?

Log in

No account? Create an account

Верхняя запись 30 ноя, 2017

Все записи с тэгом "750 слов" не добавляются в ленты друзей и RSS, потому что они пишутся не для друзей, а для случайных прохожих. Не хочу никому навязывать свой поток сознания, тем более каждый день в течение нескольких месяцев. Зашли случайно, прочитали - отлично. Не прочитали - еще лучше. Да, я могла бы делать совершенно закрытые ото всех записи. Но мне нужно, чтобы мои слова были труднодоступным лесным ручейком, а не подземным озером. Как-то так.

259

История со штрафом получила свое продолжение. Рома вчера в очередной раз потянул спину на работе, и сегодня решил остаться дома. Машину он поставил на другой тротуар, рядом с домом наискосок от нашего, на еще одном привычном месте. Потому что даже не мог предположить, что в эту воронку упадет еще одна бомба. В час дня он выглянул в окно и увидел, что под дворником лежит свежая бумажка. Да, это снова был штраф, муниципальные инспекторы устроили настоящую облаву на злостных парковщиков на тротуарах. Ковыляя, Рома дополз до машины и удостоверился в том, что на свете нет справедливости, ведь вокруг по прежнему была припаркована куча машин, нарушающих все мыслимые и немыслимые правила, но без штрафа на лобовом стекле. Штирлиц начал подозревать, что за ним идет охота. На самом деле у нас в городе обычно всем выдают наклейки о том, что ты местный и можешь парковаться в этом районе. Всем, кроме нашей улицы, Рома специально узнавал. Мы, конечно, после двух штрафов прочитали все, что смогли найти насчет парковок, просто мы никогда с подобным не сталкивались, рядом с тем домами, в которых мы жили, всегда можно было найти место. И вот теперь нас настигла расплата. Я, конечно, надеюсь, что штраф за вторую парковку удастся отменить, если Рома возьмет справку о своем состоянии здоровья в этот день и напишет слезное письмо в муниципалитет. Но кто его знает.
Вечером мы вышли прогуляться и поискать парковку поблизости, в соседних дворах. Если спуститься по лестнице рядом со спиральным домом, то там открывается настоящий парковочный клондайк рядом с городским театром. И если спускаться туда достаточно легко, то вот подниматься - никак нет. Конечно это не сто одиннадцать ступенек, но тридцать или сорок там насчитается. А вместе с нашим третьим этажом получится еще какая физкультура. На что только не пойдешь ради денег.
Даже странно, до какой степени я люблю своих котов. Когда я просыпаюсь, они обычно уже сплоченно лежат вокруг меня, все пятеро, повторяя изгибы моего тела. Ночью в спальне находится только Кузя, такая у него привилегия из-за одноглазости - чтобы нам спалось спокойнее, потому что он горячий парень, может опять найти проблему на свою жирную задницу. Но когда Рома уходит на работу, то спустя какое-то время приходит Буся и открывает дверь. И тут уже радостно забегают все, включая Крысу.
Крысу мне в последнее время очень жалко: она стареет, ей в этом году будет двенадцать лет. Она всегда была сильной, но нервной теткой, а теперь эта сила уходит. Еще пару месяцев назад она запрыгивала на антресоли и отлеживалась там, отдыхая от Кузиного внимания. А теперь она приходит на это место, с которого прыгала, смотрит вверх и уходит. Припадки опять же, на которые я думаю, что они эпилептические. К врачу с ней не дойдешь, она запросто разломает переноску, так уже было один раз. Она нервная, нервная и противная, всегда хочет, чтобы было только так, как нужно ей, а чуть что - кричит и может даже цапнуть, но не сильно, а для острастки. Такой вот типично эпилептический характер.
Райзик - вот моя отрада. Всегда ужасно милый, ручной и необидчивый, если в настоящий момент не до него. Шерстка у него очень мягкая, гладкая, глаза всегда распахнуты в вечном восторге, который легко превращается в изумление, если его держать на руках, а рядом будет стоять еще один человек. Это у него травма от посещения ветеринара, он, мне кажется, на всю жизнь запомнил, что если двое, то могут давать противную таблетку, капать какой-то гадостью на холку, а самое страшное - колоть иголкой! Впрочем, может быть этот еще из детства закрепилось, когда он серьезно болел. Я вспоминаю иногда, как он еще малюсеньким котенком прибегал из кустов, когда я выносила еду, и сидел, черный, косматый, похожий на чертенка, смотрел настороженно, но внимательно. Вот он такой до сих пор - настороженный, если происходит что-то, хоть немного отличающееся от обычного, и весь в восторженном внимании, если позовешь его кушать или на ручки.
А вот Маруся у нас загуляла. Никак не можем отвезти ее к ветеринару на стерилизацию, давно пропустили все сроки, а девушка между тем созрела. Ходит по квартире, обтирается обо все углы, призывно взмяукивает, но парни у нас все кастрированные, они хотя и знают, чего она хочет, и даже иногда пытаются на нее взобраться, однако дело довести до конца не могут. Но она такая ласковая, даже без всех этих попыток размножиться, часто с удовольствием вылизывает Райза, а тот как будто позволяет ей за собой ухаживать, важно так поворачивает голову, чтобы ее язык прошелся по всем интересным участкам. Изредка он и сам начинает ее вылизывать, и это очень смешно - кот и кошка словно пытаются обогнать друг друга в этом виде ухаживания.
Между тем меня сегодня неплохо так клинило. Казалось, еще совсем немного, и меня накроет паника. Но все обошлось. Не понос, так золотуха, но это последствия все той же химии, я уверена.

258

Сегодня я бегала уже двадцать три минуты. До этого я никак не могла заставить себя преодолеть психологический барьер в двадцать минут. Как починили тренажер, так я и продолжала бегать двадцать минут - ровно до стольки я дошла как раз перед его поломкой. Хотя можно было бы не пороть горячку, а делать все постепенно, но я как раз во время бега смотрела интервью с Невзоровым о том, что психология - полностью выдуманная наука, и так увлеклась, что досмотрела до конца. И теперь у меня ноет передняя мышца бедра на правой ноге и ступня на левой.
Вот интересно, что у меня каждый день что-нибудь болит, и каждый раз это что-то новое. То грудь недавно болела, а вчера почему-то это была верхняя часть лопатки, как будто я ударилась накануне, и там должен был быть синяк, но его на самом деле не было, потому что я не ударялась. А, еще мне периодически тяжело и больно сжимать ладони в кулак. Я этого не замечаю, потому что мне незачем обычно это делать, но когда хочется размять пальцы, то сразу чувствуешь, что пальцы как будто застывают, точнее - мышцы в них. О, и если говорить о неприятных изменениях в организме, то я уже привыкла к постоянному шуму в левом ухе. Иногда он чуть тише, иногда я ощущаю в ухе какое-то постукивание, а еще при движении головой он может усиливаться, особенно если я устала или плохо себя чувствую.
Опять я обращаю внимание на свое самочувствие. А как не обращать, ведь организм то и дело так или иначе сигнализирует об очередной проблеме или поломке.
До сих пор восхищена районом, в который мы переехали. Вчера ехали на машине после покупки продуктов по улице, на которой я когда-то работала, совсем недалеко от места, где мы сейчас живем. В то время я и подумать не могла, что буду жить в этом районе, мне казалось, что тут живут только какие-то старожилы, которые давно приехали в страну, у которых много денег и полно свободного времени, чтобы прогуливаться по проспекту, разглядывать витрины одних магазинов, заходить в другие и что-то покупать в третьих. И не прошло и десяти лет, как я стала этим самым старожилом. Я действительно делаю все то, о чем даже не мечтала раньше. Я даже перестала посещать торговые центры, хотя и не совсем по этой причине. Мы с Ромой стали обычными прохожими, мы влились в этот город и стали для него своими. Ну, почти.
Сегодня Рома обнаружил, что ему выписали чек за неправильную парковку. И где - на нашей улице! Дело в том, что там, где он припарковался, когда-то бордюр был покрашен красной краской, что означало запрет ставить машину. Но с тех пор прошло много лет, краска смылась зимними ливнями, иссушилась летней жарой и стерлась колесами многочисленных автомобилей. Для нас бордюр выглядел серым, то есть на нем можно было свободно парковаться. Для нас, но не для муниципального стража парковочного закона - он то хорошо знал, какого цвета был бордюр в те времена, когда по городу бродили динозавры. Штраф был невменяемо высоким, за эти деньги запросто можно было заново покрасить все бордюры на нашей улице - вполне может быть, что он для этого и делался. Для начала мы решили, что попробуем отменить штраф на сайте муниципалитета, а если не получится... Ну, может быть подадим в суд по мелким искам или что-то вроде этого.
Котика Кузю тоже хочется иногда оштрафовать. Но не потому, что он неправильно прячет тело жирное в подушках. Так как котик полуслепой, то он находит свои собственные развлечения, не такие, как у остальных котов. Раз в день Кузя обязательно издает особый боевой клич и кидается рвать немногочисленные обои. Прежние хозяева зачем-то наклеили фактурные обои на одну из стен салона. Хорошо, что их фантазия ограничилась всего двумя рулонами и светло-серым цветочным рисунком с серебряной крошкой. Но плохо, что фактура обоев оказалась выпуклой, что очень понравилось нашему (с)коту. Надо видеть, с каким восторгом, написанным на наглой одноглазой морде, кот шарит лапами по обоям, а потом с победным воплем выпускает когти и начинает их драть. Наши крики "Кузя, тапок!" помогают на пару секунд, кот останавливается, как будто проверяет истинность нашего намерения запустить в него тапок, а затем с ювелирной точностью поддевает когтем уже надорванный краешек и отрывает очередной шмат.
Я не помню, кто первым из нас придумал кричать слово "тапок" вместо "фу". Наверное это случилось из-за того, что тапком можно было постучать у кота перед носом, а то и шлепнуть по заднице - не сильно, мы же любим котов, во всяком случае гораздо больше, чем рваную мебель и обои, а также поломанные компьютеры и разбитые тарелки. Но слово прижилось, и оно иногда даже работает. Кузя, во всяком случае, его понимает, но продолжает творить свое хулиганское дело.

257

Не знаю, как мне жить. Осознала сегодня, что я могу и не восстановиться до своего прежнего уровня здоровья, что мне всю оставшуюся жизнь придется жить на две трети от того, что у меня когда-то было. Это значит - прощайте двадцать и больше километров на велосипеде каждые выходные, здравствуй, домашний тренажер с минимальной нагрузкой. Но дело даже не в этом. Ну, начну я снова кататься, может быть двадцать километров осилю, но потом я буду восстанавливаться неделю, а то и больше.
Я всегда была слабенькой, мама рассказывала, что меня материнским молоком кормили только первые два месяца, остальное время таскали бутылочки с молочной кухни. От этого у меня и диатез постоянный был, и регулярные простуды и бронхиты, а когда я училась в школе и питалась булочками и недельным борщом, то добавился хронический гастрит. Когда я выросла и начала понимать влияние питания на организм, я отказалась от мяса. Сразу почувствовала себя лучше, гастрит куда-то делся. Я много книг прочитала про правильное питание, полтора года была совсем строгой вегетарианкой, то есть отказалась от яиц и рыбы. Чувствовала себя прекрасно, было такое состояние легкости потрясающие, и работоспособность, и жажда знаний. А когда я училась в университете, то вдруг, на третьем курсе, заболела диабетом. Перед этим я перенесла тяжелый грипп, с высокой температурой и галлюцинациями, да и семейная жизнь в то время совсем не ладилась, может быть сложилось одно с другим, и через полгода я загремела в больницу с диагнозом. Как-то научилась жить с диабетом, закончила университет, развелась, а через три года встретила Рому. И тут уже переезд в Израиль, другая страна, чужой язык, новая работа. Когда период адаптации закончился, я поняла, что я живу в какой-то сметане, настолько приятной и размеренной была моя жизнь. Меня ничего особо не беспокоило, если мне чего-то хотелось, я это практически сразу и получала. Мы с Ромой в какой-то момент обнаружили себя сыроедами, похудели оба, поздоровели, на велосипедах много ездили, даже хотели в тур по Европе уже ехать. Снова у меня было ощущение легкости и силы, я чувствовала себя гораздо моложе, чем была на самом деле. Но тут у меня случились за два года две замершие беременности. Возможно это было из-за повышенного уровня гормонов щитовидной железы, так к моему диабету добавился тиреотоксикоз. Я это пережила, похоронила и оплакала вместе с Ромой наших нерожденных детей, и мы заговорили об усыновлении. Сыроедить мы бросили, хотя до сих пор едим много овощей и фруктов. Ничего, как говорится, не предвещало. И вдруг, посреди вернувшегося благополучия - страшный диагноз, рак молочной железы. Лечение меня не убило, хотя несколько раз казалось, что до этого было очень близко, зато оно убило рак. И я осталась как бы вылеченной, но с кучей новых диагнозов - нейропатия, фибромиалгия, хронические боли, замороженное плечо. Последнее как раз самый безобидный диагноз из всего набора, потому что оно как раз случается в моем возрасте и само проходит даже без лечения.
И я продолжаю жить. Я барахтаюсь. Я снова пытаюсь взбить лапками в этой сметане скользкий комок масла, на который можно было бы опереться. Наверное мне надо прикладывать усилия не только к восстановлению организма, но и к осознанию, что к прежнего уровня он уже не восстановится. Надо научиться жить с тем, что мне осталось. Не гнаться за иллюзией, что у меня все получится, а работать с тем, что есть. Нет, увы, получится не все, а только часть. Но это уже неплохо. Я же жива, я живу, а это уже победа. Могу радоваться жизни, могу любоваться проявлениями природы, могу гладить котиков, могу строить планы и даже их реализовывать.
Мы с Ромой продолжаем решать, какой фон будет лучше для фотографирования украшений, и как сделать свет рассеянным без использования лайтбокса. И это притом, что я еще ни одного нового украшения не сделала. Зато есть куча давно готовых и ждущих своего часа. Бедненькие, представляю, как им надоело томиться в пакетиках, в ожидании, когда же их возьмут к себе новые владельцы. Еще меня раздражают пылинки на матрице, я не хочу потом переделывать все из-за них, как не хочу ретушировать их до потери пульса. А Рома говорит - давай, быстрее, все равно как, лишь бы уже что-то сделать. Я знаю, что он прав, но тут в общий хор вступает его величество подорванный химией организм и укладывает меня в позу эмбриона, потому что опять ему как-то не до всего, его надо пожалеть и на ручки. А работать кто будет?
А между тем на улице опять весна, после нескольких дней дождей. Я в лес хочу, или на море. Хочу куда-нибудь на природу, чтобы было много воздуха и пространства. И чтобы можно было лежать на толстом пледе, прижавшись друг к другу, и смотреть в небо. Я люблю смотреть в небо, причем неважно, ночь на дворе, или день. А если еще лечь, раскинув руки, и расслабиться, то иногда кажется, что ты летишь.

256

Опять двадцать пять у меня со здоровьем. Сегодня проснулась, и обнаружила, что у меня болит оперированная грудь: дергает где-то внутри, как больной зуб, от соска и вглубь. Мне, конечно, сразу страшно стало - а что если это... то, что нельзя называть. Сделала массаж вокруг груди, вроде полегчало ненадолго. Думаю, что это все последствия облучения и, может быть, операции. После облучения, когда зажили все ожоги, грудь стала заметно тверже здоровой, а все поле облучения начало периодически побаливать. В основном, если я это не трогала, то оно и не давало о себе знать. Но если хоть чуть-чуть надавить или задеть, то становилось ясно, что ткани повреждены. Еще и серома образовалась рядом с местом разреза, может быть это тоже как-то влияет. И мне так это все надоело. Хотя бы чуть-чуть начнешь выбираться, как-то забывать о раке и о лечении, как тут же что-нибудь обязательно вылезет и напомнит. Я даже не знаю, чувствовала ли я себя хотя бы один день здоровой за последние двадцать месяцев - а именно столько прошло с момента постановки диагноза. В основном я ощущаю себя как на гигантских качелях, где меня несет от вполне приличного самочувствия до невыносимого, причем диапазон колебаний может быть как двадцать минут, так и двадцать дней.
Ездили сегодня с Ромой в магазин тканей, чтобы купить что-нибудь, на чем можно разложить готовое украшение и сфотографировать. Мне хотелось что-нибудь светлое и льняное, с крупным переплетением, а Рома предпочитал черный бархат.
Этот магазинчик находится в небольшом промежутке между двумя крупными магазинами и напоминает лабиринт. Я думаю, что там когда-то был проход, но его перегородили, положили сверху крышу, в внутри построили полки вдоль стен. Потом эти полки основательно набили различными тканями, поставили прилавок, и - вуаля, магазин готов. Мне там сначала понравилось: идешь по узкому проходу, справа и слева от пола до потолка лежат рулоны всевозможных материалов, сверху тоже что-то нависает и грозится упасть тебе на голову. В эти рулоны хочется закопаться и не вылезать. А еще их все хочется трогать - что я и делала. Магазин очень демократичный: ты спрашиваешь, что тебе надо, а продавщица указывает направление. Когда ты выбрал, то сам берешь рулон и тащишь к парочке больших столов, чтобы тебе отрезали нужный
Мы нашли все, что хотели, и даже больше, взяли все пять рулонов, благо они были небольшие, и потащили к столам на отрез. И вот тут мне магазин разонравился, потому что метр ткани стоит каких-то безумных денег. Я хотела взять по полметра, потому что ширина была приличная, и нам бы хватило. Но Рома настоял на метре, и теперь у нас избыток тканей и потраченные деньги. Больше я туда не пойду, лучше закажу на Алиэкспрессе.
После тканей мы еще зашли в магазин канцтоваров и разных заготовок для поделок. И вот там мы купили толстый желтоватый картон, который тоже можно использовать для фона. В магазине еще продавались фанерные ящички разных размеров и конфигураций, весьма недорогие. А это значит, что можно подумать о том, как их можно раскрасить, чтобы потом продавать в качестве шкатулок для украшений. Можно вообще много что делать и продавать, было бы желание. Я перепутала упаковки и купила ко всему прочему двадцать листов кальки формата А3. Только дома обнаружила. Вообще-то это должна была быть просто белая бумага. Потом я еще набрала несколько круглых спилов сосны или похожего на него дерева, чтобы сделать фотографию украшения более объемной. Также эти штуки можно использовать как подставку под горячую чашку или кастрюлю. А Рома купил два деревянных ящичка, сказал, что сделает из них две маленькие колонки.
В принципе, можно было купить только желтоватый картон, потратить денег в десять раз меньше, чем мы потратили, и снимать сколько угодно.
А вечером мы поехали в Ашдод, чтобы забрать Алиску и Катю с Женей со дня рождения мамы Ника. Зачем Алиска потащила сестру с ее мужем на день рождения мамы своего бойфренда, я не знаю. Зато знаю, зачем я увязалась с Ромой - чтобы не сидеть и не страдать дома. Тем более, что до Ашдода ехать всего сорок минут, в шабат по пустым трассам - почему бы и нет?
В Ашдоде городская засветка была меньше, чем у нас, и можно было вполне четко рассмотреть созвездие Ориона. Чем мы и занялись, пока дожидались всю компанию рядом с машиной. Ник остался ночевать с мамой, так что мы погрузились и поехали к Алиске. Разговаривали по дороге про жизнь в Ашкелоне и Сдероте, где в плохие времена сирены звучат каждые пять минут. Как ни странно, квартиры в этих городах по стоимости почти не отличаются от квартир в центре - всего какие-то двести-триста тысяч разницы, что просто смешно. Да и развлечений для молодежи в этих городах практически нет, как и работы, так зачем там вообще жить? Я бы хотела жить в Кирьят-Шмоне. Хотя там тоже нет работы и развлечений, зато рядом долина Хула с птицами и заповедник Баниас с шикарной природой.

255

Сегодня у нас прозвучала сирена. Было девять часов вечера, я как раз доваривала суп и была с ложкой в руке и в фартуке, когда на улице начали тревожно завывать динамики. Я побежала к окну, открыла его и выглянула наружу. Вроде бы все было в порядке, но я заметила, как прогуливающиеся по улице люди на всякий случай зашли в ближайший подъезд, а в квартире на шестом этаже в доме напротив, там где огромные окна от пола до потолка, человек бросился с дивана перед огромным телевизором куда-то вглубь квартиры, даже не выключив телевизор, и я сразу подумала, что он побежал к лифту, чтобы спуститься в бомбоубежище. Да, нормальные люди бегут в бомбоубежище, а не выглядывают из окон, как я. Спустя пару минут раздались два глухих "бума" где-то вдалеке, стекла едва заметно дрогнули, а спустя еще минуту сирена прекратилась. Люди вышли из подъезда и, тревожно поглядывая на небо, продолжили свою прогулку.
Рома в это время играл в свои танчики и общался в игре с Женей. В Герцлии сирены не было, только в Большом Тель-Авиве, но Женя все слышал через микрофон, и для него подобное было в новинку. Рома объяснил ему про Железный купол и про "цева адом", который появляется на каждом израильском сайте во время тревоги. Надеюсь, что Женю и Катю это не напугает, потому что подобные инциденты случаются тут время от времени.
В четырнадцатом году тревога звучала каждый день в течении месяца, а то и по несколько раз в день. На работе мы не спускались в бомбоубежище, потому что с пятого этажа особо не набегаешься, но выходили из помещения на внутреннюю лестницу, чтобы если вдруг прилетит к нам из Газы снаряд, между ним и нами было несколько толстых стен и перекрытий. Помню, что тогда было не страшно, а тревожно и любопытно. Дома, в нашей тогдашней квартире, мы с Ромой не утруждали себя безопасностью, а высовывались из окна и вглядывались в небо. И пару раз видели следы от ракет Железного купола, перехватывающих в воздухе газовские снаряды. Один раз сирена застала нас прямо в дороге. Все машины тотчас остановились, и некоторые люди побежали искать укрытие в канавах или за толстыми опорами близлежащего моста. Мы тогда не выходили из машины, потому что не верили, что в нас может прилететь снаряд, но как-то было завидно тем машинам, которым довелось остановиться как раз под мостом. В СМИ то и дело сообщали о разрушениях, а то и о жертвах обстрелов, но это всегда было где-то гораздо южнее. Как раз в середине всего этого кошмара мы уехали в отпуск в Крым, потому что билеты у нас были куплены заранее, как и тур на велосипедах под названием "Крымская ривьера". Помню, как прилетев в Симферополь, мы первое время удивлялись тому, что оказывается можно жить без ежедневных надрывных воющих звуков из всех городских репродукторов. Ну а потом все как-то утихло, то ли наши войска постарались, то ли в Газе закончились снаряды.
И вот теперь, я думаю, все боятся повторения, тем более, что эти снаряды действительно долетели до Тель-Авива, их видели прямо над южной частью города. Боюсь ли я? Как-то не очень. Может быть я вытесняю страх, а может быть я осознаю, что быть убитой снарядом или ракетой - как-то уж точно не мой вариант. Тем более, что наш дом расположен как раз за холмом, и у ракеты на излете будет серьезная преграда.
Погода какая-то совсем не весенняя стоит: дожди вчера шли всю ночь и весь сегодняшний вечер. Я вчера как раз лежала перед тем как заснуть, слушала легкий шум дождя за окном и далекие раскаты грома, и это навевало на меня какое-то очень уютное настроение. Если бы не дождь, то вполне вероятно, что сегодня мы бы пошли на нашу горку и сирена застала бы нас посреди занятий на тренажерах. Так что дождь даже кстати. Но котики мерзнут и собираются на мне или около меня, им даже включенная электропростынь не помогает. Сегодня лежала в своем кресле вытянув ноги на журнальный столик, так на них устроилось сразу три кота, и я еще, уткнувшись в планшет, отстранено подумала об ощущении тяжести и невозможности двинуться. Конечно, если подсчитать, то на мне было где-то килограмм двадцать пушистых, экологически чистых грелок.
Слушала сегодня ролики о заработке в интернете, в основном о перепродажах, но там прозвучала мысль о выкладывании репортажа о производстве какого-либо продукта в инстаграм, и мне сразу в голову пришла идея делать фотографии материалов, из которых потом получаются украшения. Раскладывать кучкой или рядком камни, серебряные цепочки, шарики, палочки, всю фурнитуру, и обязательно инструменты рядом, а потом - трах-тибидох, и словно по волшебству появляется браслет или ожерелье. Это нетрудно осуществить, на самом деле, и это может добавить интриги, если выкладывать эти фотографии постепенно, с разрывом в пару дней. Ролики о том, как я что-то собираю руками мне не очень нравятся, потому что тогда не будет волшебства. А оно необходимо, да.

Метки:

254

Вчера и сегодня бегала на тренажере по двадцать минут. Даже удивилась, что смогла это сделать сразу, а не прибавляя по минуте каждый день, как я делала до этого. Хотя бегом, если честно, это назвать трудно, это, скорее, быстрая ходьба. Если бы мне пришлось ходить на работу пешком, как предполагалось, я бы запросто это сделала. В планах у меня добегаться до сорока минут в хорошем темпе и с приличной нагрузкой, а не с той детской, что сейчас.
Какие-то недели у меня одинаковые. Пролетают одна за другой, похожие друг на друга, как сиблинги. Хотя в последнее время я наконец-то перебралась из спальни в салон и начала заниматься магазином. Я закончила перебирать камни и запасы серебра, разложила все по коробочкам, а то, что не поместилось - оставила в пакетиках. У меня довольно приличный набор юного ювелира. И это не считая ультра-звуковой ванны для чистки потемневших украшений и электрической мини-дрели. Еще у меня есть запасы картонных коробочек для готовых изделий и специальные чистящие салфетки в подарок к покупке. Я это даже не могу назвать вложениями в бизнес, это все покупалось не на последние деньги и имело, скорее, воодушевляющую цель, надежда же на возможную прибыль возлагалась постольку-поскольку. Но я старательно, хотя и медленно, двигаюсь, а не лежу, как раньше, в направлении цели - работать на себя, а не на чужого дядю, как раньше. Хотя я не против, если честно, работать на чужого дядю, совсем не против. Это бы снимало с меня ответственность за продвижение куда-то, это заставляло бы меня вставать рано утром, бездумно отрабатывать день и возвращаться домой уставшей, чтобы в выходные спать до двенадцати и с ужасом думать о следующей рабочей неделе. Так что я должна вернуться к мыслям о свободном предпринимательстве. Тем более, что от меня никто ничего не ждет, и если я прогорю, об этом никто не узнает, даже налоговое управление, потому что я не собираюсь регистрировать свое предприятие, пока не выйду хотя бы на двести долларов в неделю. Ну ладно, на сто пятьдесят. А это вполне возможно.
Пока что мы с Ромой думаем о том, как лучше сфотографировать украшения, чтобы все было резким, включая фон, или сделать так, чтобы выделить какую-то часть. Я видела оба варианта фотографий, и раньше мне нравился второй вариант, где большая часть снимка была размыта, это делало изделие немного загадочным, как мне казалось. А теперь я думаю, что нужно все делать резким, чтобы покупатель видел товар как можно лучше. Так что остается проблема с фоном. Роме фон не важен, ему важно показать изделие. Для меня фон является частью изделия, и мне не хочется делать его нейтральным, я думаю, что он должен дополнять украшение, подчеркивать цвет камней хотя бы. И неплохо было бы избавиться от пылинок на матрице, потому что замучаешься их потом ретушировать.
Но дело даже не в этом. Дело в том, чтобы наконец-то сказать: я открыла магазин. А я все тяну и тяну с этим. Наверное, я боюсь, что не получится, или получится, как прошлый раз: я выставила в магазине меньше тридцати украшений, продала за полтора года двадцать три, почти не добавляла новые, никак и нигде магазин не рекламировала. Все в конце концов заглохло. Но я тогда работала, магазин был чем-то вроде хобби, времени на него было мало, но я помню, с какой радостью я его делала. А вот теперь время есть, но желание куда-то девалось. Где взять энергию? Как подзарядиться?
Купили большую бутылку Егермейстера. Рома ворчал, что я стану алкоголиком, как мой бывший. Но я ему ответила, что добавляя ликер в кофе или чай, очень трудно стать алкоголиком, практически невозможно. Собственно так я и делаю. Мне очень нравится запах Егермейстера, он как будто переносит меня в охотничий домик с камином в лесу на берегу озера, где на кухне под потолком висят пучки сухих горных трав, из которых можно заварить вкусный и полезный чай, и медленно пить его на веранде, закутавшись в плед и глядя на подсвеченные закатным солнцем покрытые лесом горы на противоположном берегу. Понимаю, что с таким настроением можно наклюкаться до светлячков в том же лесу, но я мастер растягивать удовольствие, настолько, что до сих пор пьянею от столовой ложки этого замечательного ликера. Какой уж тот алкоголизм.
Два дня подряд встаю с болью в горле. Подозреваю, что меня продувает из открытого окна над нашей кроватью, но так приятно спать в комнате, полной свежайшего и прохладнейшего воздуха. Совсем скоро прохлада закончится, и надо будет опять полгода мучится от невозможной жары. Так что я стараюсь насладиться прохладой, как будто ее можно запасти впрок, как варенье или компот, закатать в банки, а в жару открывать по одной, и дышать, дышать всласть. Хотя вот придумали кондиционеры, но они, к сожалению, не создают свежесть, только прохладу, да и ту гонят бессмысленно и беспощадно.

Метки:

253

Я забыла, что у меня закончился бесплатный месяц на сайте 750words, и он сожрал мою последнюю запись. Чтобы восстановить ее, мне надо заплатить сколько-то долларов за следующий месяц, но я не хочу. Да там и было-то мое нытье по поводу красных пятен на теле. Я начиталась всяких страшилок в интернете и обнаружила у себя все, кроме родильной горячки. То есть я реально испугалась, сравнивая свои пятна с теми, что выдал мне Гугул. Они немного были похожи на васкулит, но у меня же отличное воображение, я сразу представила себе последствия и очень сильно расстроилась, прямо до слез. Это было ночью, рядом мирно храпел Рома, но я разбудила его и нажаловалась, всхлипывая. Он сказал: "Да ничего у тебя нет, не придумывай, это обычная аллергия", повернулся на бок, и спустя секунд тридцать я снова услышала его мерный храп. Ну ладно, аллергия. С этой мыслью я уснула. А утром обнаружила, что пятна на животе и ногах заметно побледнели, хотя и выглядели по-прежнему жутковато. Сейчас, спустя три дня, на животе их почти не видно, на ногах не появились новые, и старые стали розовые, как заживающий ожог. Я вообще-то надеюсь с мая начать ходить в бассейн на физиотерапию из-за своего замороженного плеча, и пятна мне совсем не нужны.
В пятницу праздновали Анжелкин день рождения. Она сначала хотела, чтобы все пришли в ее любимый китайский ресторан, но Рома напомнил ей, что гости потратят деньги на еду и обогатят владельца ресторана, вместо того, чтобы сложится на тот подарок, который она себе выберет. Анжелка согласилась с его доводами и заказала суши. Катя сделала салат, Рома испек хлеб, я засолила приличный кусок лосося, а мама запекла картофель в духовке. В общем, стол получился весьма разнообразным. Мы еще принесли последнюю бутылку крымского вина. Это было вкуснейшее и ароматнейшее Бастардо, которое отлично подошло к празднику, ведь помимо дня рождения мы праздновали Международный женский день. Я приготовила всем женщинам маленькие подарки. Самое главное, что я подарила Анжелке золотую кожаную сумочку от Liebeskind, которую купила прошлой осенью. Хотя сумочка мне нравилась, но я абсолютно не представляла, куда и с чем я буду ее носить - золото мне абсолютно не идет. Это был своеобразный каприз или случайный порыв - я купилась на огромную скидку и, как обычно, свои фантазии на тему вещи. Конечно реальность оказалась другой. А вот Анжелке сумка прямо очень подошла, причем ей даже не придется подбирать какой-то особый наряд, она носит или бежевое, или что-то с золотой ниткой, или розовое, а сумка как раз с розоватым отливом. Меня Анжелка все время подначивает по поводу моей внешней серости. Ну, что я могу сказать? Зато у меня разноцветный внутренний мир, а также сумочки и шарфики.
Потом я еще вручила подарки всем женщинам. Маме - полосатую ночнушку из смеси хлопка и бамбука, причем Анжелка завопила, что мама обожает ночнушки (я рада). Алиске - давно припасенные для нее сережки "под золото". Давно - потому что я купила их еще когда работала в нашем мифале. Тогда Аси привез из Китая очень много разных сережек на пробу, буквально по две пары, а потом распродавал нам за копейки то, что не прошло. Анжелке я тоже подарила сережки из той же партии, но другие. Алиске достались палочки с шариками, а Анжелке - широкие кольца с белой и зеленой эмалью. Кате и Белке я вручила по три штуки гирлянд для бутылок, они были рады. Белка сказала, что будет с ними фотографировать свои рисунки
Праздник удался, но мне он запомнился тем, что когда еще никто не пришел, и в квартире были только я и родители, я ухитрилась уронить свою единственную таблетку Трамадекса, и она куда-то немедленно закатилась. Конечно дома у меня были еще, но в тот момент я хотела выпить эту. Доставала ее из блистера, и она как-то очень "удачно" отскочила. Мы отодвинули все, что можно было отодвинуть, нашли кучу кошачьих игрушек и коробку просроченного Нурофена. В конце концов достали и таблетку, но я к тому моменту уже не была уверена, что она моя, а сравнить ее мне было не с чем, и поэтому я не стала ее пить. Она была очень простой формы и без каких-либо обозначений. Уже дома я посмотрела внимательно на остальные таблетки, и поняла, что это была она. Упс.
Вчера ходили с Катей и Женей в тот же парк, где лебеди, цветы, паровозик и плавающий по озеру кораблик. С ними так спокойно рядом, комфортно. Пока что мы не напрягаем друг друга. А еще я выяснила, что им также как и нам очень нравятся детские качели и прочие аттракционы. Мы уходили из парка чуть ли не последними, когда уже совсем стемнело, и успели перепробовать все виды развлечений на детской площадке, включая музыкальные штуковины. Мне особенно понравилось приспособления, которое представляет собой меха, которые нужно качать ногами или руками, и они при этом издают забавные звуки.

Метки:

252


Плохое самочувствие продолжается. Чувствую себя полуживой, а ведь мне скоро надо будет с ребенком сидеть несколько часов в день, свой магазин развивать, и еще поездка на Фестиваль медленного чтения меня ждет. А в конце мая нам предстоит традиционная поездка в Крым, которую Рома называет "гуманитарной миссией".
Так как чертова деталь для тренажера еще не пришла, вчера ночью Рома потащил меня на горку. Хотя это я, скорее, его потащила. Он мне предложил побегать на сломанном тренажере, но это тяжело, как будто идешь по пояс в воде. Я честно попыталась, минут десять так походила, с усилием, но на горке лучше, там свежий ветерок и такой простор вокруг, что дух захватывает. И мы пошли, хотя Рома и стонал, что у него две работы и самолеты не вылетаны. Сто одиннадцать ступенек мне дались относительно легко, я же размялась на тренажере. Но мне далеко было до молодой девушки, которая одновременно с нами легко взбежала наверх, затем спустилась и снова взбежала. Когда-то и я так могла, даже не так давно. Зато пока я качала ноги, я увидела падающую звезду. Конечно это была не звезда, а метеорит, но я не помню, чтобы видела такой яркий. Рома недавно рассказывал, что тоже видел пронесшийся по небу болид, причем когда он ехал в машине, а на заднем сиденье сидели Женя и Катя с Алиской и о чем-то болтали, поэтому они все пропустили. Эти два события уложились в несколько дней, и мне интересно, не проходит ли Земля какой-нибудь метеорный поток?
Мы позанимались совсем немного и вернулись домой, но когда уже легли спать, у меня заныло сердце или что-то в области сердца. И так продолжалось часа три, я не спала, пыталась отвлечься, читая про виды энергии у живых организмов. Потом все прошло и я заснула.
А сегодня под вечер опять начало ныть и как будто стало не хватать воздуха. Но я старалась не поддаваться, тем более что не так давно, когда мы были в миюне, мне сделали кардиограмму и сказали, что с сердцем все в порядке. Хотя ощущения были похожи на те, которые возникают у человека, выздоравливающего после нескольких дней высокой температуры, такая противная слабость. Рома говорит что это может быть не только от химии, но и из-за банального старения организма.
Зато я выяснила, что за красная сыпь распространилась по моему телу за последнюю неделю - это аллергия. Я пристрастилась к апельсиновой жвачке Орбит, помогает не жрать, когда не надо, особенно по ночам, когда я не сплю. Но в предпоследний раз, когда мы ездили за продуктами, апельсиновой не было, и я купила клубничную. Хотя у меня с детства имеется аллергия на клубнику, однако я была уверена, что в жевательную резинку настоящую клубнику не добавляют. О, как я ошибалась. Сначала у меня появилось два красных пятнышка на голенях, а через три дня их было уже пара сотен и они поднялись от ног до груди. Они даже не чесались - ну, почти. Хорошо, может быть в жевательной резинке и не настоящая клубника, но там точно есть какое-то специфическое вещество, которое похоже на настоящее, и которое вызывает аллергию. О опыт, сын ошибок трудных.
Два дня подряд перебирала свои богатства - камни и серебро. С серебром все более-менее ясно, для работы мне не хватает пары десятков метров цепочек роло и кардано. А вот бусины надо было перебрать и разложить в специальные коробочки. Я когда-то давно начала это делать, но потом забросила, и получилось, что только половина коробочек заполнены, потому что мне элементарно их не хватило. Я сначала заказала пять штук, но потом поняла, что в них ничего не помещается, и докупила еще пять. Зато теперь все бусины разложены по видам: лабрадорит, коралл, туркиз, жемчуг, содалит, флюорит, гранат, лазурит и так далее. Большую часть из них я заказала на Алиэкспрессе, там гораздо дешевле, чем в наших магазинах. Причем я заказывала в течение длительного времени, так что это не ударило по моему карману. Пока не знаю, что именно я хочу сделать, но руки уже чешутся. То есть знаю, конечно - ожерелья, браслеты, сережки. Но насчет дизайна я пока не думала. Я умею легко делать несколько вариаций ожерелий, несколько - браслетов и сережек. Но хотелось бы создать что-то оригинальное. Для вдохновения я одно время собирала фотографии чужих изделий. Особенно мне нравятся те, которые встречаются на сайте sundancecatalog. Они все сделаны из натуральных камней и серебра, все обладают какой-то "изюминкой". Я не могу их повторить, да и не хочу, но я могу взять их за основу и создать что-то свое. Мне нравится, что дизайнеры, которые их делают, все время играют с цветами, материалами и формами. Иногда они сочетают вроде бы несочетаемое, а в итоге получается уникальная красота. Цены в этом магазине, конечно, конские, вряд ли я там когда-нибудь что-нибудь куплю. Но именно цена сообщает покупателям, что они приобретают ювелирное изделие, а не бижутерию-безделушку. Вот бы и мне так.

Метки:

251

Тренажер так и не починили, так что с чего бы мне чувствовать себя хорошо? Я и не чувствовала. Был жуткий приступ озноба, я никак не могла согреться, хотя уже и оделась, и укрылась, и ноги в электрогрелку засунула. Только Рома меня спас: лег рядом и обнял. Я так и заснула, пригревшись. А чуть позже даже нашла в себе силы поехать за продуктами.
Но обо всем по-порядку. Рома вчера вечером, когда возил Женю знакомиться со стоматологом Игорем, увидел сигнал на приборной панели, что его мотор перегрелся. Так уже случалось раньше, включался вентилятор охлаждения на полную мощность и не выключался даже когда мотор не работал. Какая-то проблема с электроникой, скорее всего. И сегодня с утра Рома поехал в автосервис, чтобы ему эту проблему убрали. Просидел там пять часов, выслушал вердикт мастера, что они не знают, что с этим делать, но Рома может оставить им машину на два дня и за пять с половиной тысяч они ее починят, плюнул и уехал. В итоге - пропущенный рабочий день и неисправленный дефект. Зато заменил сломавшийся выключатель водонагревателя, тот неделю назад перестал работать. Согрел меня опять же. И даже поговорил с моим двоюродным братом, тоже Игорем. Тот позвонил, когда я была в душе, и они с Ромой познакомились и болтали о чем-то общем, дожидаясь меня. Но когда я пришла, с полотенцем на голове, то мы неплохо поговорили о нас и наших родственниках.
Игорь работает инженером-строителем, отгрохал себе пятисотметровый дом, часто путешествует с семьей, у них собака алабай и занимающаяся в художественном кружке младшая дочь. Пожалуй он единственный из всех своих братьев, кому удалось преуспеть в жизни. И это печально, потому что хотелось бы, чтобы все они были живы, богаты и счастливы. Но Юрка умер, Толик два раза сидел по ложному обвинению, а Мишка тоже кажется уже не живой - мне неудобно спросить об этом, но, может быть, я наберусь смелости.
Они были в Иерусалиме девять лет назад, чтобы попросить у Стены плача дочку, ведь у них было уже два мальчика. Не знаю, почему у Стены плача, кажется они стопроцентные христиане. А когда покупали крестики, им положили один лишний. И вернувшись домой, они обнаружили, что жена беременна девочкой. Вот так.
А я, кажется, тоже скоро побываю в Иерусалиме. Несколько недель назад подавала заявку на участие в Фестивале медленного чтения " Подземный Иерусалим", который пройдет в июне, и мне сегодня пришел ответ. "Рады сообщить, что ваша заявка... принята". Я даже в ладоши захлопала, когда прочитала. Мою заявку приняли! Я была счастлива в тот момент, и плохого самочувствия как не бывало, и вообще я горы могу свернуть, покажите где и куда. В письме были написано, что надо подтвердить участие до семнадцатого марта, так как у них шесть человек на место и многие поставлены в лист ожидания, а также детали оплаты и прочие организационные моменты. Я сразу начала думать, что мне нужно начать тренироваться, чтобы я смогла ходить целый день. В принципе, за три месяца я могу подготовиться, как мне кажется. Хотя я уже больше года жду, что я вот-вот начну себя хорошо чувствовать, но этот момент никак не наступает.
После этой воодушевляющей новости и последующего разговора с Игорем, я поскакала с Ромой в супер за продуктами. Народу была тьма. Почти все места на стоянке были заняты, мы нашли свободное только в самом дальнем углу. Скоро Пурим, поэтому в магазине было много товаров, с этим связанных - разные коробочки для подарков, бумага, ленты, специальные подарочные пакеты. Еще там выставили огромное количество разных алкогольных напитков, потому что в Пурим принято напиваться так, чтобы "не отличить Амана от Мордехая". Аман - это злодей, замысливший истребить всех евреев, а Мордехай - праведник, их спасший, предупредив народ о заговоре против них.
Еще в магазине скоро введут электронные считыватели, и можно будет оплатить продукты минуя кассира, избавившись таким образом от очередей и перекладывания товара из корзины на ленту и обратно. Люди так уже делают, оплачивая покупки при помощи телефона, но мы пока действуем по старинке.
Видела младенца в коляске, подивилась, какие же они маленькие, когда рождаются. И ручки крохотные, с тонкими пальчиками. Не могу представить, что уже через пару месяцев мне будут отдавать юного представителя рода человеческого на полдня, пока Катя с Женей будут учиться в ульпане. И как его брать на руки, такого крохотного? Хотя с Марком у меня таких проблем вроде не было. Но там был все-таки мой ребенок, а тут - чужой. Я его жду без нетерпения, а даже, скорее, с некоторой торжественностью: скоро в мир явится еще один человек, продолжение всех человеков, берущих свое начало от прото-Адама и альфа-Евы. Он будет частью человечества, надеюсь, что лучшей частью. Но главное, чтобы ему удалось найти себя раньше, чем ему стукнет семьдесят.

Метки:

250

Сегодня третий день, как я плохо себя чувствую - странная слабость, апатия, трудно вставать с постели, постоянно мерзну до озноба, еще и красные пятна на животе появились. До этого я нормально себя чувствовала, у меня были силы что-то делать, было желание двигаться. Подобная слабость накатывает на меня точно раз в месяц. И ничего вроде бы не предвещает, просто в какой-то момент как будто бензин заканчивается, и я чувствую себя полутрупом. От этого состояния хорошо помогал тренажер, но он сломался. И я понимаю, что мне надо как-то доставать себя из этого болота, но как?...
Поэтому сегодня я искала причину выйти из дома. Рома, глядя на мое бледное печальное лицо и дрожащее, завернутое в плед тело, сам предложил сходить на горку. А перед этим зайти в алкогольный магазин и купить Егермейстер, потому что Алиска в ответ на мою просьбу дать пустую более-менее красивую бутылку, вручила мне тару именно из под этого напитка, и я поняла, что мне очень хочется попробовать, что же было внутри. Так мы и сделали. По дорого я еле передвигала ноги, как будто на каждой висело по гире. Жаловалась Роме, что без тренажера мне вообще хана, с ним я хоть как-то разгоняла кровь, суставы не так костенели, да и вообще жизнь казалась краше. Видимо мне нельзя пропускать тренировки, иначе слабость и апатия вмиг побеждают. Дошли до магазина, но там не было больших бутылок Егермейстера, а только совсем игрушечные. Пришлось купить парочку. На улице я сразу же открыла одну и попробовала. Рот обожгло алкоголем, но на вкус ничего особенного, где там пятьдесят шесть трав прячутся? Я как-то пробовала рижский бальзам, вот он был весьма неплох. Обсуждая ликеры мы дошли до горки, обошли по кругу железного мужика с шофаром. Я все также едва ползла. Но на тренажер я залезла без колебаний. Побегала три минуты и перешла на вело. Там я крутила педали уже минут пять. Рядом прыгал со скакалкой какой-то парень, и свист скакалки звучал в унисон со скрипом педалей. Рома в это время тренировал свой плечевой пояс. Затем я сделала два подхода на ножной тренажер, там где надо отталкиваться и возвращаться обратно, и закончила все небольшой растяжкой. Что ж, я почувствовала себя гораздо лучше, хотя все равно мне было трудно взбираться по ступенькам на третий этаж.
Жду не дождусь, когда придет сломавшаяся деталь для нашего эллиптического тренажера. Боюсь, что мне придется начинать с начала. Вообще я хочу стабильно бегать по сорок минут в день, может быть за два раза, утром и вечером. А еще я жду, когда же станет тепло. Рома говорит, что летом я буду скучать по этому холоду, но это вряд ли. Я не люблю холод, когда я мерзну, мне физически больно.
В соцсетях меня нашел мой двоюродный брат Игорь. Когда я была маленькая и мы жили в Тольятти, у нас была двухэтажная дача. И летом вся семья брата моей мамы, дяди Игоря, приезжали к нам в гости из Свердловска. Из было шесть человек детей, четыре брата и две сестры. Брата Игоря назвали в честь отца, он тоже назвал своего первенца Игорем. Вообще у него оказалось трое детей и собака, жену он упомянул последней, но сказал о ней гораздо больше слов, чем о всех остальных. Я его почти не помню. Потому что когда мне было три года, мы переехали в Крым, и я его после этого видела всего пару раз и то мельком. Он прислал мне сканы черно-белых фотографии из того времени. Все эти фотографии у меня были, кроме одной, на которой он вместе со своим братом Юркой обнимают меня. Он старше меня лет на шесть, а Юрка - на девять. Вряд ли им так уж нравилось возиться с трехлеткой. Еще там много фотографий меня на песчаной отмели Волги. Игорь сказал, что меня было невозможно вытащить из воды, я ее просто обожала. Вот это правда, я всю жизнь любила плавать и нырять, пока не заработала себе хронический отит. То, что происходит на этих фотографиях я не помню, наверное все это вытеснилось новыми впечатлениями после переезда. Кто эти дети, я их знаю? Они выглядят счастливыми, особенно эта улыбающаяся девочка.
Когда мне было девять, мама свозила меня в Тольятти, на ту проданную дачу, на Волгу. Вот это я запомнила гораздо лучше. Мне до сих пор жаль, что они оттуда уехали. Зачем им понадобилось переезжать в богом забытый поселок городского типа с двумя химическими заводами? Да, они заново отстроили свою жизнь, обменяли однокомнатную квартиру на двухкомнатную и обзавелись тремя сотками в садово-огородном товариществе. А я всегда ненавидела этот маленький городишко, где все друг друга знают, и где единственным развлечением был поход в кинотеатр. Спасибо маме, которая вывозила меня в Москву и Свердловск, водила меня по театрам и музеям. Воспоминания, воспоминания.
Не хочу переписываться с братом Игорем на самом деле, притворяться, что я ему рада. Я ведь его абсолютно не знаю.

Метки:

249

Алиска так и не нашла Персика. Этого котика она подобрала пару лет назад. У нее уже был Марсик, Марсель, которого мы спасли с нашей улицы, подобрав выскочившего на дорогу слепого от гноя в глазах котенка. Прямо перед нами машина едва его не задавила. Водитель вышел, взял котенка и перенес его на обочину, откуда тот конечно же сразу побежал обратно, мяукая от страха. Мы не проехали мимо, тем более, что это было в двух шагах от нашего подъезда. Пришлось вернуться и запереть бедолагу ненадолго в кладовке. Когда я несла его в руках, то котенок ненадолго притворился мертвым - запрокинул голову и расслабился. Он такое еще пару раз вытворял, и потом вырос настоящим хитрым бандитом.
На следующий день мы отвезли его к ветеринару, тот дал капли и антибиотик, и котенок быстро поправился. Мы не собирались оставлять его себе и предложили Алиске, потому что она хотела завести в доме какую-нибудь живность. Она, в общем-то, мечтала о собаке, но понимала, что не потянет ее. Назвала она хитреца Марселем, который очень быстро стал Марсиком, маленьким богом войны. У нас он был милым котеночком, но ей удалось воспитать из него настоящего зверя.
А Персика, то есть Персиваля, она подобрала около своего дома. Ему было уже где-то полгода, она был худым, больным и слабеньким. Она вылечила его, заботилась о нем, а когда он вдруг превратился в настоящую егозу, очень удивлялась - она думала, что он останется таким же ручным, каким был во время болезни. Персик был на самом деле персиково-белого окраса и пушистым, с огромными желтыми глазами. Из-за неподходящего ему корма у него часто был понос, а из-за шерсти он не мог себя нормально вылизать, и Алиска начала его часто мыть. Поэтому кот вырос пугливым и недоверчивым. Мне удалось его увидеть буквально пару раз, а погладить - вообще ни разу. Зато можно было погладить Марсика, только надо было вовремя увернуться от его зубов, потому что он мог внезапно попробовать укусить. Ага, не на ту напал.
Пугливые котики, в общем-то, не редкость. У нас Райзик пугливый, с тонкой душевной организацией. Мы стараемся беречь его, как можем. А Маруся вообще будучи котенком ухитрилась месяц не подпускать двух взрослых людей к себе, и до сих пор очень волнуется, когда кто-то берет ее на руки. Когда кто-то чужой приходит в дом, то они вместе бегут прятаться в кладовке - хорошо, что она у нас есть. А вот у Алиски не было кладовки, и когда Катя с Женей поселились у нее, то Персик не знал, куда ему деваться. Поэтому он прыгал по шкафам, искал для себя укромное место. В процессе он разбил пару чашек и тарелку, поцарапал Алиску и та заперла его на балконе с открытым окном. Открытым, Карл! Естественно, Персик решил, что это его шанс. Хотя это был второй этаж, но как раз внизу под балконом был натянут черный тент над чьим-то импровизированным огородиком. Котик спланировал на него и был таков. Бедняга. Алиска вместе с Ником уже больше недели ходят ищут его под домом и в окрестностях, но он не отзывается. Или приземление оказалось не таким удачным, или Персиваль решил проявить свой рыцарский характер и пойти на поиски прекрасной дамы (хотя он был кастрирован, но мало ли). Я думаю, что он сидел в каком-нибудь подвале, дрожа от страха, а потом, немного освоившись, ушел в другой двор. И его могла сбить машина, задрать собака и вообще что угодно с ним могло произойти. Рома Алиску отругал за то, что она выгнала кота на открытый балкон, но что толку? Персик был плохо приспособлен для внешнего мира, его надо было беречь, но и Катин приезд нельзя было отложить, как нельзя было предугадать, что кот так себя поведет.
Зато теперь Марсик ходит довольный - ему достается все внимание. Вчера он ластился ко мне, долго терся о мои ноги и давал погладить, пока в нем не просыпался охотник. Думаю, что Персик так и не стал для него товарищем, он постоянно гонял его, и вместе они никогда не играли.
Зато у нас дома Райз обрел в лице Маруси младшую сестру. Они часто спят вместе, всегда вместе играют и даже вылизывают друг друга. Это так умильно смотрится. Хотя Маруся и Бусю иногда вылизывает, но с ним все по другому. А с Райзом это настоящая сладкая парочка. Райз долго просто принимал ее ухаживания, но в какой-то момент стал отвечать тем же. А недавно наблюдала еще одну картину - Кузя вылизывал Марусю. Просто сейчас холодно, (с)коты собираются на теплом электрическом одеяле, которое лежит у меня на кресле. Даже те коты, которые вроде бы не дружат, могут запросто лежать рядом. И в один из таких моментов Маруся попалась Кузе под язык. Я даже сняла на телефон эту сцену - вряд ли подобное повторится когда-нибудь.

Метки:

248

Ездили сегодня всей семьей к родителям. Заехали за Алиской, Катей и Женей, а они были еще не готовы, пришлось подниматься. Пока Рома устанавливал Кате собранный собственными руками усилитель, я разговаривала с Женей, который жарил картошку. Вот я не могу понять, нравится он мне или не очень? Он такой внимательный ко всем, очень напоминает меня. Я когда попадаю в коллектив, то становлюсь обычно той, кто заботится обо всех. Помню, лежала в больнице, так всей палате носила воду попить. Когда в универе готовились к экзаменам, то обычно у меня собирались, я и книгами делилась, и лекциями. К родителям когда приезжаем, я всегда маме помогаю, ношу с кухни в комнату приборы и тарелки, и помогаю все убрать после ужина. Сегодня вообще увидела у Алиски в квартире два пыльных зеркала, взяла салфетки, протерла их, пока все были заняты сборами. Вот и Женя вроде такой же. Но я же не верю, что он это делает просто так, по доброте душевной, потому что не встречала мужчин с подобными склонностями, поэтому смотрю на него с опаской. Но на самом деле носить маску ни у кого долго не получится, так что поживем - увидим.
Разговорилась с Женей по поводу другого вкуса у продуктов по сравнению с Россией. У нас тут и картошка ужасная - слишком водянистая, ее пожарить с корочкой очень сложно, она разваливается на сковородке и превращается в кашу. Но я дала ему парочку советов, которые давно применяю при жарке. Во-первых, надо высушить уже порезанную картошку, чтобы ни капли воды не осталось, а во-вторых - выложить ее ровным слоем в разогретое масло и минут пятнадцать не трогать, пока она не схватится корочкой. И все, после этого можно смело ее переворачивать, она будет более-менее оставаться в форме.
Помню, мне здесь поначалу большинство продуктов не нравилось, все овощи пахли странно, особенно морковь, были совсем другого вкуса, как та же картошка. Зато они тут свежие круглый год и вполне доступны по цене. Жене я посоветовала, не питаться полуфабрикатами, лучше запекать что-нибудь в духовке, рыбу или те же овощи, и делать салаты. Это и времени много не занимает, и денег меньше стоит, и более здоровое питание по сравнению с замороженными котлетами и лапшой быстрого приготовления.
Мы заранее договорились взять с собой к родителям салаты и что-нибудь еще. Потому что раньше по выходным Рома часто приезжал к ним один, иногда с Алиской, иногда со мной. И мы ужинали перед телевизором, смотря вечное "Поле чудес", которое нравится папе, пытаясь сквозь разговоры понять, о чем же говорится в очередном задании. А теперь нас вдруг стало много, и маме тяжело готовить еду на такую ораву. Так что Рома утром испек хлеб в хлебопечке, я нарезала овощной салат с авокадо, Женя пожарил картошку, а Катя сделала салат из крабовых палочек, капусты, огурца и кукурузы.
Алиска поехала к родителям в оранжевом флисовом комбинезоне в виде кенгуру, который носят дома в холодные дни. На нее иногда находит что-то, и она идет в таком виде в магазин, или едет в гости, как сегодня. Здорово, что он может себе позволить не обращать внимания на условности время от времени.
А еще мы взяли нашу парочку игрушечных дронов, один мы как-то купили сначала себе, а другой подарили Алиске на день рождения.
И вечер удался. Мы с удовольствием поужинали. Мама выставила на стол курицу гриль, они иногда покупают ее в ближайшем супермаркете, и я съела приличный кусок. Мне вдруг очень захотелось курицы, и я не смогла себе отказать - я не ела мяса уже год точно. Да и до этого из животных продуктов я большую часть времени ем только рыбу и яйца. Курица оказалась очень вкусной. Посмотрели "Поле чудес", я даже угадало слово. Хотя задания были связаны с музыкой, а это достаточно легкая для меня тема. Потом мы стали смотреть ролики с любительской съемкой смешных и милых домашних животных. У меня даже челюсть заболела от смеха и улыбок, как и у всех остальных. А после этого мы пошли на улицу запускать наших дронов. Один дрон достался Жене, второй - мне. До этого я управляла им только в квартире, и могу сказать, что на улице это делать гораздо проще и веселее. Хотя все удовольствие уложилось в пять-семь минут, именно на столько хватает заряда аккумулятора, зато эти летающие вокруг пальм огромное светлячки понравились всем, папа так вообще был в восторге и вел себя как ребенок. Конечно после всего этого мы устали, но вечер можно считать удавшимся.
Когда мы уже ехали домой, мне вдруг вспомнилось, что если бы все пошло хорошо, если бы не случился выкидыш на десятой неделе, то сегодня нашему малышу было бы уже три года. Удивительно, как быстро летит время. И удивительно, что мне даже не грустно. Я сожалею, конечно, что ничего не получилось, но понимаю, что от наших желаний ничего не зависит. Ну, не судьба, что поделаешь.

Метки:

247

Я знаю, почему я не пишу или пишу всякую ерунду. Мне страшно. Я боюсь смерти, я боюсь умереть, я боюсь перестать жить. Я поэтому редко захожу в Онкобудни, хотя там обитают такие же как я - лечащиеся или излечившиеся от рака. Они сражаются с ним. Надирают раку сраку, ага. В последний раз зашла, а одна из активных участниц уже три недели как умерла. И мне сразу так скверно на душе стало, как будто я потеряла хорошую знакомую. Я ее не знала, я с ней не общалась, просто читала ее посты и комментарии, улыбалась ее шуткам, восхищалась ее стойкостью. Все завсегдатаи там, в сущности такие - стойкие, сильные, мужественные, даже когда они рыдают от бессилия или паникуют от неизвестности. Все желают друг другу выздоровления, наперебой стараясь убедить самых отчаявшихся, что все у них будет хорошо, что они обязательно будут здоровы. А потом переклички устраивают, пересчитывают оставшихся в живых, и тэг завели - RIP. Меня бесит эта двойственность, ведь по сути они сами себя обманывают, и в том, что выздоровеют, и в том, что будут жить еще лучше. Такое сообщество живых мертвецов. И я, по сути, такая же. Именно это мне тяжело принять, тяжело смириться со своей смертностью. Я столько слез уже пролила, когда представляла, что я могу перестать жить. Как это так, неужели у меня впереди нет вечности? Неужели меня когда-нибудь не станет? Неужели я смертна? А так, пока сражаешься, вроде бы живешь по-настоящему. Ненавижу это. Это не жизнь.
Я не хочу сражаться, потому что я знаю, что я проиграю - все проигрывают. Я хочу жить и наслаждаться жизнью здесь и сейчас, потому что именно это имеет смысл. Не борьба, не сбивание в стаю себе подобных, не поддержка друг друга, не дарение надежды, не ощущение, что ты не один. Потому что каждый будет уходить в одиночестве, даже самые близкие, которые будут держать в это время за руку, не разделят с ним этот путь. Путь в темноту и неизвестность. Путь в безвременье. Путь в небытие.
В основном я занимаю себя повседневными делами, чтением, просмотром фильмов, разговорами, планами. Но иногда я выныриваю из тумана обыденности и ощущаю себя ангелом, танцующим на острие иглы. Я подхожу к окну, открываю его, снаружи идет дождь. Я смотрю на падающие капли, на размытые очертания сияющих в темноте небоскребов, на людей за окнами в соседних домах. Я протягиваю руку, чувствую, как на нее падают холодные капли. Я высовываю голову под дождь, подставляю ему лицо. Я открываю рот и ловлю языком редкие капли. Именно в этот миг я живу, я осознаю каждое мгновение, я радуюсь ему, я им наслаждаюсь. Я наслаждаюсь дождем и собой под дождем. Это я. Это дождь. Это жизнь.
Или я иду по вечерней, освещенной фонарями улице. Рядом идет муж. Я смотрю наверх, там виднеется темно-синее небо сквозь абрисы деревьев. Воздух прохладный, кристально-прозрачный, свет фонарей разлетается сквозь него разноцветными лучами. Почему-то пахнет туманом. И я осознаю, что нахожусь в этом прекрасном моменте, меня захлестывает счастье, на глаза наворачиваются слезы от осознания совершенства происходящего. Я нахожусь именно там, где я должна находится. Именно эти словно застывшие в зачарованном кристалле мгновения делают меня - мной. Я смаргиваю слезы, говорю какую-то ерунду и очарование пропадает. Но я знаю, что смогу вернуть его в любой момент, как только захочу.
Почему это происходит со мной? Я как будто специально стараюсь насладиться каким-то мигом из своего бытия, зафиксировать его, ощутить реальность всем своим существом. Я понимаю, что не смогу забрать эти секунды бытия с собой, я их даже не все запоминаю. Но я хочу прожить отпущенное мне время не дрожащей тварью, а счастливым, богоподобным существом. Или хотя бы попробовать так сделать.
Страх смерти причина всему этому, я уверена. Именно он обостряет мои ощущения, пробуждает меня, побуждает смотреть на обычные вещи как на чудо. Наверное стоит поблагодарить его за это. У меня нет вечности впереди, но эти моменты осознавания себя в каком-нибудь самом обычном моменте моей жизни, дарят мне ощущение вечности здесь и сейчас. Ведь в них я не чувствую страха, не чувствую боли. Я просто живу.
Такой мой путь, наверное. Как обычно не со всеми, а с теми, кто не может или не хочет меня оставить. Я пройду его так, как получится. Надеюсь, что он будет долгим и по большей части счастливым. Я постараюсь приложить все усилия, чтобы так и случилось. Но если не выйдет - не беда. Никто не живет вечно, все рано или поздно умирают. И лучше, чтобы смерть случилась быстро и безболезненно, но и тут никто не может выбирать. Ведь по сути смерть - это то же рождение, только наоборот. И если рождение является естественным процессом, то и смерть - тоже.
На этой мысли пока остановлюсь. Наверное мне придется еще и еще возвращаться к этой теме. Но сейчас мне стало чуть понятнее и чуть менее страшно. И это хорошо.

Метки:

246

По вторникам мы обычно ездим за продуктами. Покупаем сразу на целую неделю, чтобы не бегать потом никуда. Хотя бывает, что идя в аптеку, мы заходим в русский магазин и берем там буханку бородинского или рижского хлеба и мармеладки в шоколаде. Я обожаю ржаной хлеб, но тот, который продается в супермаркетах мне не нравится. Нужно, чтобы он был таким плотным, тяжелым, с зажаренной корочкой с вкраплениями зерен тмина или кориандра, чтобы пах как надо, и чтобы вкус у него был кисловато-солоноватый, настоящий. Но я отвлеклась.
Так вот, для продуктов у меня обычно есть список. Раньше я писала список на бумажках, но в нашу эру мобильных телефонов я открываю его в специальном приложении. Раз от разу список незначительно меняется. Например, на прошлой неделе Марку захотелось бананового молока, а на этой - чипсов со вкусом барбекю. Но в списке всегда есть овощи, самые разные, фрукты, консервированная туна для котов, спред со вкусом сливочного печенья, сыр и яйца. Рыбу мы покупаем обычно всегда, так что она вне списка. Обычно это сёмга, мы берем так называемое "весло", то есть половину выпотрошенной, разрезанной вдоль и очищенной от костей свежей тушки. Дома я ее режу на порции, заворачиваю каждую в пакетик и замораживаю. Еще нам нравится форель и кефаль. Как-то раз мы попробовали карпиона и сказали: "больше никогда" - это оказалась совершенно безвкусная рыба, полная костей и страданий, с ними связанных.
Я раб привычек, так что мы обычно годами ходим в один и тот же супермаркет. Рома поначалу пытался как-то исследовать новые возможности в виде других супермаркетов, но я это быстро пресекла. Мне нравится, когда я знаю, где что лежит, без сюрпризов и без двухчасового безрезультатного поиска нужного продукта. Так как Рома является потребителем всего, что я готовлю, то мой голос был главным и решающим.
Раньше мы ходили в огромный супермаркет с пятнадцатью кассами и отдельным входом в овощной отдел, он находился недалеко от моей работы и Роме было удобно заезжать за мной и мы сразу ехали за продуктами. Но когда я заболела и уволилась, то нам стало лень ездить за тридевять земель и мы начали ездить в ближайший к нам супермаркет. Так как мы жили тогда в религиозном городе, то и супермаркет был религиозным, то есть все продукты там были кошерными. Из-за этого выбор там небольшой, и сам супермаркет маленький, раза в четыре меньше предыдущего, но это оказалось очень удобным. Не надо выбирать из двадцати сортов чая или макарон. Есть пять того и пять другого, и этого вполне достаточно.
Сейчас мы переехали, но всего лишь на полтора километра от прежнего места. Мы честно попробовали сходить в супермаркет через дорогу, но он оказался ужасно дорогим, и при этом с просроченными продуктами и грязью повсюду. Мы оставили его на крайний-прекрайний случай. И с удовольствием продолжаем ездить в религиозный. А так как я давно привыкла к виду и одежде религиозных евреев, то чувствую себя там как дома.
Вчера я купила все по списку, но забыла банановое молоко. То, которое я купила в прошлый раз, Марк забраковал, а вот купить другое я и забыла. Еще я снова попробовала свои силы в поднятии тяжестей. Мы давно уже не используем пакеты, отказались от них пару лет назад, когда их перестали выдавать бесплатно, но зато в продаже появились специальные большие сумки с крепкими ручками. Мы попробовали и оказалось, что сумки даже удобнее - они не режут руки, в них можно уложить все гораздо аккуратнее, их нельзя порвать упаковкой с острыми углами и так далее. Обычно на кассе я быстро укладываю продукты в сумку, а Рома ставит их в корзину. Но вчера я попробовала поднять сумку за края и поставить ее в корзину, и у меня получилось. До этого мои пальцы просто не могли удержать ничего тяжелого. Такой вот маленький прогресс, приятно.
Я долгое время не ела хлеб вообще, больше трех лет точно. Но когда меня сильно тошнило после химии, то единственное, что я могла есть - это макароны или подсушенный на сковородке хлеб. И с тех пор я стала настоящим ценителем хорошего вкусного хлеба. Кроме ржаного я покупаю иногда питы или дрожжевые лепешки. Вчера лепешек не было, но были маленькие питы из цельнозерновой муки. Я купила их, и они оказались на редкость удачными, редко попадаются действительно вкусные питы.
Так что сегодня мы ужинали питами, смазанными внутри хумусом и наполненными капустным салатом с майонезом, тонко порезанным красным луком, дольками помидоров черри и кусочками соленой красной рыбы. Давно мы не ели на ужин что-то, что готовится за пять минут. Даже простая яичница с помидорами и то требует минут двадцать. Ну а завтра я приготовлю что-нибудь посущественнее - суп или лапшу с овощами. Я не знаю, когда я наконец-то начну работать, так что у меня пока есть для этого время.

Метки:

245

В Икею мы повезли Катю и Женю, чтобы они познакомились с одним из излюбленных времяпрепровождений всех израильтян. Тем более, что из Герцлии в Натанию сделали широченное шоссе с гладкой, как тефлоновая сковородка поверхностью, так что мы долетели дотуда за двадцать минут. Народу было много, даже слишком, но в моцей шабат сразу выясняется сколько у нас в стране шопоголиков. Мы прошли по всему маршруту, кидая в мешки, а затем в тележку понравившиеся вещи. Катя выбрала подушки, потому что у Алиски не нашлось нормальных, она выдала им какие-то синтепоновые комья в наволочках. Еще она купила вешалки для одежды, пакетики для всего на свете по моей рекомендации, пластиковую коробку и какую-то не менее полезную мелочь. В принципе, им мало сейчас надо, вот когда они снимут свою квартиру, сразу начнутся траты. Рома купил для Алиски и для мамы портативные гладильные доски, я им посоветовала и они согласились, и мама еще просила пластиковые салфетки на стол. И уже на кассе Кате вдруг приглянулись оставленные кем-то песочные часы. Я о таких мечтала, но не покупала, потому что это бесполезная вещь, да и кошки у нас. Но Катя беременная, так что ей можно.
В принципе, Кате с Женей в Икее понравилось. В своем городе они так ни разу туда не сходили. Мы после того, как завезли их домой, заехали к родителям, отдали маме доску и салфетки, она была им очень рада. А так ей бы пришлось ждать целую неделю до следующего нашего визита.
Вчера мы с Ромой неплохо прогулялись по нашему и соседнему городам. Так уж вышло, что мне должна была прийти посылка с Амазона. Обычно их приносят домой, но в этот раз ее доставили в какой-то магазин. Я предварительно выбрала вроде бы ближайший к дому пункт выдачи, а когда мы пошли по указанному в смске адресу, то оказалось, что это в конце длинной улицы со стапятьюдесятью домами. Мы шли и шли, поглядывая на номера домов. Улица была оживленной, то и дело встречались кафе со столиками на улице, словно приглашая отдохнуть, множество магазинов со стеклянными витринами взывали к нам, предлагая одежду, еду, игрушки, электронику и украшения. По дороге медленно ехали автобусы и автомобили, перемигиваясь фарами, над головой у нас горели фонари, и хотя уже стемнело, это освещение вкупе со светящимися окнами магазинов придавало нашему походу оттенок праздника. Я шла и просто любовалась всем вокруг. Рома почти не бурчал в своей обычной манере. Он хотел вернутся к своим танкам и самолетам, но и прогулка со мной ему тоже была приятна, потому что мы то и дело показывали друг другу что-то, что зацепило наш взгляд, и обменивались мнениями насчет увиденного.
Посылку мы получили в малюсеньком магазине игрушек, с заполненными разноцветным товаром полками и свисающими с потолка погремушками, мячами и пластиковыми машинками в сетках. Продавец попросил мое удостоверение личности и тут же выдал посылку. Не представляю, как выживают такие магазинчики, в наш век торговых центров и интернет-покупок.
Возвращались мы другим путем, по более тихой улочке с высокими деревьями, загораживающими темное небо. Зашли на ярко освещенную и абсолютно пустую детскую площадку. Покачались на всем, что качалось, а затем по очереди влезли на большую каменную пчелу, чтобы сфотографироваться. Сидеть можно было только на шее пчелы и только враскорячку. Как только я взгромоздилась на пчелу, в пояснице у меня что-то хрустнуло, но боли я не почувствовала. Мы спокойно вернулись домой, весьма уставшие, и я сделала всем на ужин яичницу с помидорами. Затем я решила побегать на тренажере, но не прошло и трех минут, как обнаружилось, что сломался переключатель скорости. Мы расстроились, Рома даже разобрал его, и из переключателя вывалились кусочки пластмассы. Я нашла телефон магазина, Рома уже дозвонился до них, они выслали этот переключатель нам по почте.
А сегодня я с трудом проснулась, с трудом встала с кровати. Видимо вчера прогулка была слишком изматывающей. К вечеру моя поясница разболелась не на шутку, мне даже пришлось ее намазать обезболивающим средством. Но несмотря на это я мужественно сварила свой самый вкусный суп - не знаю, почему я раньше не смешивала необходимые ингредиенты именно таким способом?
Сегодня я начала искать работу в интернете. Деньги на моем счету продолжают таять, и если в прошлом июне их было аж сорок три тысячи, то первого января этого года - уже тридцать тысяч. Боюсь заглядывать на счет теперь. Меня это беспокоит, я не хочу потратить все сбережения просто на еду, одежду и жилье. Я ведь даже себе новый ноутбук не купила, хотя хотела. И самокат. Но все, что мне могут предложить сайты с объявлениями - это кассир в пункт обмена валют, продавщица в отдел мясной продукции, уборщик в клинику и ученик на фабрику по обработке брильянтов. Хотя последнее не так уж и плохо, ведь работа сидячая. Но я не уверена насчет своего зрения и того, что я смогу высидеть восемь или девять часов на одном месте. И как с этим жить?
Цитату интересную увидела: "Мы на 90% состоим из энергии и только на 10% из материи, т.е. мы скорее нечто, чем что-то". Нечто, точно.

Метки:

244

Вчера я поздно проснулась, что для меня, в принципе, норма. Но накануне мы с Ромой договаривались, что он разбудит меня пораньше, мы заедем за Катей с Женей и вывезем их в ближайший парк. Роме почему-то все время не хватает решительности, когда он меня пытается разбудить в выходной день. То есть он честно подходит и говорит: "Дорогая, вставай, уже половина одиннадцатого". Я что-то мычу в ответ и продолжаю спать. Так может повторяться несколько раз, пока, наконец, я не проснусь окончательно, посмотрю на часы и завоплю:"Почему ты меня не разбудил?!" Тут мы с Ромой никак не можем сойтись во мнении. Он считает, что он мою просьбу честно выполняет, ведь он подходит и будит меня - я даже открываю глаза и могу разговаривать. Я же считаю, что разбудить - это когда человек встал, умылся и уже пьет свой утренний чай. Я говорю Роме, что я очень ленивое существо, что мне очень нравится лежать в теплой постели и то и дело погружаться в сон, и что меня надо хотя бы посадить в кровати, пусть и насильно, зато после этого я уже точно не смогу заснуть. Рома этого не понимает. Он никогда не спит больше восьми часов ночью. Как-то он поставил личный рекорд: спал целых девять часов, и до сих пор очень этим гордится. Я как-то проспала тринадцать с половиной часов подряд. Я этим не горжусь - я в ужасе. Так же можно всю жизнь проспать.
В общем, я встала, и обнаружила, что в парк мы как бы опоздали. Я уже было расстроилась, но Рома сказал, что Катя с Женей в парк не хотят, что они в настоящий момент моют Алискин холодильник. Я видела этот холодильник, там действительно есть что мыть. Я не понимаю, правда, как можно променять парк на холодильник? Но я тут же придумала выход из положения: мы заедем туда сами, перед тем, как заехать за Катей, Женей и Алиской, и отвезти их к родителям.
Так мы и сделали. Парк был великолепен. Деревья, озеро, дорожки, прохладный чистый воздух. Мы решили поставить машину на стоянке недалеко от озера, иначе пришлось бы слишком далеко идти. Сначала вышли на обзорную площадку с беседкой и скамейками, оттуда открывался вид на искусственное озеро с утками и лебедями. Еще по этому озерцу плавал небольшой кораблик, катающий желающих за небольшую плату. Едва мы вступили на площадку, как мимо нас проехал красный паровоз, в вагончиках которого сидели немногочисленные дети с родителями. Затем мы вышли к зарослям полевых цветов. Они были посажены там специально, среди них даже была проложена узенькая каменная дорожка, чтобы можно было бродить среди этого великолепия, не боясь что-нибудь затоптать. В основном там были крупные желтые цветы, похожие на ромашки, и среди них я тут же углядела парочку маков и бросилась их фотографировать. Также там были такие высокие сиреневые цветочки, которые в сочетании с желтыми ромашками и красными маками буквально ласкали взор. Мы прошлись по всей тропинке, от начала до конца, и вышли на аллею с посыпанной красным гравием дорожкой, идущей между апельсиновыми и мандариновыми деревьями, на которых густо висели оранжевые плоды. Впереди слышались какие-то хаотичные звуки, как будто кто-то стучал палкой по нескольким трубам. Так оно и было - в парке было устроено что-то вроде интерактивной музыкальной площадки. Там были подобия огромных ксилофонов из полых труб, нарезанных неаккуратными кусками и подвешенными на толстой проволоке между двумя столбами. В другом месте стояли металлические тазы с отверстиями, по которым можно было стучать специальной колотушкой. Мы постучали по всему, чему можно было стучать, но, к сожалению, все эти музыкальные инструменты делались наобум, в них нельзя было найти ничего похожего на привычный нашим ушам гармонический строй. Делалось это все для детей, естественно, чтобы они просто развлекались, колотя по трубкам, а не обучались музыке.
Дальше у нас был маленький искусственный ручей, который по нескольким уступам сбегал к озеру, а в одном месте вполне убедительно даже шумел водопадом. Мы посидели на скамейке, глядя на озеро, деревья, играющих детей, лодочку с паровозиком. В те минуты я чувствовала умиротворение, а сейчас я думаю, что слишком много во всем этом было искусственного, сделанного неумелыми руками, чтобы скрасить прогулку родителей с детьми. Единственным, что было натуральным во всем пейзаже было синее небо над головой, громоздящиеся белые облака на востоке и заходящее солнце.
Мы вернулись к машине, пройдясь по мостику через озеро. По дороге обнаружили странную скульптуру - голого бронзового аккордеониста, торчащего ногами кверху и упирающегося одной щекой о землю, то ли падающего, то ли парящего.
Приехав к Алиске, мы рассказали о парке и очень рекомендовали Кате с Женей в нем погулять. Идти до него им нужно минут двадцать, да, они могут устать, но зато хотя бы посмотрят на то, как у нас устроены парки.
Потом мы еще к родителям заехали, и в Икею съездили, но это уже совсем другая история.

Метки:

243

Вчера к нам в гости приезжали Катя с Женей и Алиска. Вернее, их Рома привозил. С утра он повез из в больничную кассу, затем в банк, а после этого они заехали к нам. Я как раз начала варить рисовую кашу с тыквой, чтобы их покормить, потому что Рома позвонил мне и сказал, что они все очень голодные. Когда они шумной толпой ввалились в дверь, каша была уже почти готова. Алиска быстренько нарезала огурцы и помидоры, и мы расселись впятером за наш маленький кухонный стол, выдвинув его на середину кухни. Вот когда пять человек пытаются пообедать на нашей кухне, так она сразу становится тесной, а вдвоем там вполне просторно.
Все животные в страхе попрятались, только Крыса вилась вокруг ног и время от времени пыталась запрыгнуть на стол, потому что она привыкла, что ей дадут что-нибудь вкусненькое. Удивительно, что она абсолютно не боится чужих людей.
Мы сидели за столом все вместе, кушали, разговаривали. Это было здорово. Я не знаю, как в дальнейшем сложатся наши отношения, но с Женей очень легко общаться, он подстраивается под собеседника. С Катей чуть труднее, потому что она, в основном, молчит. А когда что-либо говорит, то редко делится своими мыслями, чаще всего она просто односложно отвечает на вопросы, и тяжело понять умна она, или нет. С Алиской гораздо проще, она может болтать без умолку, рассказывая все о своей жизни, работе и отношениях.
После обеда мы еще немного пообщались, я показала Кате игрушки, которые купила для будущего малыша. Она как-то вяло отреагировала, но выбрала одну погремушку и сказала, что заберет с собой. Это была ярко-оранжевая лисичка. Мне почему-то и раньше казалось, что ей нравятся лисы, и теперь это подтвердилось. Я еще предложила ей посмотреть на пеленки, но Катя ответила, что боится. Мне, в принципе, понятные ее страхи - неизвестность, ответственность и все такое. Так что я не стала настаивать, все равно ей придется когда-нибудь ими воспользоваться.
Потом Рома отвез их домой к Алиске и остался там до ночи, потому что должен был собрать оба компьютера, которые они привезли с собой.
Сегодня мы тоже встречались - поехали к родителям отмечать Катин с Женей приезд и Катино прошедший день рождения. Я заказала суши, Алиска сделала салат, Женя принес бутылку абхазского вина. А вот Анжелка пообещала сделать суп, и таки принесла его, поставила на стол и налила всем по тарелке. Я так и не поняла, что это было, зачем она его принесла? Ну, суп, в большой кастрюле, из овощей и перловки, довольной жидкий, с плавающей сверху крупно порезанной бататой. Еще и позвонила, предупредила перед приходом, чтобы без нее кушать не начинали. Мы, естественно, не сдержались.
Алиска была немного взбешенной сегодня. На нее иногда находит - сидит злая, все ей не нравится, всем она не довольна, на все огрызается. Но я постаралась как-то ее успокоить, начала то потакать ей, то одергивать. Она потом успокоилась. А тут как раз Белка пришла, она Катюху очень давно не видела, так как в прошлый ее приезд Белка была в Америке. В детстве они были очень близки втроем - Алиска, Катя и Белка, Алиска и Катя родные сестры, а Белка - двоюродная. Теперь они выросли, все уже давно работают, все взрослые тетки. Но даже через время и расстояние они пронесли эту близость. Для меня это удивительно, я росла одна. Хотя лет до семи с нами жили два моих двоюродных брата, старше меня на десять и четырнадцать лет, не одновременно. Но они быстро выросли и стали самостоятельными, а я осталась единственным ребенком. Один брат уже умер, спился, а второго я, наверное, и не узнаю при встрече - если эта встреча когда-нибудь произойдет. Так что мне очень приятно наблюдать за тремя сестричками, очень.
Словно вспомнив об этом Алиска сегодня подарила Кате медальон со знаком "Зачарованных" - сериала, который они вместе смотрели в детстве. И еще подарила множество всяких мелочей, которые она покупала к ее приезду. Рома подарил конверт с деньгами. А вот я оконфузилась: принесла коробочку с подарком, завернутую в цветную бумагу. Катя развернула, и оказалось, что я перепутала коробки и подарила ей мужской ремень, который я когда-то подарила Роме. Мне было очень неловко. Я пообещала, что завтра подарю правильный подарок. Остальные ничего не подарили, потому что мы забыли их предупредить, что кроме приезда Кати и Жени мы празднуем Катино день рождения. Чувствую в этом свою вину, потому что обычно я всем все напоминаю. Не знаю, как они раньше без меня справлялись.
Завтра, наверное, пойдем в парк погуляем, посмотрим на озеро с лебедями. А то Женя сегодня сказал, что они три дня как приехали, но ничего кроме города и бесконечных домов не видели.
Сегодня я уже двадцать минут на тренажере бегала. Прогресс налицо.

Метки:



Многие искренне удивляются: почему такой «хороший», «высокодуховный» и «патриотичный» русский «народ» всегда имеет во главе либо эффективных, но кровавых тиранов, либо гуманных, но ничтожных слизней. Почему эта популяция неспособна генерировать ни адекватную верхушку, ни устойчивую модель государственности (она кардинально трансформируется при каждом новом вожде)? Ответ прост: ваша элитка – есть проекция коллективного бессознательного биомассы. Путин – это нутро среднестатистического русского туземца. Текущий фюрер просто феерически трусливый, алчный, тупой и лживый. Но это и есть усредненный портрет любого русского дикаря. Для полноты картины царь Вован должен еще бухать по-черному и торчать от блатного шансона.Читать дальше...Свернуть )

242

Сегодня прилетели Катя с Женей. У них был ночной рейс, они ночью вылетели в Москву, и в пять часов у них была пересадка следующий рейс до Тель-Авива. Мы тоже летали прошлой осенью в Крым через Москву ночным рейсом, и обратно также, так что я примерно представляю их ощущения. Ну что ж, прямо в аэропорту им оформили гражданство и выдали временные удостоверения личности, в течении трех месяцев их надо будет обменять на биометрические. Потом еще им надо открыть счет в банке и записаться в больничную кассу, и можно считать, что первый этап репатриации они прошли. Мы их не встречали, потому что им было положено такси до любого места в Израиле, а еще мы не знали, во сколько они освободятся. Но когда они уже доехали до Алиски, мы тоже сели в машину и поехали к ней. А перед этим я попросила Рому сходить и купить три воздушных шарика, один с надписью "Добро пожаловать", второй в виде сердечка, а третий - в виде единорога. Не знаю, почему именно единорога, Катюха вроде любит все сказочное. Когда мы зашли, то там уже были родители, зашли буквально перед нами, и мы начали со всеми обниматься. Уставшая, бледная от недосыпа Катя даже не встала с дивана, так что я не смогла толком рассмотреть ее семимесячный живот. Мы привезли немного продуктов, потому что надо же было что-то привезти. Ладно, не немного, две сумки, но так как Алиске с Ником теперь придется кормить еще парочку человек, мы посчитали, что можем внести свою скромную лепту. Алиска мужественно все приняла и начала распихивать по шкафчикам, рассказывая, что вчера они были в магазине и купили продуктов на девятьсот шекелей. Действительно, холодильник и все шкафы оказались забиты продуктами. Затем мы все расселись вокруг журнального столика и, как обычно перекрикивая друг друга, начали наше общение. Впрочем, я даже не могу вспомнить, о чем мы говорили. Вскоре стало ясно, что Катюха почти засыпает, да и Женя тоже зевал время от времени. К этому времени мы выяснили, что хотя Алиска и ждала их, однако она совсем забыла, что у нее всего два одеяла, и оба ей нужны. А на улице, между прочим, весьма холодная зима. Это значит, что в квартирах обычная температура пятнадцать-семнадцать градусов, если не включать обогреватели, конечно. Так что мы оставили Катю и Женю отсыпаться, а сами поехали домой за одеялами. У нас как раз был лишний комплект постельного белья, которое подарили Марку на работе, и пуховое одеяло, которое Роме тоже подарили на работе (ему каждые полгода что-то дарят, мы не успеваем раздавать). Родители тоже пообещали принести одеяло. Вернулись мы к ним уже когда стемнело. Рома начал монтировать компьютер для Жени, все детали для которого тот привез с собой, кроме корпуса. Пришли Анжелка с Нафтали, их послали родители с одеялом, сами они не стали приходить. Мы долго обсуждали, в какую именно больничную кассу надо записаться Кате и Жене. Алиске принесли пиццу как раз перед нашим приходом, так что все ее жевали с разной степенью удовольствия. Вместе с пиццей принесли кусок только что выпеченной булки с томатным соусом в отдельной баночке. Я начала ее есть, и только спустя два укуса заметила, что перед выпечкой она была посыпана сыром. А сыр я как раз и не ем, я вообще перестала есть любое изделие даже с микроскопическим содержанием молока сразу, как только узнала о своем диагнозе. Тогда я разломала булочку поперек и верхнюю часть с сыром отдала Роме, а нижнюю доела. Иногда бывают вот такие просчеты, надо быть впредь аккуратнее. Нику Алиска заказала пиццу от шефа, с копченой колбасой. Анжелка, съев один кусок, потянулась за следующим, но Алиска ловко намекнула ей, что пицца дорогая и что она для Ника. Я была поражена этим, потому что я бы сцепила зубы и молчала, пусть гости кушают. Но у Алиски это так мило получилось, что Анжелка ничуть не обиделась. Ник же оставил нас и пошел готовить нормальный ужин. Бедный, теперь ему по крайней мере месяц терпеть дома беременную сестру его девушки с мужем.
Черт меня дернул заговорить с Анжелкой о том, что у Марка такие же боли после химиотерапии, как и у меня. Оказывается она не знала, что у Марка была лимфома. Да, я умею держать язык за зубами. На самом деле я не хотела говорить, чтобы не волновать маму, но теперь, когда уже все закончилось, то пусть уж знают. Анжелка поохала, но я заверила ее, что теперь уже все в порядке, и что каждые полгода Марк делает Пэт-КТ. Анжелка сама была в такой же ситуации пятнадцать лет назад, у нее тоже был рак и тяжелое лечение. Она сказала, что до сих пор чувствует последствия этого лечения. Да, тем, кто не был в нашей шкуре - не понять.
Наговорившись, мы разъехались по домам. Наша семья теперь еще выросла, и как мы будем все помещаться в маленькой родительской гостиной - я не знаю.

