мое нытье по поводу красных пятен на теле. Я начиталась всяких страшилок в интернете и обнаружила у себя все, кроме родильной горячки. То есть я реально испугалась, сравнивая свои пятна с теми, что выдал мне Гугул. Они немного были похожи на васкулит, но у меня же отличное воображение, я сразу представила себе последствия и очень сильно расстроилась, прямо до слез. Это было ночью, рядом мирно храпел Рома, но я разбудила его и нажаловалась, всхлипывая. Он сказал: "Да ничего у тебя нет, не придумывай, это обычная аллергия", повернулся на бок, и спустя секунд тридцать я снова услышала его мерный храп. Ну ладно, аллергия. С этой мыслью я уснула. А утром обнаружила, что пятна на животе и ногах заметно побледнели, хотя и выглядели по-прежнему жутковато. Сейчас, спустя три дня, на животе их почти не видно, на ногах не появились новые, и старые стали розовые, как заживающий ожог. Я вообще-то надеюсь с мая начать ходить в бассейн на физиотерапию из-за своего замороженного плеча, и пятна мне совсем не нужны.
В пятницу праздновали Анжелкин день рождения. Она сначала хотела, чтобы все пришли в ее любимый китайский ресторан, но Рома напомнил ей, что гости потратят деньги на еду и обогатят владельца ресторана, вместо того, чтобы сложится на тот подарок, который она себе выберет. Анжелка согласилась с его доводами и заказала суши. Катя сделала салат, Рома испек хлеб, я засолила приличный кусок лосося, а мама запекла картофель в духовке. В общем, стол получился весьма разнообразным. Мы еще принесли последнюю бутылку крымского вина. Это было вкуснейшее и ароматнейшее Бастардо, которое отлично подошло к празднику, ведь помимо дня рождения мы праздновали Международный женский день. Я приготовила всем женщинам маленькие подарки. Самое главное, что я подарила Анжелке золотую кожаную сумочку от Liebeskind, которую купила прошлой осенью. Хотя сумочка мне нравилась, но я абсолютно не представляла, куда и с чем я буду ее носить - золото мне абсолютно не идет. Это был своеобразный каприз или случайный порыв - я купилась на огромную скидку и, как обычно, свои фантазии на тему вещи. Конечно реальность оказалась другой. А вот Анжелке сумка прямо очень подошла, причем ей даже не придется подбирать какой-то особый наряд, она носит или бежевое, или что-то с золотой ниткой, или розовое, а сумка как раз с розоватым отливом. Меня Анжелка все время подначивает по поводу моей внешней серости. Ну, что я могу сказать? Зато у меня разноцветный внутренний мир, а также сумочки и шарфики.
Потом я еще вручила подарки всем женщинам. Маме - полосатую ночнушку из смеси хлопка и бамбука, причем Анжелка завопила, что мама обожает ночнушки (я рада). Алиске - давно припасенные для нее сережки "под золото". Давно - потому что я купила их еще когда работала в нашем мифале. Тогда Аси привез из Китая очень много разных сережек на пробу, буквально по две пары, а потом распродавал нам за копейки то, что не прошло. Анжелке я тоже подарила сережки из той же партии, но другие. Алиске достались палочки с шариками, а Анжелке - широкие кольца с белой и зеленой эмалью. Кате и Белке я вручила по три штуки гирлянд для бутылок, они были рады. Белка сказала, что будет с ними фотографировать свои рисунки
Праздник удался, но мне он запомнился тем, что когда еще никто не пришел, и в квартире были только я и родители, я ухитрилась уронить свою единственную таблетку Трамадекса, и она куда-то немедленно закатилась. Конечно дома у меня были еще, но в тот момент я хотела выпить эту. Доставала ее из блистера, и она как-то очень "удачно" отскочила. Мы отодвинули все, что можно было отодвинуть, нашли кучу кошачьих игрушек и коробку просроченного Нурофена. В конце концов достали и таблетку, но я к тому моменту уже не была уверена, что она моя, а сравнить ее мне было не с чем, и поэтому я не стала ее пить. Она была очень простой формы и без каких-либо обозначений. Уже дома я посмотрела внимательно на остальные таблетки, и поняла, что это была она. Упс.
Вчера ходили с Катей и Женей в тот же парк, где лебеди, цветы, паровозик и плавающий по озеру кораблик. С ними так спокойно рядом, комфортно. Пока что мы не напрягаем друг друга. А еще я выяснила, что им также как и нам очень нравятся детские качели и прочие аттракционы. Мы уходили из парка чуть ли не последними, когда уже совсем стемнело, и успели перепробовать все виды развлечений на детской площадке, включая музыкальные штуковины. Мне особенно понравилось приспособления, которое представляет собой меха, которые нужно качать ногами или руками, и они при этом издают забавные звуки.

Метки:

Profile

Мечты
alba_corvus
Alba Corvus

Latest Month

Июнь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek