Мечты

(no subject)

Все записи с тэгом "750 слов" не добавляются в ленты друзей и RSS, потому что они пишутся не для друзей, а для случайных прохожих. Не хочу никому навязывать свой поток сознания, тем более каждый день в течение нескольких месяцев. Зашли случайно, прочитали - отлично. Не прочитали - еще лучше. Да, я могла бы делать совершенно закрытые ото всех записи. Но мне нужно, чтобы мои слова были труднодоступным лесным ручейком, а не подземным озером. Как-то так.
Барт

Что надо знать о деле Ивана Голунова


Фото: Евгений Фельдман для «Медузы»

Кто такой Иван Голунов?
Иван Голунов — специальный корреспондент «Медузы», известный своими громкими антикоррупционными расследованиями. Ему 36 лет, он живёт и работает в Москве. Вот несколько последних самых резонансных его текстов:

Как семья вице-мэра Москвы Петра Бирюкова заработала миллиарды и купила на них особняки и квартиры
Москве надо избавиться от шести миллионов тонн мусора. В какие регионы его будут свозить и кто этим займется
За пять лет «черные кредиторы» отобрали больше 500 квартир у должников в Москве и окрестностях. Как устроен этот бизнес
Как чиновники, силовики и бандиты делят похоронный рынок — и при чем тут Тесак
Как близкие Вячеслава Володина благоустраивают села, зарабатывают на майонезе и становятся святыми

Когда и как его задержали?
Голунова задержали днём 6 июня, примерно в 14:40. Он шёл на встречу с журналистом Ильей Васюниным, когда сзади к нему подбежали два молодых человека в гражданской одежде. Они сообщили Голунову, что он задержан, надели на него наручники, посадили в машину и повезли в отделение.

В отделении Голунов требовал, чтобы ему дали связаться с адвокатом и родственниками, но силовики ответили, что адвокат ему на данном этапе не требуется. После этого начался досмотр. Полицейские довольно быстро нашли в рюкзаке журналиста прямоугольный пакет с каким-то разноцветным веществом. Позже химическая судебная экспертиза установила, что это был мефедрон.

Голунов продолжал настаивать на вызове адвоката, По его словам, он схватился за стул, а полицейские начали тянуть его за руки, после чего они упали на пол. В этот момент Голунов ударился головой о ступеньку. Но ему не дали встать, а вместо этого потащили по полу, начали пинать ногами в грудь и ударили кулаком в лицо.

Около 4 часов утра следующего дня полицейские связались с подругой Голунова, журналисткой «Би-би-си» Светланой Рейтер, и предложил ей поискать адвоката. До этого момента никто даже не подозревал, что Голунов находится в полиции.
Collapse )
Мастерская

Нищая, жуткая, жалкая

Жуткий какой текст. Прочел у Андрея Мовчана в ФБ. Единственное, что отмечу по профессиональной своей теме: ЗА ЧТО "взяли" героиню расказа? За малейшую попытку проявить ЭМПАТИЮ. Эмпатия - чувство, которое совок выжигал каленым железом. В итоге и получаются совки (мы их увидим в комментах).

"Евгений Грин пишет мне вопрос в комментариях:

"Андрей, у меня был в голове совершенно другой комментарий, потом я прочитал про сталина. И возник вопрос. Сталин кроме поругания и забвения больше ничего не заслуживает? Его можно рассматривать только как кровавого тирана и экономические, индустриальные вопросы не важны?"

Евгений, сразу прошу прощения за эмоции, я уважаю Вас и Ваш вопрос. Но уж больно он страшный.

Итак, Евгений, любитель частных самолетов и гоночных машин, судя по заставке в ФБ, носитель длинных волос и любитель публичных выступлений судя по фотографии. Рассказываю:

Вы уже десяток лет, после голодного студенчества, когда одну шинель вам приходилось носить пять зим, а ботинки (тоже одни) вам латал знакомый сапожник "за так", работаете инженером в КБ в Москве. На дворе расцвет СССР, Вы недавно смогли с женой и дочкой переехать из холодного угла избы ее родителей в районе нынешней ул Свободы в отдельную комнату 9 кв.м. в доме-малоэтажке на Соколе (правда у вас на 18 комнат один туалет и кран, из которого течет ржавая холодная вода, но по сравнению с промерзающим углом это - роскошь). Жена работает учителем в школе, дочь - в яслях (вам повезло), двух зарплат с шестидневной работы вам хватает на скромную еду и типовую одежду, иногда к празднику вы можете даже подарить что-то жене - например "вечную" ручку. Жену вы любите и балуете - она молодая (родилась в канун революции), уже "новый человек", нежная и добрая. Зря вы ее балуете - не знает она, что можно, а что нельзя. Лучше бы били, как большинство ваших бывших соседей по деревне ее родителей! Как то в школе на педсовете, на разборе, почему не все учителя в достаточной степени доносят до классов справедливость и своевременность расправы с предателями и изменниками, она не только не выступает с сообщением о всеобщей радости, но даже тихо говорит своей многолетней подруге и коллеге: "как этому вообще можно радоваться - какие бы они ни были - они же люди!". Говорит она это тихо, но доносов будет написано целых три, один - от подруги. Жену вашу возьмут через неделю, в час ночи. Будут спокойны и вежливы, вы на два голоса будете кричать, что это ошибка, и они будут уверять - конечно ошибка, но у нас приказ, мы довезем до места, там разберутся и сразу отпустят. Утром вы начнете пытаться выяснять, а ваши друзья, на вопрос, как выяснить, будут уходить от разговора - и сразу от вас, при следующей встрече вас просто не замечая. Наконец вы дорветесь до нужного кабинета, но вместо ответов вам начнут задавать вопросы и покажут признательные показания - ваша жена была членом троцкистской группы, связанной с японской разведкой. Цель - развращать школьников и опорочивать советскую власть. На листе с показаниями будет ее подпись - дрожащая и слабая, в углу две капли крови. От вас будут требовать дать косвенные улики - "не могла же она не говорить с вами на эти темы? С кем из подозрительных лиц она встречалась?" Вы будете кричать "Этого не может быть, я знаю ее! Это провокация контрреволюционеров! Я буду жаловаться вплоть до товарища Сталина" "Ну хорошо, - скажут вам. - Вы сами решаете, помогать органам, или нет. Идите". Впрочем, возможно, что вид крови вызовет у вас приступ тошноты, к голове прильет, станет жарко, руки похолодеют и начнут мелко дрожать, а в груди появится мерзкое чувство тоски. Вы сгорбитесь и неожиданно услышите свой голос, говорящий "Да, да, да, конечно, теперь я понимаю, да, она говорила мне не раз, но я думал что это она - от доброты, но я, знаете ли, я всегда ей твердо говорил..." "Пишите" - подвинет вам карандаш "начальник". И вы напишете. Но это неважно, потому что в обоих случаях за вами прийдут через 4 дня - 4 дня, в течение которых вас не будут замечать коллеги и знакомые, и даже родители жены не пустят вас на порог. Вы пройдете все стадии - возмущения и страха; после первых побоев - ужаса и возмущения; когда вы усвоите, что бить вас будут дважды в день - в камере "по-народному", отбивая почки, ломая нос и разбивая лицо, а на допросе - "по-советски", выбивая печень, разрывая диафрагму, ломая пальцы, раздавливая половые органы - вы сживетесь с ужасом, и никаких других чувств у вас больше не будет. Вы даже не будете помнить, что у вас была дочь (и где она?) и жена.
Collapse )
Мечты

287

Сегодня мне нужно было собирать чемоданы, потому что завтра у нас самолет в Крым. Точнее, два самолета - до Москвы и из Москвы. Но я ухитрилась сломать мизинец на левой ноге об выступ кровати, потому что накануне не выспалась и слишком устала, да еще и выпила таблетку Адекса вдобавок ко всем моим таблеткам. Как так получилось, я кажется догадываюсь.
В субботу мы покатались на велосипедах. Случайно заехали в Бней Брак, в шаббат там не ездят машины вообще, хотя на соседней улице Рамат Гана вполне себе такое субботнее автомобильное движение. Я стесняюсь, честно говоря, ездить там без особой необходимости, потому что мы своим активным видом вторгаемся в благочестивое пространство верующих людей. Но зато я не волновалась по поводу автомобилей. Потом мы вернулись в наш район, объехали его по периметру, как обычно. Всего проехали аж пять километров двести метров. Настроены в следующий раз, уже после возвращения из Крыма, поехать на машине с велосипедами в парк, и там уже как следует покататься. Чувство равновесия и уверенность в управлении велосипедом ко мне полностью вернулось, а сила мышц и выносливость - дело наживное.
В воскресенье я побегала на тренажере, двадцать семь минут, под какую-то лекцию. Очень мне понравилось бегать именно под лекции, а не под сериал. Все-таки с лекциями узнаешь что-то новое или интересное, а сериалы - так, одно расстройство, как с Игрой престолов.
Уже и не знаю, смотреть мне его или нет, потому что более миллиона людей подписались под петицией с требованием переснять восьмой сезон. Думаю, что это не предел, потому что многие, как и я, ждали окончания сезона, чтобы посмотреть его целиком. Но вряд ли его переснимут - так никто не делает. Ну и Марк, который уже посмотрел пять серий, говорит, что если я не хочу портить себе впечатление от сериала, то лучше не смотреть восьмой сезон вообще, лучше придумать окончание всей истории самостоятельно. Я тут же решила, что Джейми Ланистер женится на Брианне, Серсея погибнет в руках Горы в страшных мучениях, Джон Сноу и Дейенерис станут править Семью королевствами, Санса и Бран останутся в Винтерфелле, Арья присоединится к Джону и Дейенерис и станет командовать королевской стражей, Тирион останется Десницей при дворе, а короля Ночи они как-нибудь победят общими усилиями. При этом я полагаю, что на самом деле большая часть из них в сериале погибнут, но мне плевать.
Вчера мы ездили за продуктами, а перед этим ходили в мой банк, потому что мне пришло сообщение, что там меня ждет новая карточка. Но увы, карточка еще не пришла, я получу ее уже после приезда. Еще мы меняли деньги, потому что в Крыму, возможно, до сих пор не работает Мастер Кард и Виза. Мы долго ходили и у меня страшно разболелись ноги. И я ничего лучше не придумала, как выпить Адекс, после которого прошлой осенью мне было очень плохо. Правда тогда я его сочетала с первым приемом Симбальты и ухитрилась серьезно отравиться. Но я обо всем этом благополучно забыла, конечно. Да и ноги ныли, как будто я пробежала марафон.
Перед продуктами завезли корм Олегу, который присматривает за уличными котиками. Я с радостью увидела, что все мои "кустарные" котики живы и здоровы. Три рыжих, две черных и пятнистая пушистая мамаша, явная близкая родственница нашему Райзу. Тот рыженький худенький котеночек с плохим глазиком, насчет которого я долго переживала, живет и здравствует. И его брат и сёстры тоже. И тот рыжий с когда-то поломанными лапками тоже Я очень удивилась. Но у них в кустах такое надежное укрытие. И Олег насыпает им корм два раза в день, без выходных. Я была так рада, но одновременно я почувствовала, что скучаю по ним. А еще скучаю по своей заботе и по тревоге по поводу их маленького мирка. Я чуть не заплакала.
Потом мы ехали в супер и смотрели инаугурационную речь Зеленского, нового президента Украины. И я чуть не заплакала второй раз, потому что я, черт побери, очень хотела бы быть гражданкой страны, у которой такой президент. Возможно я восстановлю свое украинское гражданство, потому что я очень скучаю по Украине и украинскому языку. Хотя я и не думаю на нем, но я понимаю каждое слово. Когда-то мне даже требовалось усилие, чтобы понять, на каком языке я сейчас смотрю фильм.
Заснула я как обычно, единственное, что накануне я спала только три часа, потому что увлеклась ютубными роликами. Меня просто затянуло, бывает. И когда я проснулась, для того, чтобы сходить в туалет, я почувствовала себя очень сонной, даже слишком сонной. Возвращаясь из туалет, буквально спя на ходу, я врезалась мизинцем в выступ кровати. Повалившись на эту же кровать, я несколько минут приходила в себя. Сон как рукой, увы, не сняло. Я винила в этом Адекс и свой недосып. Хорошо, что догадалась достать лед из холодильника и приложить к ноге. Естественно, сборы чемоданов растянулись уж до самой ночи, потому что я вспомнила, что у нас есть спрей от боли только после ужина. Он помог, но все равно мне больно ходить. Я лейкопластырем приклеила мизинец к соседнему пальцу, потому что прочитала об этом в интернете. В больницу мы не поехали, как-то не хочется провести восемь часов в миюне вместо сборов и сна. Вся обувь кроме шлепок теперь для меня слишком тесная. А завтра нам лететь почти двенадцать часов с пересадкой. Вот такие забавные приключения ждут каждого, кто будет мало спать и принимать неподходящее лекарство.
Мечты

287

Три предыдущих дня я бегала на тренажере каждый день по двадцать семь минут. В первый день мне было очень тяжело, я даже удивилась. Поставила скорость на двойку, хотя нагрузка начинается с тройки - Рома ремонтировал ручку переключения скорости и что-то там не дотянул, боясь испортить. Так что тройка теперь - это как раньше единица, ну а двойка - как ноль. На следующий день бегать ужасно не хотелось, вот просто совсем. Хотелось лечь и не двигаться. Было тяжело дышать, хотя вроде хамсина не наблюдалось. Но я себя заставила. Начала с двойки, затем переключилась на тройку и так закончила. Ничего со мной не случилось. Ну а вчера я уже бежала вполне резво на тройке, под творческий вечер Невзорова на ютьюбе. И мне даже нравилось. Из всего этого я могу сделать вывод, что бегать на тренажере лучше каждый день, во-первых втягиваешься, а во-вторых, сил прибавляется. Хотя, конечно, их прибавляется не так, как до химиотерапии. Если раньше я за месяц могла привести себя в хорошую физическую форму, то теперь мне на это нужно полгода. И писать по семьсот пятьдесят слов тоже лучше каждый день, да.
Сегодня побегать не получилось. Были в гостях у родителей всей семьей. Рома опять завез меня, а потом поехал за Катей с Женей, младенцем Васей и Алиской. Алиска приехала из Барселоны, полная впечатлений и подарков. Ей не терпелось обо всем рассказать, что она и начала делать прямо за ужином. Мы с Катей сделали по салату, мама сварила щи, как обычно, и сделала картофельные чипсы в духовке. Папа подключил Алискину флешку и мы начали просмотр фотографий. Это было интересно. Алиска говорила не переставая, даже посадила голос в конце концов. Она была в доме-музее Сальвадора Дали, в музее Пикассо и на экскурсии по основным архитектурным шедеврам Гауди. Фотографии великих произведений мелькали одно за другим. Я как будто смотрела на них алискиными глазами, получалось даже интереснее, чем я могла ожидать. Алискины впечатления накладывались на мое собственное восприятие, переплетались с ним, и произведения раскрывались более полно, чем если бы я смотрела на них в одиночестве и без алискиных комментариев. Я даже узнала много интересных деталей, о которых ранее даже не подозревала, хотя интересовалась ранее творчеством и Дали, и Пикассо, и, тем более, Гауди. Обязательно побываю в Барселоне и посмотрю на все своими глазами.
На середине просмотра пришла Анжелка с Нафталином. Прежде всего она схватила младенца Васю и начал его трясти, тормошить и петь ему песенки, как будто ему было не чуть больше месяца, а по крайней мере полгода. Младенец Вася, естественно, разорался и начал искать успокоительную грудь. Анжелка ему ее дать не могла, по понятным причинам, пришлось Кате прервать просмотр и пойти в спальню кормить своего сыночка. Анжелка пошла сначала за Катей, но затем вернулась с предложением завести дома у Алиски телевизор для того, чтобы Катя с Женей смотрели израильское телевиденье, в том числе и конкурс Евровидения, который как раз проходит сейчас. Алиска наотрез отказалась, потому что, во-первых, Катя с Женей скоро уезжают, а во-вторых - в комнатушке у Кати с Женей нет места еще и для телевизора, а в салоне стоит стол работающего дома Ника, ему там телевизор вообще ни к чему. Интересно, что предложение оплатить подключение к кабельному телевидению самой, Анжелка пропустила мимо ушей, как будто оно и вовсе не прозвучало.
Хотя мне очень хотелось взять младенца Васю на руки, я все-таки воздержалась. Катя с Женей уедут и увезут его на неизвестно долгий срок. Я не хочу рыдать по нему, хотя, кажется, так и будет. Когда я в машине сочиняла речь для Кати, почему я не хочу брать малыша на руки, у меня на глаза навернулись слезы, абсолютно неожиданно для меня. Потому что полгода ждать его рождения, покупать разные вещи для него, радоваться его появлению, представлять, как его будет радовать та или иная игрушка, планировать читать ему сказки и петь колыбельные, а потом вдруг понять, что всего этого не будет, во всяком случае в обозримом будущем - это настоящая трагедия для меня. Да, он будет продолжать жить и развиваться где-то там, далеко, но это совершенно не утешает. И даже регулярно присылаемые Катей фотографии на Ватсап уже сейчас, пока они еще здесь, выглядят как издевательство. Она не со зла, конечно. Надеюсь, что не со зла.
А вот к списку проступков Жени добавился еще один: это человек, который спойлерит событиями и фактами сериала, который ты еще не посмотрел. Это жестоко, в общем-то. Проговорилась сегодня, что еще не смотрела последний сезон "Игры престолов", жду последней серии, чтобы посмотреть все скопом, как из Жени сразу же вывалилась фраза насчет Джона Сноу и Дейенерис. Ненавижу таких людей.
Когда просмотр фотографий начал подходить к концу, Алиска начала дарить привезенные из Барселоны подарки. Анжелке она подарила красивую кружку, которую та сразу же попыталась передарить маме. Но папа сказал, что так не делают, так что Анжелке со вздохом пришлось ее принять, как будто она делает всем одолжение. Полагаю, что так она мстила Алиске за отказ проводить кабельное в квартиру, с которой она съезжает через два месяца. Родителям она подарила кучу магнитиков, несколько баночек испанского меда и огромную крафтовую шоколадку. Маме еще достался веер. Нам с Ромой тоже достались магнитики и шоколадка, а еще футболки и резиновые браслетики. Самым главным подарком мне оказался еще один веер, я радовалась ему больше всего, потому что его можно разворачивать, сворачивать, и махать им. Анжелке еще достались духи и тоже магнитики. А для Белки она передала два завернутых в бумагу подарка. Анжелка и тут не промолчала, сказала, что Белка ненавидит подарки. Господи, ну кто может ненавидеть подарки в принципе? Я вот, например, обожаю разные сувенирные мелочи. Кате с Женей Алиска вручила все подарки сразу по приезду, так они наблюдали за радостью остальных и недовольством некоторых.
Нам с Ромой тоже скоро предстоит поездка. И закупка новых сувениров, полагаю. А родители с Анжелкой на это время едут на Мертвое море. Ну, хоть опять не в Турцию.
Мечты

286

Мы с Ромой выяснили сегодня, что Алиска думает по поводу Катиного отъезда, когда ехали за продуктами и, одновременно, разговаривали с ней по громкой связи. Оказывается, Катя на всех нас страшно обижена за то, что мы ей не помогаем. То есть не нянчимся с внуком и не готовим ей еду, чтобы она в это время как следует отдохнула и выспалась. Это выяснилось в процессе их разговора на тему ее внезапного желания вернуться домой. Еще она сказала, что ей тут совсем не нравится, что она скучает по привычной обстановке и по своим друзьям. Алиска начала ей говорить, что они же живут в ее квартире и едят ее продукты, это ее помощь, на что Катя ответила, что они готовы ей все вернуть до последней копейки. Может быть они и нам готовы вернуть деньги за все, что я купила для малыша в своем безумном порыве? Я как раз вчера прикинула, сколько мы потратили на пеленки, одежду, игрушки, соски и бутылочки. Оказалось чуть меньше трех тысяч. Этот не такие большие деньги, но и не маленькие. Но я делала это не ради возмещения, а для нового члена нашей семьи. Я бы даже и не считала эти деньги, если бы не настойчивое желание Кати и Жени вернуться домой - мне стало интересно, во что нам обошлось обеспечение младенца Васи и его мамы всем необходимым. А я действительно как сумасшедшая скупала все, что может понадобиться. Пока что пригодилось почти все, что предназначалось для новорожденного и чуть старше. Потом, конечно, пойдут в ход все игрушки и разные штуки, предназначенные для развития младенческих органов чувств и мозга. Катя же палец о палец не ударила, они даже подаренные мамой Жени пеленки и распашонки не постирали заранее. Когда я перед родами хотела показать Кате то, что я купила, она отказывалась, ссылаясь на страх. Что ж, очень удобная позиция - делать вид, что проблемы на существует, пока она не явит себя во всей красе в роддоме. А дальше как она предполагала себя вести? Завернуть новорожденного в старую футболку и положить рядом с собой? Кстати, они на самом деле кладут младенца Васю рядом с собой в то гнездо, которое я им купила, потому что им - внимание - ночью лень вставать к кроватке. Впрочем, я ничего не имею против совместного сна младенца и матери.
Алиска тоже расстроена их предполагаемым отъездом. Но она уже как будто смирилась, ведь нельзя сделать людей счастливыми против их воли.
Зато Рома не смирился. Он сегодня устроил Жене с Катей настоящий разнос. Сказал, что он отлично понимает их чувства, потому что был в точно такой же ситуации переезда в другую страну. Мало того, все, кого он знает, были в этой же ситуации: Анжелка, родители, я с Марком, Алиска, Нелка, и еще сотня-другая людей. Потому что Израиль - это страна эмигрантов. И Америка, и Канада, и Австралия с Новой Зеландией - тоже страны эмигрантов. И все, кто туда приезжали, какое-то время чувствовали тоску по дому и ненависть к новому месту жительства. Но им некуда было возвращаться, они постепенно обживались, привыкали и начинали любить новую родину. В случае с Катей и Женей они еще даже не попытались хоть как-то обжиться, а для того, чтобы привыкнуть все-таки нужно времени чуть больше, чем три месяца.
Рома также отметил тот факт, что обычно у людей возникает стресс при переезде в другую страну. И после рождения ребенка тоже возникает стресс. Так что Катя с Женей теперь получают усиленный стресс, стресс в квадрате. И все потому, что они не подумали об этом заранее - как они будут привыкать к новой стране и учиться, одновременно занимаясь новорожденным ребенком. Но это уже свершившийся факт, с этим ничего не поделаешь. Поэтому надо понять, что их чувства вызваны не страной, не окружением, а условиями, в которых они находятся.
Рома рассказал им, что все вокруг стремятся им помогать, но только они выбрали жизнь в одной комнате вместо собственной квартиры рядом с нами. Алиска целыми днями работает, зато я целыми днями дома. Если они переедут хотя бы во временное жилье рядом с нами, которое сдают люди, уезжающие в более прохладные края, то я смогу полдня заниматься младенцем Васей, без того, чтобы тратить все силы на дорогу до них и обратно.
Также Рома доходчиво объяснил им, что значит пытаться на самом деле, и что значит - жить в другой стране. Он сказал, что пока что они даже не попытались устроиться здесь, потому что три месяца - это срок длинного отпуска, а не настоящей жизни. Как будто они просто приехали к родственникам в Израиль погулять по парку в Раанане да по пляжу в Апполонии, а в это время случайно родили ребеночка. Жить - это значит снимать квартиру, ходить на работу, зарабатывать деньги, тратить их на продукты и развлечения. Только после года реальной жизни здесь можно честно ответить на вопрос, нравится им здесь, или нет. А пока это все сплошные эмоции, вызванные стрессом.
И да, он несколько раз повторил им, что они будут настоящими слабаками, если сдадутся прямо сейчас, вместо того, чтобы следовать плану, который предлагают им более опытные окружающие и сама жизнь: снять квартиру, закончить ульпан, начать работу с профессором в университете по его теме, и тогда, если это все действительно не будет получаться, если им на самом деле будет это все не нравится, купить билет и с чистым сердцем вернуться в свою деревню. Навсегда.
Мечты

285

Кажется, воплощаются наши худшие ожидания: Катя с Женей действительно намереваются покинуть Израиль как только получат загранпаспорт для младенца Васи.
Между тем младенцу Васе исполнился месяц. Его глаза больше не разбегаются в разные стороны, а вполне способны на несколько секунд сфокусироваться на объекте. Он значительно подрос и потолстел, и кожа его перестала быть красной как у индейца. Теперь он будет расти и расти, но мы этого, боюсь, уже не увидим.
Мы с Ромой очень расстроены. Два года мы ждали, когда же Катя сначала выйдет замуж, потом подождет год, чтобы муж Женя получил гражданство сразу по приезду, и, наконец, переедет к нам жить вместе с мужем. У нас столько вещей накопилось для них, для их жизни здесь. Какие-то кастрюльки и сковородки, миксер и сушилка для одежды, одеяло и куча одежды. В основном все это новое, в коробках и целлофане, но что-то специально не выбрасывалось, а оставлялось на всякий случай, "вдруг им пригодится". Папа перебрал и смазал для Кати найденную на улице швейную машинку, чтобы ей было на чем шить. Нафталин принес новое детское автокресло. Анжелка забрала у кого-то автолюльку, а Белка притащила подержанную коляску. Мы не выбросили наш диван, хотя давно порывались, потому что "вдруг Кате с Женей понадобится". Рома хотел преподнести им в подарок электропианино с большими клавишами, тяжеленное, но великолепное. Еще он сделал для них колонки и усилитель. Я полностью подготовилась к рождению нового члена нашей семьи - в отличие от Кати, которая не купила заранее ни одной вещи. Да и потом она ничего не купила, ей было не до этого. Алиска предоставила им комнату в своей квартире и какое-то время кормила их, потому что Катя с Женей были как желторотые птенцы, без денег и карточек. Она и Анжелка ходили с ними по разным государственным конторам, регистрируя их там, чтобы сделать их полноценными гражданами. Рома нашел Жене работу на полдня с бесплатной машиной, надо было только платить за бензин. То есть мы многое для них сделали, мы их по-настоящему ждали. А они, глядя на все это, говорят, что на родине им будет лучше, потому что там - перспективы. У Жени зарплата будет двести тысяч рублей, и Катя обязательно устроится на работу с такой же зарплатой, ей уже предлагали. И они ух как заживут. Это же чудесно, потому что тогда Роме не придется посылать им по сто пятьдесят-двести долларов каждый месяц, чтобы им было на что купить покушать.
Мы пытались сегодня объяснить им, что Катины бабушка с дедушкой уже в таком возрасте, когда каждый следующий год может оказаться последним. Что Алиска запросто может рвануть в Канаду, а Анжелка с Нафтали - в Америку, вслед за Белкой и ее художественной карьерой. И мы тоже можем уехать вслед за Алиской. И никто не будет их ждать тут через три года или через пять лет, когда они решат, что Израиль не так уж и плох, с его вечным летом и полной социальной и медицинской защищенностью.
Между тем позавчера мы отметили День Независимости традиционным шашлыком. Готовила все я, как обычно, а сюрпризом оказалось, что Женя тоже умеет держать в руках щипцы и переворачивать куриные крылышки на решетке. Его помощь оказалась очень кстати, и жаль, что они все равно уедут. Обрезанное дерево на участке перед родительской квартирой расцвело с новой силой. Все время поражаюсь его живучести: каждый год его обрезают чуть ли не до ствола, чтобы не мешало проводам и соседям, а оно все равно выбрасывает новые ветки и листья, и укрывает наш небольшой садик плотной тенью. Я купила скатерть в красно-белую клетку, сделала овощной салат с авокадо, мы принесли пиво и колу, мама сделала салат с крабовыми палочками. Крылышки я замариновала в майонезе со специями, для Ромы и всех, кто захочет попробовать, завернула в фольгу три кусочка семги и прямо так положила на решетку над раскаленными углями. Все объелись, как обычно, я то уж точно. Было так приятно сидеть в кругу семьи. Анжелки вот только не было, она ушла на шашлыки к друзьям, да Алиски, та вовсю слала нам фотографии работ Пикассо и Дали из своей Барселоны.
А вчера мы с Ромой прокатились на велосипедах. Дистанция была чуть длиннее, четыре с половиной километра. Я чувствовала себя гораздо увереннее, чем пять дней назад, уже не останавливалась, чтобы пропустить машину, и руки не сводило судорогой. Еще пару раз и я буду готова для прогулки в десять километров. Хотя я страшно устала и после четырех километров. Настолько, что долго не могла заснуть от тянущей боли в ногах.
Марк говорит, что Катя с Женей слабаки, потому что бросают жизнь тут в самом начале, и дураки, потому что не прислушиваются к советам старших. Но я ему быстренько напомнила, кто тут тоже редко прислушивается к советам. Он принял критику с достоинством. Марк вообще сильно повзрослел за последние пару лет. Еще он все время предлагает свои объятия, если у меня грустное лицо, естественно на английском языке. И стабильно моет пол во всей квартире раз в неделю-полторы. Рома забыл уже, как держать моющий пылесос в руках, а тот и вовсе покрылся пылью в своем углу.
Только котики никуда не уезжают, не взрослеют и не расстраиваются. Они такие вечные дети, всегда всем довольны, надо только кормить их вовремя и гладить время от времени. Не брать ли нам с них пример?
Мечты

284

Анжелка вчера позвонила, сказала, что папа сошел с ума. Дело в том, что когда они возили Катю с Женей по каким-то их делам, папа в машине начал говорить о том, как плохо жить в Израиле: что правительство возглавляет набитый дурак, что людям без связей тут пробиться на хорошие должности сложно, и что все нормальные люди уезжают в Канаду и живут там припеваючи. И все в таком же духе на протяжении получаса. Анжелка сказала, что она с ужасом слушала все папины речи и не знала, как прекратить поток его "красноречия". На фоне всех наших попыток доказать Кате и Жене, в основном, конечно, Жене, что жизнь в Израиле представляет собой настоящий рай, папина речь выглядела самым настоящим провалом. Анжелка попросила нас по возможности сообщить Кате с Женей, что папа уже старенький и что у него наступил маразм. Хотя какой маразм, если папа без ошибок делает расчет траектории снаряда на тетрадном листке в клеточку? Но мы согласились.
Я думаю, что папа просто обиделся на Катю с Женей после их сообщения об отъезде. Он ждал их, по-настоящему, он хранил в своем сарайчике новое автокресло для малыша после года и детский стульчик для кормления. Он был рад приезду Кати, был рад рождению малыша. Естественно он расстроился, как и все мы, когда узнал, что они не собираются задержаться тут хотя бы на год. И все его негативные эмоции обрушились на неповинный Израиль, хотя должны были быть направлены на нерадивых внуков.
Эта нерадивая парочка как раз была сегодня у нас в гостях по поводу Дня Независимости. Я решила, что обязательно посмотрю салют в этом году в центре нашего города, договорилась с Ромой, а он сказал, что так как Алиска уехала в Барселону, надо обязательно позвать Катю с Женей, им же скучно. И что их предполагаемый отъезд не должен влиять на наше к ним отношение. Я согласна, что они взрослые, самостоятельные люди (с некоторыми оговорками), они даже уже своего ребенка родили, и что они не обязаны поступать так, как хочется нам. Поэтому я сварила большую кастрюлю супа, а Рома съездил за ними. И мы даже успели к салюту! Хотя вышли за десять минут до начала и всю дорогу бежали. Рома толкал коляску с младенцем Васей, я едва успевала за ним, Катя с Женей не отставали. В центре все огородили решетками и пропускали только после досмотра сумок. Мы прибежали ко входу без двух минут девять, после входа было свободное пространство и мы остановились, не зная, куда двигаться дальше. И тут начался салют, прямо перед нами. Мы как-то удачно встали напротив дома, на котором разместили ракеты, и между нами была только пустующая в честь праздника стоянка, людей на нее не пропускали. Так что я видела почти каждый запуск. Было очень громко, и Катя волновалась, как бы младенец Вася не проснулся. Но он только недовольно морщился и начинал усиленно сосать пустышку. Первый салют в своей жизни он перенес прекрасно, я считаю.
После этого мы прогулялись к столпотворению вокруг большой сцены, на которой певцы честно исполняли свой долг, более-менее правильно выводя мелодии известных всем песен. Отпустив Катю с Женей прогуляться, мы остались нянчить младенца Васю. Я в какой-то момент поймала себя на мысли, что люди вокруг могут подумать, что это наш с Ромой малыш. Мне было очень приятно держать младенца Васю на руках. Я ни в коем случае не собираюсь претендовать на чужого ребенка, но если бы мне время от времени давали возможность вот так вот укачивать его, заботиться о нем, видеть, как он растет у нас на глазах...
Катя с Женей вернулись со сладкой ватой и поп-корном. Я была удивлена. Они тратят деньги на развлечения? А после этого, когда мы уже решили вернуться домой, я увидела торговца с сияющими огоньками шариками на палочке и захотела себе один. У Ромы не оказалось денег, и тогда Женя купил мне его. Я была самым счастливым взрослым ребенком в тот момент. Я гордо несла свой праздничный трофей, переключая огоньки в разные режимы. Мне казалось, что все смотрят на мой шарик и страшно завидуют - такое детское чувство превосходства мне давно не приходилось испытывать. Наверное праздники существуют для того, чтобы мы могли опять почувствовать себя детьми, хотя бы на один вечер.
Дома мы накормили сначала Катю с Женей супом, а потом Катя покормила младенца Васю. И мы отвезли их домой, пообещав заехать завтра и отвезти их к родителям на традиционные шашлыки.
Мы с Анжелкой придумали одну авантюру: ее клиентка зарабатывает на жизнь тем, что ставит голос людям, решившим попытать удачу на разных певческих конкурсах. У Кати прекрасные певческие данные, может быть если удастся записать ее на какой-нибудь конкурс, она останется хотя бы на время? А Женя пусть занимается на родине своим резиновым предприятием, всё равно, как все единодушно уверены, у него ничего не получится. Катя уже отослала этой даме две записи, сделанные просто на телефон, чтобы та оценила, с чем ей придется работать. Теперь надо дождаться их встречи и дальше уже действовать по обстоятельствам. Скрещу пальцы на всякий случай.
Мечты