Метки:

241

Вчера поразилась сама себе. Мы купили продукты и надо было их занести на наш третий этаж. Обычно это делает Марк за два-три раза. Я же, в силу своей привычной болезненности, беру самую легкую сумку с яйцами и зеленью и медленно тащусь наверх. Но вчера я схватила две сумки, не самые тяжелые, но и не самые легкие, и донесла их до верха сама! Раньше это было для меня обычным делом, типа дополнительной тренировки. Не то чтобы я из тех, кто входит в горящую избу с конем и все такое, но если я могу донести небольшую тяжесть, то почему бы и нет? А так уже я полтора года не брала в руки ничего тяжелее моей сумочки для кошелька и телефона. Мне лучше, я восстанавливаюсь? Определенно. Правда после этих двух сумок у меня какое-то время была слабость в теле и голова немного кружилась. Но мне надоело уже болеть.
И на тренажере я бегаю уже восемнадцать минут. Вот так маленькими шажками я доберусь до велосипеда и буду кататься как раньше по двадцать с лишним километров. Я как раз вчера рассказывала Роме, как я себя при этом чувствовала: сильной и счастливой. Сильной, потому что тренированные ноги как будто сами по себе крутят педали, без моего участия, и возникает ощущение, что я могу так ехать бесконечно. А счастье приходило при этом от ощущения всемогущества, свободы, полета. А вот кстати, за это отвечают эндорфины, которые вырабатывает гипофиз при регулярных физических нагрузках, они же снижают болевой синдром. И если я снова буду регулярно кататься, возможно ли, что я буду меньше чувствовать боль от фибромиалгии и нейропатии?
Вчера же мы с Ромой внезапно вспомнили про жаркие поцелуи. Это было неожиданно. Мы обычно чмокаем друг друга в губы при встрече или на прощанье. Это давняя привычка, ритуал, которому мы следуем, чтобы показать приязнь и участие. Но целоваться по настоящему, с языком мы давно уже перестали, а зря. Вчера же в шутку, ерничая и играя, мы начали облизывать друг другу губы, а потом обнаружили себя целующимися как подростки, что называется взасос. Ух, как это было приятно. Естественно, вечер у нас закончился более тесным сближением, от чего мы тоже как-то отвыкли. Кажется, что я болею уже бесконечно, то мне плохо, то мне больно, то меня тошнит. И получилось, что мы стали очень редко заниматься сексом. Ну просто отвратительно редко. А это не хорошо, надо бы вспомнить, с чего мы начали наше знакомство и совместную жизнь - со страстных занятий любовью.
Рома сказал мне сегодня, что Игорь не против, чтобы я работала в клинике на гальванической покраске деталей для протезирования. Это не постоянная работа, а всего на двадцать часов в неделю. Но мне пока больше и не надо. Только бы Игорь опять не передумал.
Завтра Катя с Женей приезжают, вроде как насовсем. Рома немного на нервах, но это для него нормально. Интересно, как они тут приживутся. Мы, конечно, сделаем все от нас зависящее и даже больше. Катюха беременная, и я ей уже накупила кучу приданного для ребенка, даже с избытком. Может быть даже так случится, что я буду сидеть с ребенком, пока она будет учиться. Я не против, я не так давно хотела завести еще одного своего, с Ромой, но не получилось. Но нянчиться с чужим, хотя и вроде как не совсем, я буду очень даже рада.
Не знаю, что на меня сегодня нашло, но я сделала кучу дел, которые до сих пор откладывала. Например, починила лайт-бокс, который распадался на части. Зашила дыру на футболке. Вставила картину в рамку. Выложила и аккуратно сложила снова постельное белье в шкафу. И еще много обычных дел вроде уборки, варки борща и вытирания пыли. Часто я ленюсь, потому что не нахожу в себе сил делать что-то длительное время, да еще с приседаниями. Но во мне постепенно просыпаются какие-то силы, откуда-то появляется энергия. Я заставляю себя двигаться, а потом движение перерастает в новое полезное действие, и все вокруг начинает вращаться как нужно, как правильно. Но как же тяжело было сделать самое первое движение, и второе, и третье. Месяцами я лежала и смотрела кино или бездумно читала всякую ерунду, выходила из квартиры только по очень сильной надобности, вроде покупки продуктов. Сил не было вообще, только на простые действия. Может быть мне не хватало витамина Д и тироксина, потому что именно после их назначения у меня появилась хоть какая-то энергия. Или все вместе так совпало. Но я не хочу останавливаться. И не буду.
По утрам, когда Рома уходит на работу, наш самый умный кот Буся открывает дверь, и в спальню заваливаются остальные четыре кота, потому что с нами обычно спит только Кузя. Они укладываются вокруг меня, придавливают своими телами и греют(ся). Так что котики - это не только (бес)ценный мех, но и пять, шесть и семь килограммов экологически чистого тепла.

Метки:

240

В декабре прошлого года в нашем доме завелся телевизор. Он появился у нас случайно: знакомый как раз пристраивал свой старый. "Конечно он уже не так хорош, как раньше", - сказал знакомый, - "и иногда начинает глючить ни с того ни с сего, но, в принципе, он еще может себя показать". Рома уже открыл рот, чтобы отказаться. "Но если вы не захотите", - торопливо добавил знакомый, - "я вынесу его на помойку". Мы представили себе одиноко стоящий рядом с помойкой телевизор. Никто больше не посмотрит на его экран, не услышит звуки из его динамиков, никто не обрадуется знакомой передаче, не зарыдает над грустным концом фильма, от души не посмеется смотря глупую комедию. Никто больше не будет сидеть перед ним в обнимку, и никто не будет считать его частью семьи. А ведь сейчас зима, скоро начнутся дожди. И если телевизор не найдет новый дом, его отправят на переработку, а это означает... И наши сердца не выдержали.
И вот, Рома принес его домой, завернутым в старую простыню, и осторожно положил на пол. Черный, прямоугольный, тридцатидвухдюймовый, он лежал, безучастно глядя в потолок. Один бок у него был измазан розовой краской, и он как будто стеснялся этого. Так как раньше он висел на стене, подставки у него не было. Мы включили его. Телевизор исправно выдал нам картинку и звук, мы зачарованно застыли над ним. Но затем изображение подернулось рябью, экран залило зеленым. Да, знакомый не обманул. Но мы не из тех, кто легко сдается.
Первым делом Рома сделал для него подставку. На работе у него давно валялась нога от другого телевизора, кто-то притащил ее, чтобы кому-то отдать, да и забыл. Рома сделал специальный переходник, чтобы телевизор можно было установить на нее.
Затем мы решили, что телевизору необходима небольшая операция. Мы уложили его на кровать экраном вниз и попросили не шевелиться. В четыре руки мы быстро открутили все болты на задней стенке и подняли крышку. Что ж, все было не так плохо - все платы казались целыми, от блока питания к верхушке экрана шел широкий шлейф. Так как глючило только изображение, то вполне было возможно, что виноват именно шлейф. Рома осторожно отцепил его, протер контакты ватной палочкой, смоченной в спирте, подул на него, и вставил обратно. То же самое он проделал и на другом конце. Затем он подключил питание и мы проверили, помогла ли операция. На наше счастье, она действительно оказалась успешной. Мы с радостью прикрутили заднюю крышку обратно, водрузили телевизор на подставку, подключили его к старому ноутбуку и... приняли его в свою семью. Я даже оттерла розовую краску с его черного бока, и телевизор теперь не стесняется и не глючит. А стоит у нас в спальне и показывает только приятные нашим глазам и сердцам вещи. Так что спасать и брать в дом можно не только котиков.
На самом деле мы давно уже подумывали купить телевизор. Но так как у нас его никогда не было, то мы решили взять у кого-то старый, чтобы попробовать, вдруг нам не понравится и все такое. Но нам понравилось. Я пересмотрела кучу старых советских фильмов из мосфильмовского фонда и очень много балетных постановок и документальных фильмов о балете. Причем с балетом очень интересно получилось: я случайно посмотрела на ютубе выпуск какой-то программы о Рудольфе Нуриеве, следующая была об Александре Годунове и Михаиле Барышникове, а дальше уже как-то пошло само собой. И я не заметила, как стала поклонницей балета и начала немного разбираться в танцорах, театрах, постановщиках и даже в некоторых балетных па. Конечно интерес к балету у меня проявился не внезапно: в детстве у меня была автобиография Тамары Карсавиной, которую я часто перечитывала, а когда я училась в университете, моя подруга Машка как-то подарила мне книгу Нижинского "Чувство". Машка болела балетом, за этой книгой она долго гонялась, а затем прочитала за несколько дней, потому что хотела растянуть наслаждение. Я этого не понимала - как можно читать дневниковые записи шизофреника? Но она видела в Нижинском не болезнь, а великого танцовщика. Когда она дарила мне эту книжку, я спросила ее, как же она теперь будет без нее, но она ответила, что книга ей больше не нужна. Я думаю, что она понимала, что пережитое ею за чтением этих дневников больше никогда не повторить - как нельзя повторить первый поцелуй, или первое заграничное путешествие, или первую любовь. Но это я отвлеклась.
Как ни странно, мой первый роман с телевизором закончился меньше, чем за три месяца. Теперь я включаю его очень редко, мне как-то не хочется его смотреть. Но я не собираюсь выносить его на помойку, потому что хотя телевизор никогда не заменит общение с другим человеком или настоящий поход в театр, однако он может неплохо скрасить время, если больше не с кем его провести, а также выступить в роли лектора или экскурсовода - когда настоящая учеба невозможна в силу выхода из соответствующего возраста, а путешествия откладываются до ближайшего отпуска. Ну и конечно это член семьи - кого я обманываю?

Метки:

239

Итак, я хочу написать детективный роман. Это не так просто как кажется, к тому же я никогда не писала ничего длиннее рассказа. Я даже не знаю, с чего начать. Может быть с жертвы? Кто она? Это женщина в возрасте, ей около шестидесяти. Она полная, болезненно полная. У нее большое круглое лицо, маленькие глаза прячутся за огромными очками, в толстой оправе. У нее два подбородка, точнее - отсутствие подбородка и очень толстая шея. Наверняка у нее куча болезней, потому что несмотря на все уговоры врачей, что ей нужно сесть на диету и похудеть, она продолжает поглощать торты, пирожные и булочки. При виде свежей выпечки у нее трясутся руки, а от большого куска торта она получает удовольствие сродни сексуальному. Все дело в том, что при помощи еды она борется с внутренними конфликтами, а их у нее иногда слишком много, потому что она подрабатывает психотерапевтом в дополнение к основной работе - преподавателя общей психологии и психотерапии.
Давным давно, когда она работала аспирантом на кафедре химии и биологии одного из провинциальных вузов, ей довелось попасть на семинар по нейро-лингвистическому программированию одного заезжего гастролера. Показанные им вещи по управлению психикой настолько впечатлили ее, затронули какие-то струны в душе, показали ей, как можно воздействовать на других людей под видом помощи, что она немедленно перевелась на кафедру психологии и педагогики и начала писать кандидатскую диссертацию уже совсем на другую тему. После защиты диссертации она узнала, что в соседнем городе есть вакансия преподавателя на кафедре психологии и немедленно перевелась туда. Ей было уже тридцать пять лет, два года назад она, наконец, развелась и жила с матерью и десятилетней дочерью. Отношения с матерью у нее были противоречивые, взаимозависимые, и она во чтобы то ни стало хотела эту зависимость убрать. Переезд решил все эти проблемы. Правда зарплаты преподавателя едва хватало, чтобы снимать однокомнатную квартиру рядом с университетом и худо-бедно питаться. Ректором на кафедре был мужчина в годах, вдовец, имеющий дом за городом. За неимением лучшей цели она начала общаться с ним сначала по делу, а потом и просто так. Она никогда не лезла за словом в карман, а фотографическая память позволяла ей цитировать громадные куски текста на тему любимых вдовцом исследователей тайн психики. Вдовец был покорен. И вскоре на кафедре сыграли свадьбу, а новобрачная переехала за город в большой дом с садом. Благодаря замужеству перед ней открылись все до сих пор закрытые двери. Она взяла фамилию мужа и теперь вовсю щеголяла ей, очаровывая редакторов журналов, куда она пристраивала свои статьи. Она давно перечитала все, что могла найти по нейро-лингвистическому программированию и пыталась создать свою теорию речевого воздействия психотерапевта на клиента.
Ладно, потом продолжу.
Сегодня мы снова ходили с Ромой на горку. А перед этим зашли в магазин, торгующим игрушками, костюмами на Пурим и разной мелочью для поделок. Так как через три дня приезжает Катя с Женей, мы купили ленту с надписью "Добро пожаловать", повесим у Алиски на дверь. Немного побродили по магазину, восхищаясь разными париками, рогами и пластиковым оружием из фильмов про супергероев. Я видела, как на полу валялся молот Тора, и постеснялась его поднять. В голове у меня мелькнула мысль, что так можно легко замаскировать настоящий молот, и его никто не найдет - ребенок не сможет поднять, а взрослый не обратит внимания.
Я предлагала Роме разные варианты его костюма на Пурим, но он плохо себя чувствовал и поэтому только отнекивался. Хотя игрушечные машинки его ненадолго восхитили.
На горке было многолюдно и многособачно. Так как площадка для выгула собак многим понравилась, то теперь там собираются собачники и с удовольствием общаются, пока их собаки носятся друг за другом в загоне. На тренажерах как раз занималась пара собаководов, когда мы пришли. Они подвесили кольца на перекладину и по очереди на них висели. Собаки тыкались в них носами и всячески мешали, пытаясь обратить на себя внимание. При этом одна собака вела себя дружелюбно с посторонними, то есть понюхав спокойно отходила в сторону. А вторая кидалась с лаем на каждого, кто проходил мимо.
Мы с Ромой занялись каждый своей программой. Я хочу вернуть себе прежнюю форму, когда я могла без остановки проезжать двадцать километров. Пока что я кручу педали дурацкого велотренажера, а потом пересаживаюсь на другой, чтобы прокачать переднюю мышцу бедра. Рома же занимается плечевым поясом, да и тренажеров для этого побольше, чем для рук. Мы делаем несколько подходов, перемежая их с растяжкой тренируемых мышц. То есть это я не пренебрегаю растяжкой, а Роме все время приходится об этом напоминать.
На тренажеры пришли две юные девушки. Они попробовали один, другой, болтая без остановки, а потом уселись на третий и, сделав несколько движений, продолжили беседу. Вряд ли им необходим спорт в этом возрасте, когда с мышцами и фигурой и так все в порядке.
Возвращаясь домой, я сосчитала ступеньки на лестнице, ведущей на холм: их сто одиннадцать. Как интересно.

Метки:

238

Сегодня пришли результаты моего генетического теста. Оказалось, что я на восемьдесят четыре процента происхожу из Восточной Европы и на десять процентов - из Финляндии, остальные проценты делятся на разные районы Евразии и не имеют значения. Я не ожидала такого результата. Точнее, я надеялась, что результат будет другим: что во мне найдется хоть капля еврейской крови. Но она не нашлась. Зато после некоторого времени я поняла, что результат мне нравится. Я точно не русская, я никогда не чувствовала себя русской. Но вот с этими своими собольими бровями, с темными глазами и волосами, с бледной кожей, невыразительным носом и маленьким, четко очерченным ртом, я всегда ощущала себя полькой. Мой отец имел польскую фамилию, а его родители приехали в Свердловск из приграничного района Беларуси, которая до революции принадлежала Польше. И хотя я до сих пор думаю, что меня удочерили, но, может быть, это была счастливая случайность? Или, может быть, это была "не" случайность? Что если мои родители знали, что они берут новорожденную девочку именно у женщины, которая этнически принадлежал к той же группе, что и отец? А что если они мои настоящие родители? Но тогда почему, если моя мама и все ее предки жили на Урале, генетический тест об этом ничего не сообщил? Я не знаю. Но мне придется как-то продолжить свои изыскания и размышления.
Поехали сегодня к Ромкиным родителям. Они приехали из Турции очень довольные, отдохнувшие и помолодевшие. Анжелка купила там маме серебристое пальто и кучу разных кофточек. Они и нам подарки привезли: мне - длинный розовый свитер, Алиске - пушистую белую кофточку, а Роме - серый кардиган на молнии. Все это из ужасного акрила, естественно, но в самом деле стоящего копейки. Потом Анжелка достала бежевый шарфик с большими красными цветами, сказала, что специально для меня подбирала. Я намотала его на себя, подошла к зеркалу и увидела настоящую восточноевропейскую деревенскую женщину. Это было настолько явно, что я ахнула. Так вот откуда у меня такая страсть к разным цветастым шарфикам и сумкам. В одежде я этого не приемлю, никогда не ношу что-то кричащее, аляпистое, бросающееся в глаза. Отрываюсь, в основном, на цветных сумках от Веры Брэдли, они часто являются самым ярким элементом в моей одежде. А еще есть у меня парочка цветастых шарфов, но это только под настроение. Но я никогда бы не подумала, что это гены во мне говорят. Что они еще, интересно, скажут?
Рома тоже захотел сделать такой тест, когда я ему рассказала. Пожурил, что не сказала ему раньше, ведь он бы тоже хотел знать свой генетический код. Но с ним вообще-то и так все ясно: со стороны отца у него все евреи до самого первого колена, а со стороны матери - татары до самой Золотой Орды и раньше. Вот эти две противоположные крови в нем вскипают иногда, очень интересно за этим наблюдать.
Сегодня пыталась фотографировать сделанные мной украшения, чтобы открыть новый магазин на Этси. Сделала интересное открытие: снятое на телефон выглядит лучше, чем сфотографированное специальным макрообъективом на цифровой зеркальный фотоаппарат. Наверное мне стоит пересмотреть свое отношение к качеству фотографий. Ведь главное в фотографии это не суперчеткость вкупе с правильной размытостью фона, даваемые хорошим объективом и большим размером матрицы, а ракурс и душа. Вчера, кстати, пыталась найти хороший фон для снимков, даже покрасила белой краской доску, оставшуюся от колоночного периода в Ромином творчестве. То, что получилось, мне не понравилось, и я эту краску быстренько стерла салфетками. И получился полупрозрачный белый слой. Он мне тоже не нравится, потому что проступили разные пятна, которые на фотографии кажутся плесенью, так что придется искать дальше.
Давно подумываю написать детективный роман для развлечения. Есть целые руководства, как это сделать. И у меня как обычно возникла проблема с сюжетом: кто будет главным злодеем, кто - жертвой. А сегодня мне пришла в голову гениальная мысль: а пусть жертвой будет моя преподавательница психотерапии в университете, противная жабообразная тетка с манией величия? Если построить сюжет так, чтобы тот, кто расследует преступление, постепенно разматывал этот клубок, опрашивая студентов и преподавателей, всех у кого был хоть малейший мотив. И их рассказы наводили бы его на не слишком приятные впечатления о том, кем на самом деле была эта преподавательница. То, как она относилась к студентам, к аспирантам, к клиентам, как она описывала встречающиеся ей в психотерапевтический практике случаи в своих книгах, в которых можно было легко узнать тех или иных людей, сказало бы следователю о ее личности так много, что он бы в конце концов и сам не стал бы возражать против ее убийства. Естественно, я сразу придумала, кто ее убьёт. Я ставлю себя на место этого следователя и уже потираю руки в предвкушении. Что это говорит обо мне? Что я ее именно настолько ненавидела, хотя поначалу была в страшном восторге. Убийство, конечно, это слишком, даже для тех, кого смертельно ненавидят, но для книги - это прекрасный сюжет, прекрасный.

Метки:

237

На горку мы начали ходить регулярно только последний месяц. До этого мы были там только на следующий день после переезда. Как раз был йом кипур и мы вышли прогуляться. На горке никого не было, всё действо как раз разворачивалось внизу, на дорогах без автомобилей, и мало кому могло прийти в голову пойти туда, где весь год их и так не бывает. Но мы же не такие как все. Вскарабкались по крутой лестнице, прошлись до постамента с хасидом, трубящим в шофар. Посидели на каменной скамейке. Было тихо. Небо казалось ближе, а между тем горка поднималась всего лишь метров восемьдесят или сто над уровнем моря. Рома сказал, что раньше с нее можно было увидеть море, но теперь весь горизонт заняли небоскребы. Потом мы спустились с другой стороны и вышли как раз к галдящей детворе, катающиейся по улицам на всем, что имело колеса. После этого мы долго там не появлялись. А в начале января мне надо было отправить посылку и мы пошли на почту через горку, потому что так быстрее. Накрапывал дождик, дул ветер, но я соскучилась по подобному проявлению стихии и с удовольствием шла вперед. С почты мы возвращались той же дорогой и вышли на смотровую площадку. Справа от нее мы заметили новенькие тренажеры, которых раньше там не было, и с интересом пошли к ним. Над нами сверкали молнии, ветер гнал низкие облака, вот-вот должен был хлынуть ливень, а мы как дети перебегали от одного тренажера к другому, стремясь все попробовать, и обменивались впечатлениями. Мы бы задержались там подольше, но с неба, наконец, полило так, что мы без раздумий бросились домой, крепко держа зонтики, чтобы их не унесло ветром. И после этого я начала тянуть туда Рому пару раз в неделю под предлогом позаниматься на тренажерах. За это время там построили еще огороженную площадку для выгула собак и вынесли мощеную дорожку дальше, на пустующее до этого место. Рядом стоит дом на сваях, и можно заглянуть через окно в квартиру, увидеть стол на кухне и расставленные тарелки, потому что из-за малодоступности и безлюдности живущие там люди не нуждались в шторах или трисах. Там потрясающий воздух, всегда есть легкий ветерок, всегда. Мне там нравится.
Пару недель назад я позвала Рому прогуляться, но когда бы пришли на нашу горку, мне вдруг пришло в голову, что мы можем сходить на другую смотровую площадку, в пятнадцати минутах от нашей. Недолго думая, я проложила в телефоне маршрут и мы рванули вперед, петляя между домами, как будто отрываясь от преследования. Но даже идя по четко обозначенному маршруту я ухитрилась немного заплутать. Хорошо что Рома знал эти места, и мы, пробравшись сквозь заросшие зеленой травой и огороженные забором задворки, вскоре пришли на место. Там на горе стоит небольшая обсерватория, я была рядом с ней только один раз. Но перед обсерваторией есть площадка, на которой паркуются приехавшие туда машины, она находится над обрывом, под которым расположена еще одна парковка. Эти парковки не залиты бетоном, наверное в дождь на них страшно грязно. Но речь не об этом. Мы сели на камень как раз на краю этого обрыва и стали смотреть на весь в огнях послезакатный город. Я обожаю это. Мне нравится, когда небо еще не до конца попрощалось с дневным светом, оно изо всех сил пытается остаться голубым на западе, а над тем местом, куда закатилось солнце, еще и оранжево-розовым, подернутым темно-синими облаками. Но постепенно оранжевый переходит в карминово-красный, а затем синева поглощает всё без остатка. И остаются только линия сияющих огнями зданий, достающих до самых нижних облаков, и изрешеченная редкими звездами фиолетово-черная небесная твердь.
Мы посидели какое-то время, обмениваясь впечатлениями, а потом пошли домой. Обратная дорога оказалась гораздо проще: два поворота и прямая полуторакилометровая линия. Было даже смешно, насколько простой была бы дорога туда, не реши я воспользоваться Гугл-картой. Но в следующий раз я предпочту опять извилистый лабиринт, чем прямой путь, я уверена.
Мне всегда нравились высокие места, даже если они немного поднимаются над городской застройкой. Нравится, когда из окна видно полнеба. Я всегда отмечаю, есть ли в квартире подобный вид из окна, или нет. Как-то раз мне пришлось жить на первом этаже, у меня не было выбора, и я все время страдала, что мне был виден только двор с асфальтовыми площадками и склонившимися над ними деревьями. После этого я никогда не выберу квартиру на нижних этажах. Но и слишком высоко мне тоже не нравится, у меня от таких мест, вроде Ай-Петри, начинает кружиться голова. Большое впечатление на меня однажды произвела деревушка в крымских горах, кажется она называлась Генераловка, недалеко от Рыбачьего и водопада Джур-Джур. Несколько домиков на склоне, а внизу расстилается лес, переходящий в прибрежную зону, а еще дальше - море до горизонта. Я еще тогда сказала, что хотела бы умереть в таком месте. Может быть мне повезет в конце жизни очутиться там, кто знает.

Метки:

236

Сегодня вроде как день всех влюбленных, но у меня нет никаких романтических ассоциаций с этим праздником. Тем более что сегодня Роме удаляли два зуба и вживляли три импланта в верхнюю челюсть. Делал все это Игорь, владелец стоматологической клиники, в которой Рома подрабатывает вечерами. Так как он считается там работником, то все процедуры проводятся для него бесплатно. Не уверена насчет материалов, надо будет спросить. Но я знаю как Игорь делает - без лишних слов, быстро и безжалостно.
В прошлом году я ходила к нему удалять зуб и ставить коронку. Я с детства боюсь лечить зубы, в моей голове навсегда связались стоматологический кабинет, боль, кровь и страх. Поэтому зубы я лечу только когда тянуть дальше невозможно. Вот и в тот раз я дотянула до огромной дырки в зубе. Игорь сначала удалил нерв и поставил временную пломбу. А через неделю я пришла, села в кресло, и он, ни слова не говоря, обточил мне зуб и одел на него коронку. Я вообще-то думала, что он просто заменит мне временную пломбу на постоянную, и когда поняла, что происходит, было уже поздно. Да, стоматологов есть за что ненавидеть. Зато его сын, Женя, просто чудесный детский стоматолог. Я два раза восстанавливала у него пломбы на передних зубах, лечила прикорневой кариес. Натурально, в детском кабинете, где вся стена была разрисована сценой из мультфильма про Маугли. Вот он очень мягко все делает, всегда предупреждает, что сейчас может быть больно. Но больно как-то почти и не было.
Так вот, у Ромы не было выбора, когда он четыре года назад пришел в эту клинику, чтобы как-то исправить ситуацию со своими зубами. Теперь у него две вставные челюсти, которые держатся на нескольких имплантах. Игорь на нем разработал и воплотил в жизнь новый метод: имплантируется не каждый зуб, а только треть, на них сажается челюсть на защелках, это не влетает человеку в стоимость новой машины, зато он может жевать и улыбаться как раньше. Три года назад Рома сделал нижнюю челюсть, и год назад начал делать верхнюю. Сегодня был последний этап.
Рома не пошел сегодня на работу, поэтому встал не в пять тридцать, как обычно, а в восемь тридцать. Сказал, что выспался. В клинику пошел пешком, потому что тут всего два километра. Вернулся через три часа вообще без верхней челюсти - сказал, что временный протез будет готов только через три часа. Бедный. Но я удивилась своей реакции - я не могла на него смотреть. Когда он вошел в комнату и я увидела его с ввалившейся верхней губой, то закричала: "Не показывайся мне в таком виде, пожалуйста, я не могу на тебя смотреть!" Вот так все три часа и проходила вокруг него - не глядя. И обнимала отворачиваясь, и целовала закрыв глаза. Я ему объяснила, что почему-то в таком виде он выглядит для меня очень страшным, и я не хочу запоминать его таким. Действительно, у Ромы очень красивые губы, прекрасного рисунка. Его зеленые глаза, губы и цвет кожи - вот что мне всегда нравилось в его внешности. И вдруг губа куда-то пропадает, кошмар же. Зато после этого он вернулся уже с новой временной челюстью и выглядел как обычно.
Наверное из солидарности с Ромой я сегодня проснулась с болью во всех зубах с правой стороны. Скорее всего меня продуло, потому что я лежала под чуть приоткрытым окном, а на улице как раз было холодно и ветрено. Боль была не сильной, ее даже можно было игнорировать, но глядя на Рому я испугалась, что мне тоже нужно будет лечить зубы. Поэтому я полдня проходила обмотанная шерстяным шарфом до самых глаз.
Марк мне пару месяцев жалуется на то, что у него все болит и на усталость. Пока что он обходится таблеткой Нурофена, но что если ему не будет их хватать, как мне в свое время? Он самостоятельно нашел свой диагноз в интернете - фибромиалгия. Приходит, рассказывает мне, а я ему - опа, это же то же самое, что и у меня. Хотя его химия закончилась в мае прошлого года, болеть у него все начало только к декабрю. Наверное у него просто высокий болевой порог и просто начал обращать внимание на боль, когда начал от нее уставать. Наверное стоит записать его к семейному врачу, которая проглядела его лимфому, кстати. Но может быть хоть тут от нее будет толк?
На ужин сегодня приготовила спагетти с замороженными овощами и новым покупным "азиатским" соусом. Получилось вкусно. Весь секрет в том, что сначала нужно обжарить лук, грибы и болгарский перец, потом добавить овощи и тушить все пятнадцать минут, в конце добавить соус. А в воду для варки спагетти и прочих макаронных изделий я всегда добавляю столовую ложку соли. Рома новыми зубами отлично со всем справился. Я рада.

Метки:

235

Иногда мне хочется изменить свою жизнь. Мне на самом деле надоело болеть сидя дома. Я надеюсь, что в скором времени у меня будет работа, которая будет мне по силам. А пока я подписываюсь на разные интересные вещи. Например, в конце декабря я заказала тест ДНК на популярном сайте, выясняющим твое происхождение. Мне вдруг очень захотелось узнать, откуда мои предки родом. Дело в том, что я не уверена, что мои родители на самом деле являются моими родителями. Я на них совершенно непохожа - ни чертами лица, ни телосложением, ни характером. К тому же в юности я выяснила, что и по группам крови я не могу быть их ребенком: у мамы первая группа крови, у папы вторая, а у меня третья. С тех пор я время от времени размышляю об этом, но ничего не предпринимаю. Ну выясню я, допустим, что я не родная, и что изменится? Я все равно считаю их своими родителями и других мне не надо. Но мне все-таки иногда была любопытна моя генеалогия.
Тест пришел через три недели после заказа и представлял собой картонную коробочку с двумя пластиковыми пробирками внутри, а также инструкцией, конвертом с обратным адресом и соглашением на квадратном зеленом листке размером восемь на восемь сантиметров. К пробирками прилагались две ватные палочки, которыми нужно было потереть внутренние стороны щёк в течение сорока пяти секунд каждую. Потом палочки надо было аккуратно вставить в пробирки, отломать по линии, закрутить пробирки и засунуть их в пластиковый пакет с индивидуальным номером. Потом этот пакет вместе с подписанным соглашением нужно было положить в конверт и отправить по почте в лабораторию. Все это я проделала быстрее, чем описала сейчас. Неделю назад мне на электронную почту пришло письмо, что мой тест получен, и что после анализа мне вышлют еще одно письмо с результатами. Так что я в предвкушении. Хотя иногда я думаю, что этот тест вряд ли сообщит мне что-то необычное - ведь не с Луны я свалилась, в самом деле. Но если развивать эту мысль, то у меня в голове сразу же возникает множество сюжетов на тему интересного происхождения - от люксембургских князей до инопланетян.
А сегодня я увидела объявление, что набирают участников на фестиваль медленного чтения "Подземный Иерусалим", который пройдет в середине июня и будет посвящен геологии, археологии, а также разного рода "подпольным" общественным движениям и художественному андеграунду Иерусалима. И немедленно записалась. В анкете помимо общих вопросов был один нетривиальный: Подземное пространство какого города (кроме Иерусалима) вам больше всего хотелось бы исследовать? Почему?
Вот что я ответила.
Мне очень трудно выбрать город, подземное пространство которого мне бы хотелось исследовать больше всего. Во-первых, мне бы хотелось исследовать подземное пространство Рима - города, в котором зародилась западная цивилизация. Увидеть своими глазами фрески и мозаики как дохристианских времен, так и христианского периода. Найти ниточки, связывающие историю и искусство. Во-вторых, я бы хотела посетить катакомбы Парижа. В детстве я зачитывалась произведениями Виктора Гюго и Эжена Сю, и мне очень хотелось бы увидеть описанное в их книгах своими глазами. Эти катакомбы помимо истории наполнены смертью множества людей, и осознание неизбежности конца каждого человека возможно позволило бы мне примириться с собственной смертностью. В-третьих, я бы хотела посетить подземелья Лондона, города, который является квинтэссенцией всех современных городов. Он открыт всем снаружи, но его подземная часть обычно скрыта от глаз, а ведь она гораздо глубже и разнообразнее, чем поверхность. Поверхность может копировать друг друга, может повторяться, но подземелья по-настоящему уникальны. К тому же именно в лондонском подземном пространстве как нигде больше сталкиваются прошлое и настоящее, история и современность, жизнь и смерть. Так что - да, больше всего я бы хотела исследовать подземное пространство Лондона.
Не думаю, что пройду отбор, но кто знает? Несколько лет назад я с удовольствием записывалась на разные конкурсы. Однажды нам даже удалось немного поучаствовать в одном развлекательном телешоу. Правда мы вылетели оттуда после первого тура, но зато получили ваучер на покупку мебели в качестве утешительного приза. Купили диван родителям и решили никогда больше в подобных мероприятиях не участвовать. Потом еще я выиграла второе место на конкурсе фотографий улыбок, который проводила компания, выпускающая зубную пасту. Улыбалась Алиска, у нее это очень хорошо получается. Нам тогда вручили годовой запас зубной пасты. Еще я выиграла в какой-то викторине тоже второй приз, получила серебряную цепочку с жемчужиной, которую ни разу не надела. Ну и продуктовые наборы завершают этот победный список: надо было приготовить что-то вкусное с использованием майонеза определенной марки. Я приготовила кексы, по древнему маминому рецепту. Нам выдали ведро майонеза, шампанское и коробку конфет. А так как мы были вместе с Ромой и у нас было две тарелки с кексиками, то мы получили два набора. Один сразу же отвезли родителям и использовали по назначению.
Забавно вспоминать. Это все было триста лет назад, в то время я только начинала знакомиться со страной и поэтому ввязывалась в разные истории. Теперь же я хочу познакомиться с самой собой.