283

Вчера я наконец-то прокатилась на велосипеде. Год назад я уже делала попытку, в начале апреля. Тогда мы проехали четыре километра, дул холодный ветер, а мы были очень легко одеты, потому что я понадеялась на жаркое солнце. После этого мы больше не катались, потому что вскоре у меня начали сильно болеть суставы. А вчера погода была очень даже благоприятной: было совсем не жарко, но и ветра тоже не было. Рома вынес наши велосипеды, предварительно накачав шины. Я с некоторым трудом перекинула ногу через раму, даже удивилась этому - раньше это давалось мне очень легко. Мы поехали вниз по улице, и я во второй раз удивилась - своей неуверенности, руки как будто забыли, как держать руль, а ноги - как крутить педали. Но я ехала вперед, равновесие никуда, слава богам, не исчезло, глаза привычно сканировали дорогу на предмет выбоин или камешков. Мне было тяжело было держаться на велосипеде, тяжело крутить педали. Тяжело поворачивать и вообще как-то управлять моим когда-то любимым транспортным средством. Также меня ждал сюрприз, когда я попыталась слезть с велосипеда: нога отказалась подниматься выше седла, пришлось наклонить велосипед вбок, только тогда я смогла перекинуть ногу.
Мы заехали в соседний райончик, благодаря шаббату там было довольно пустынно. Но если я видела едущую навстречу редкую машину, то предпочитала остановиться и пропустить ее. После этого мы еще объехали по периметру наш район. К середине поездки мою правую ногу начало сводить чем-то вроде судороги, затем то же случилось и с правой кистью. Это было не то чтобы больно, больше неприятно. Я упорно крутила педали и вскоре мы вернулись к дому. Всего проехали чуть больше трех километров.
Все это было очень плохо. Оказывается, я превратилась в развалину. Мои суставы совсем закостенели, мои мышцы больше не тянутся, пальцы с трудом сжимают руль, а главное - я чувствую себя очень неуверенно на велосипеде. Хотя раньше я словно летела над дорогой, сливаясь с велосипедом в единый механизм. Не представляю, как мне вернуть прежнюю форму, и возможно ли это в принципе?
А вечером мы поехали к родителям. Хотя сначала я не собиралась, но потому подумала, что лучше Рому одного не отпускать, вдруг он наговорит Жене лишнего. Алиска собирала чемоданы в свою Барселону, поэтому осталась дома, так что Катя с Женей и младенцем Васей без проблем поместились в нашу машину.
Мы поужинали, Катя с Женей сделали салат, я принесла хумус, который очень даже неплохо сочетался с мацой, оставшейся с Песаха, мама разогрела вчерашний суп. Пришла Анжелка, начала хлопотать над младенцем Васей, который страдал коликами. Я решила, что постараюсь не брать его на руки без особой необходимости: теперь мне нужно привыкать жить без него. Анжелка попыталась поговорить с Катей и Женей насчет того, чтобы остаться и попробовать пожить здесь хотя бы год, а потом уже решать, нравится им здесь, или нет. Но, кажется, они уже все решили. На все Анжелкины доводы, что в Израиле жить лучше, Женя однообразно отвечал, что у них сейчас все точно также, в том числе и с дорогами, и с медициной, и с продуктами, и с возможностями. Анжелка постепенно теряла все свои аргументы, понимая, что проще убедить солнце не вставать на рассвете, чем Женю задержаться здесь на год-другой. Я не выдержала и сказала, что Женя с Катей, очевидно, живут в прекрасной стране розовых пони, потому что не желают видеть очевидных недостатков их жизни на родине. И что лучше оставить их с этим.
Я попыталась поговорить с Катей отдельно, сказала ей, что надеялась, что они вольются в нашу семью здесь. На что Катя ответила мне, что у нее там тоже семья. Я не нашла, что возразить. Тут вошел Женя и дальнейшего разговора не получилось.
Когда мы уже завезли их домой, я отдала им часть вещей для младенца, которые мы купили зимой на распродаже в Икее - развивающее одеяло и развивающий коврик. И еще сумку с остальными игрушками. Боже, я столько накупила всего на радостях, что в нашей большой семье, в которой все уже давно взрослые, а некоторые даже очень взрослые, появиться новый маленький человечек! Теперь Кате с Женей нужно будет потрудиться, чтобы забрать все это с собой.
Весь вечер у меня на глаза наворачивались слезы. А сегодня я проснулась вся разбитая и в депрессивном настроении. Рома потом сказал, что чувствовал себя примерно также. Как будто у нас отрывают кусок сердца. Мы так надеялись, что они будут жить рядом с нами, мы уже полюбили этого малыша, мы видели себя рядом с ними, мы планировали наше совместное будущее, а теперь нам говорят, что всего этого не будет.
Хорошо, что мне нужно было в аптеку за Лирикой, а то бы я и дальше пребывала в унынии. Рома немного проводил меня и поехал на свою вторую работу на велосипеде. А я после аптеки зашла в русский магазин, купила крабовые палочки и рижский хлеб. Прогулка пошла мне на пользу, потому что я решила положиться на судьбу. Я не могу заставить Катю и Женю остаться против их воли. Значит, еще не пришло время нашего тесного общения с младенцем Васей и вообще с какими-либо младенцами. Может быть нам нужно сделать что-то в своей жизни или со своей жизнью. Вполне вероятно, что помощь Кате с Женей с младенцем отрывала бы нас от нашей самореализации и самоактуализации. Кто знает.
Но это не значит, что я прощу Жене вот это все. Я не доверяла ему с самого начала и оказалась права. Хотя такой сценарий я даже предположить не могла.
look

бог ехал в пяти машинах



Невероятно живуч миф об аскетизме Сталина. О его единственных сапогах и потертой маршальской фуражке. Ничего ему было не надо, лишь бы Родина цвела. И слезы умиления бегут по щеке – вот это был человек! Не то что нынешние зажравшиеся вожди! Упрек к нынешней власти понятен и справедлив. Их демонстративное потребление не является признаком их большого ума. Сталин был хитрее. Но никаким аскетом он не был.

Специально для Сталина были построены три дачи в Москве, десять на Кавказе и четыре в Крыму. Самая известная – Кунцевская (ближняя), в которой вождь прожил двадцать лет. Кстати, личного архитектора Сталина Мирона Мержанова в 1943 году объявили врагом народа и посадили по 58 статье вместе с коллегами и женой. Жена умерла в лагере.

Все дачи были выкрашены в зеленый цвет – Сталин боялся нападения с воздуха. Под некоторыми дачами были вырыты бункеры. Все сталинские дачи охранялись не хуже секретных военных лабораторий. Территорию в 50-100 га обносили несколькими видами ограждений: рядами колючей проволоки, металлическими оградами, шестиметровым забором.

Внешний периметр территории — несколько километров от здания дачи — охраняли подразделения НКВД (позднее МГБ). С воздуха территорию дачи прикрывала ПВО, и районы над ними были закрыты для полетов, а по периметру резиденций располагались зенитные части. За деревянным забором начинался внутренний периметр, который контролировала личная охрана Сталина. Дача, на которую приезжал Сталин, охраняли дополнительно тысячи чекистов.

Кроме охраны на каждой даче работал обслуживающий персонал: горничные, парикмахер, повар, официанты, медсестра, водители, садовники, дворники, токсиколог, который проверял состояние продуктов и готовой пищи перед тем, как ее подавали Сталину, — всего около 50 человек.

Все дачи оборудовались по последнему слову техники. Например, на даче в Абхазии были установлены две фаянсовые ванны, вода в которых не остывала несколько часов – туда подавали морскую воду. Лестницы на дачах были сделаны с низкими ступеньками, чтобы страдавшему приступами ревматизма Сталину было удобно подниматься.

Collapse )