Метки:

234

И вот, мы живем в чуть меньшей квартире, чем прошлая. Из ее окна открывается вид на крыши города и далекие небоскребы. По краям его немного загораживают парочка домов с нашей улицы, которая поэтично называется "Тень холма". На холм ведет широкая лестница с бессчетным количеством ступенек. Подняться туда может только тот, кто чувствует в себе неодолимую силу оказаться на вершине и взглянуть на мир с высоты, или кому надо просто выгулять собаку. Кроме романтиков и собачников на холме можно встретить мам с детьми, но очень редко, а еще юных скаутов, потому что именно там находится их школа. Прошлой осенью они устраивали шествие с факелами - ну, не совсем факелами, это были такие светящиеся палки на батарейках. Несколько отрядов спустились с холма и нестройными рядами прошли по нашей улице, направляясь неизвестно куда. Хотя все это проходило под присмотров взрослых вожатых и полиции, однако шума было очень много. Я даже вспомнила свое пионерское детство. Вслед за отрядами шли несколько парнишек с коробками, которые собирали потухшие факелы и выдавали новые. Мы в тот день хотели поехать в Икею, но взглянув на заполнивших улицу пару сотен детишек, быстро передумали.
Кроме спирального дома на нашей улице есть еще один бетонный шедевр. Он как раз идет следующим после нашего дома и дальше уже только лестница и холм. Этот дом был построен по очень интересному проекту, мне он напоминает собранный из детского конструктора цветок, обращенный почему-то на запад. Оба дома, и спиральный, и бетонный цветок, были построены одним архитектором, Цви Хекером. Что его подвигло на такие подвиги, я вряд ли узнаю, но подобных домов больше нигде нет, и мне буквально посчастливилось поселиться сразу рядом с двумя.
Вспомнила, что когда мы первый раз смотрели эту квартиру, в этом бетонном цветке кто-то играл на саксофоне. Не очень умело, но от всей души. Я тогда еще толкнула Рому, мол, посмотри, какие у нас будут неординарные соседи. Также в одной из квартир этого дома есть пианино, и иногда кто-то, наверное ребенок, разучивает простенькие пьески. Чаще всего это случается почему-то рано утром в выходной день. Я, конечно, понимаю - в обычные дни школа, уроки, а в выходной встал утром, съел свой бутерброд с сыром и сладким чаем на завтрак, и почему бы не позаниматься? Я и сама так делала, когда была маленькой и училась в музыкальной школе.
Из-за того, что бетонный цветок был построен в 1965 году, бетон с арматуры в некоторых местах под домом начал осыпаться, а сама арматура - ржаветь. Так как дом стоит на столбах, под ними были построены леса, чтобы рабочим было легко отбивать старый бетон и класть новый. Именно под стуки рабочих и крики их начальника я сплю по утрам вот уже третий месяц. Но они уже заканчивают, я видела, как разбирали леса. Надеюсь, они не будут ремонтировать весь дом.
Через этот дом легче подниматься на горку, чем по широкой лестнице. Внутри там сплошные дыры и перекрытия, я даже не могу сложить у себя в голове его проект воедино. У каждой квартиры свой личный вход, а не как в остальных домах - через подъезд. У некоторых дверей стоят горшки с цветами, у других - висят какие-нибудь безделушки или мобили. Наверное очень интересно жить в подобном доме, но и смотреть на него со стороны тоже неплохо.
Хотя я не могу видеть его из квартиры, точнее из моей спальни - дом загораживает ряд стройных высоких туй. Из-за этого по утрам мне иногда кажется, что я просыпаюсь в хижине, которая стоит посреди леса, и от этого мне становится очень приятно.
Хотя квартира досталась нам в приличном состоянии, однако первые несколько недель мы все время что-то мыли или ремонтировали. В нашей спальне висела небольшая боксерская груша - наверное ребенок, который тут жил, занимался спортом. Грушу мы подарили двум молодым людям, которые устанавливали нам мазган. Но под ней обнаружилась отбитая штукатурка. Выглядело это не очень хорошо, и мне пришлось повесить туда временную картину, найденную в квартире - рыбак, плывущий в лодке посреди широкой реки в лесу. Потом я купила в Икее репродукцию картины Густава Климта "Поцелуй" и повесила туда. Она идеально вписалась. А рыбака я перевесила в подъезд. Там уже висели две репродукции, третья была очень кстати. Мне вообще очень нравится обычай не выбрасывать старые ненужные репродукции, а вешать их в подъезде.
Я никогда не думала, что буду жить в подобном месте. Я когда-то работала на соседней улице, именно в то время мы с Ромой побывали на холме первый раз. Я всегда считала, что квартиры в этом районе слишком дорогие, слишком не для нас, что ли. А тут вдруг я почувствовала, что они стали для нас, что мы словно доросли до этого уровня - не по деньгам, а внутренне. Я почувствовала, что квартиру можно выбирать не только по цене или удобному расположению, но и по духу - как и друзей.

Метки:

233

Новую квартиру нам пришлось снять, потому что в прежней хозяин затеял делать ремонт. По-хорошему, он бы к ней вообще никогда не прикасался бы, если бы труба под полом на кухне не заливала квартиру снизу.
Хозяина нашей прежней квартиры зовут Цвика. Ему семьдесят лет, это такой большой пожилой седовласый мужчина, любимое занятие которого - везде находить свою выгоду. Я его не виню, у всех свои недостатки. Квартира, которую мы сняли у него шесть лет назад, обладала рядом достоинств и несколькими недостатками. Самое главное ее достоинство было в ее размерах - целых сто квадратных метров, которые включали в себя три комнаты, кухню, кладовку с окном и технический балкон. Потом она находилась в пяти минутах ходьбы от большой транспортной развязки, то есть можно было на общественном транспорте без проблем уехать в любую точку Гуш Дана и дальше, было бы желание. Пятьсот метров до большого торгового центра и семьсот - до парка, также добавляли очки к этой квартире. Из большого окна открывался неплохой вид на близлежащий район и строящиеся небоскребы, так как дом был расположен на небольшой возвышенности.
Недостатками являлись: наличие небольшого количества старой мебели, которую нельзя было выбросить, огромная тяжелая люстра в кухне также не подлежащая перемещению, и мокнущая стена в коридоре напротив ванной комнаты и туалета. К мебели мы привыкли и приспособились, люстру я так и ненавидела все время, пока мы там жили, стена же вскоре высохла и была покрашена заново.
Где-то на шестом году жизни там, как раз посредине дождливой зимы, я обнаружила, что стена мокнет вновь. Мало того, она мокла и с другой стороны, где стояла хозяйская длинная тумбочка. В тумбочке хранились наши альбомы с фотографиями и разные бумаги, которые оказались влажными и начали покрываться плесенью. Пришлось мне все вытаскивать и сушить.
Стена мокла не одна. Мокли все стены в прихожей, коридоре, кухне, влага поднялась уже как минимум на полметра, краска пузырилась, штукатурка отваливалась целыми пластами. Я как раз в то время проходила химиотерапию, может быть поэтому мы заметили это все слишком поздно. И по этой же причине мы не стали суетиться и что-то предпринимать.
О ситуации в квартире было немедленно доложено хозяину, но он как-то не особо торопился с тем, чтобы как-то все починить и исправить. К нам начали захаживать сначала сантехники, затем инженеры, а под конец - агенты из страховых компаний. Хорошо, что я все время находилась дома и могла их принимать. Каждому я показывала мокнущие стены и рассказывала, как и когда это было обнаружено. Один инженер просверлил в полу дырки в разных местах, чтобы взять пробы. Другой специальным прибором просветил все стены и полы в квартире, чтобы обнаружить протечку. Страховщик педантично снял все на камеру, сопровождая своими комментариями - хорошо хоть мне не пришлось давать показания. Потом визиты прекратились, но ремонт всё не начинался. Наступило жаркое лето и стены более-менее высохли само собой, так что мы малодушно надеялись, что протечка самоликвидировалась. О переезде мы и не помышляли. И тут как гром среди ясного неба грянуло: хозяин решил поставить в квартире аппарат, который будет вытягивать влагу из насквозь, как оказалось, промокшего пола. И только после этого будет сделан качественный ремонт. Нас на это время он собирался переселить на другую съемную квартиру, причем оплачивать он ее должен был из своего кармана. Наши вещи мы могли взять с собой, но могли и оставить. Я представила себе сначала жизнь на временной квартире без вещей, а потом один переезд туда, и один обратно. И что-то мне подсказывало, что они будут равняться четырем пожарам. Мы с Ромой посовещались и решили искать новую квартиру без всех этих "туда и обратно".
Но хозяин почему-то был против, он начал сулить нам златые горы, если мы согласимся на его вариант. Квартира под нами как раз пустовала и мы, недолго думая, решили, что если можно будет месяц перекантоваться там, то, может быть, мы и не будем никуда переезжать. Но оказалось, что та квартира была в еще худшем состоянии, чем наша - потолок на кухне отваливался кусками, а вкупе со свисающей оттуда штукатуркой выглядело всё очень плохо. Ее хозяин, Йонатан, сказал, что с Цвикой он будет судиться, потому что из-за того, что тот тянет с ремонтом, он не может сдать свою квартиру и теряет деньги, много денег. Оказалось, что они давно знают друг друга - в свои квартиры они вселились, когда обоим было по четырнадцать лет. И Цвика уже тогда показал себя жадным и малодушным человеком. Йонатан долго рассказывал о своей обиде на Цвику, в принципе, глядя на отвалившуюся и валяющуюся по всей кухне и мебели штукатурку, его можно было понять. Так что делать мы начали поиски квартиры на съём и известили об этом Цвику. Он предпринял еще несколько попыток нас уговорить, даже обещал не поднимать плату после ремонта, но мы были неумолимы.

Метки:

232 (3)

Катя с Женей наконец-то приезжают. Жить будут сначала у Алиски, у нее как раз есть отдельная комната, правда без мазгана. Но я думаю, что к лету они уж точно себе снимут собственное жилье. Правда Катюха на седьмом месяце сейчас, ребенок должен родиться в конце апреля. Алиска будет счастлива, в кавычках, она всем говорит, что ненавидит детей и своих у нее никогда не будет. Но я ей не верю, думаю, что она просто боится, и что Ник - это не тот мужчина, от которого она бы хотела иметь ребенка. Ник сам как большой ребенок, куда ей с двумя сразу нянчиться? А вот Катя молодец. Хотя Рома ее предупреждал, просил, чтобы она сначала репатриировалась, а потом беременела. Но куда там слушать взрослых, мы сами с усами, как говорится.
Ездили сегодня к родителям. Те завтра уезжают на пять дней в Турцию с Анжелкой. Мы привезли им средний чемодан, а Алиска - большой. Они сказали, что выберут, когда начнут складывать туда вещи. Анжелка в очередной раз нашла какой-то супер дешевый тур. Она молодец, конечно. Пару недель назад она просила нас приехать развлечь маму, а то та что-то захандрила. Мы с Ромой приехали, никакой особой хандры у нее не заметили. Ну да, ей иногда тяжело передвигаться, еще и вирус она не так давно перенесла, целый месяц кашляла. Все-таки пожилой человек, здоровье уже подводит. Но все равно она молодец - все время старается двигаться, находит для себя занятия. Просто засиделась уже дома. Вот Анжелка и подсуетилась, и теперь вывозит родителей отдохнуть и набраться впечатлений.
Я тоже уже засиделась дома. Пару недель назад попросила Рому спросить Игоря, владельца зубной клиники, где Рома иногда подрабатывает вечерами, не могу ли я поработать вместо него. Игорь сначала согласился, и на прошлой неделе мы даже пришли туда, чтобы Рома показал мне, что надо делать. Но так как он заранее не созвонился, и не узнал, требуется ли его присутствие, ничего не вышло. Мы честно съездили в клинику и посмотрели на мое предполагаемое рабочее место. А потом отвезли большой мешок кошачьего корма Олегу, пожилому мужчине из дома рядом с тем, где мы прожили шесть лет, подобрали шесть котиков (четырех оставили себе, двух пристроили), и увеличили поголовье придомовых котов до пятнадцати. И, чтобы быть уверенными, что котики и дальше будут процветать, мы каждые два месяца покупаем для них корм, чтобы Олег продолжал о них заботиться вместо нас.
Но не все получается так, как мы предполагаем. Олег рассказал, что пушистая черная кошечка погибла: пару дней он ее не видел, а потом нашел мертвую рядом с дорогой. Что с ней стало - никто теперь не узнает. Я выкормила эту кошечку и ее серую сестричку позапрошлым летом, в течение пары месяцев выносила им консервы три раза в день: рано утром перед работой, сразу после работы и перед сном, стоя с пульверизатором рядом и отгоняя взрослых котов струей воды. Потом уже они перешли на сухой корм и стало полегче. Следующей весной черную поймали и стерилизовали, а серая забеременела и родила. Затем внезапно стерилизовали и серую, и я все волновалась, выживут ли котята. Котята выжили, но спустя пару недель серая внезапно скончалась. И мы с Ромой с некоторым трудом поймали сначала двух маленьких котят, а спустя пару дней помогли соседской девочке поймать и третьего. Она забрала его себе, а я начала заботиться о черно-белом братике и серой сестричке. Братик был веселым и компанейским и его быстро удалось пристроить. А с дикой сестричкой пришлось повозиться, и я так к ней привязалась, что когда для нее нашлась новая семья, я не смогла ее отдать. Маруся стала нашей пятой кошкой, чему я очень рада.
С работой же у меня пока не получается - Игорь перезвонил на следующий день и сказал, что пока не хочет отдавать мне эту работу, но у него есть для меня другая. Когда же я смогу приступить к ней он пока не готов ответить. Ну вот, а я так надеялась. Во-первых, я бы работала вместо Ромы, днем, а Рома вечерами был бы дома и гонял бы в свои танчики. Во-вторых, это бы занимало у меня всего десять-двадцать часов в неделю, в зависимости от количества заказов. Я вряд ли смогу сейчас работать полный рабочий день, это был, в общем-то, неплохой вариант.
И вот, вместо работы я решила пока заняться постепенным отказом от Трамадекса, что мне не совсем удалось, точнее - совсем не удалось. Потом еще я каждый вечер бегаю на тренажере. Бегаю - это, конечно, громко сказано. Я хожу быстрым шагом, да. Начала с пяти минут, прибавляю по полминуты каждый день, уже дошла до тринадцати с половиной. Надеюсь дойти до сорока, так, чтобы во время бега можно было посмотреть одну серию какого-нибудь сериала. А потом у нас же тут, на новой квартире, рядом настоящая горка. Но про нее я напишу в следующий раз.

Метки:

231 (2)

Мы сидели и ждали, пока будут готовы мои анализы и пока к нам не подойдет кто-нибудь. Самое интересное, что ни один врач или медработник ни разу не подошел по второму разу. Такое впечатление, что у них там была постоянная пересменка.
Спустя некоторое время меня переселили с кресла на кровать за занавесочкой. Буквально сразу же пришел медбрат с аппаратом ЭКГ, нацепил мне датчики и, не успела я сосчитать до десяти, моментально отцепил все обратно. В руках у меня остался листок с моей кардиограммой, на которой было написано, что все со мной нормально. Но я себя и чувствовала уже вполне сносно и очень хотела пойти домой и лечь, наконец, спать.
Словно откликнувшись на мое желание, пришел бородатый доктор и заново расспросил меня, что случилось. Когда он узнал, что моя семейная докторша затеяла всю это катавасию с отменой помогающего мне препарата, он без лишних разговоров выписал мне рецепт на Трамадекс OD, а заодно и выписал меня из миюна. Мне отодрали от руки катетер и я сразу же перестала представлять какой-либо интерес для медицинского персонала - нам даже не сказали "до свидания" на прощанье.
Усталые и совсем не довольные мы поехали домой. Я так и не поняла, надо мне отменять Трамадекс или не надо. Мы сходили в аптеку вечером и забрали его. Я тут же выпила одну таблетку и буду делать это в течении по крайней мере двух месяцев. Дело в том, что накануне в панике я написала на сайте Маккаби запрос для семейного врача на возобновление рецепта на Трамадекса OD. И получила положительный ответ. Так что теперь у меня впереди около шестидесяти дней без боли. Что будет потом - увидим.
Ора вообще-то уже пыталась перевести меня на другое лекарство, но оно мне тоже не подошло. В середине сентября, как раз через два дня после того, как мы переехали на новую квартиру, я решила, что теперь мне уже не надо ничего брать тяжелого в руки, и, отказавшись на день, как сказала Ора, от всех препаратов, приняла одну таблетку Симбальты. Ора всячески расхваливала ее, говорила, что это будет моим спасением от боли и от зависимости от синтетических опиатов типа Трамадекса. Но Симбальту нельзя было принимать вместе с Трамадексом и Лирикой, нужно было выждать целых два дня. Я выдержала только один, и то с трудом, то и дело закидываясь Адексом - ибупрофеном в дозе 400 мг. Симбальту я выпила рано утром, на голодный желудок, потому что не могла больше терпеть боль. Я надеялась, что она как-то подействует, и, вымотанная, забылась на диване неглубоким сном.
В какой-то момент меня словно что-то подбросило, я открыла глаза, не понимая, что происходит. Мне стало как-то очень не по себе. Очень-очень не по себе. С организмом происходило что-то странное. Сначала меня вырвало, потом меня настиг понос. Давление подскочило до 140 на 110, что для меня очень нетипично. Я не понимала, что происходит. Какие-то мурашки бежали вверх по позвоночнику и заканчивались холодом на голове под волосами. Меня тошнило, болел желудок, я не могла пить даже простую воду. Сердце выпрыгивало из груди. Меня все время трясло. Я не знала, как это остановить. Это состояние было таким непохожим на все, что я когда-либо переживала. Мне оно почему-то напоминало агонию перед смертью. Я была в панике.
Рома пытался вызвать скорую, но та все не ехала. Спустя полчаса он отменил вызов и мы поехали в миюн самостоятельно. В машине я лежала и смотрела на проплывающие надо мной дома и не верила, что мне станет лучше.
Мы, конечно, уже не раз были в миюне, и знали, что предстоит какое-то ожидание. Но не представляли, что оно растянется на восемь часов. Все это время я не пила, не ела, а лежала на скамейке и надеялась, что меня скоро примут. Сердце уже не стучало как бешенное, давление не поднималось, мурашки не бегали, но от слабости кружилась голова и по-прежнему болел желудок и тошнило.
Это как раз было самое начало Суккота, все нормальные люди готовились к вечернему празднованию, врачей и персонала было очень мало. Когда до меня, наконец, дошла очередь, то я хотя и чувствовала себя ужасно и хотела получить помощь, но еще больше я хотела попасть домой в свою кровать. Мне сделали капельницу с физраствором и противорвотным, хотели оставить на ночь понаблюдать, но я отказалась. Дома, как говорится, стены лечат. Так, собственно говоря, и получилось. Симбальту я больше не принимала, вернулась к Трамадексу и Лирике. Конечно моей ошибкой было выпить ее на голодный желудок, но после бессонной от боли ночи я тогда мало что соображала.
Вот так я и живу на двух обезболивающих препаратах, отменять их для меня подобно смерти, я уже поняла. Могу, правда, попробовать что-нибудь еще, если предложат. Или попрошу у Оры выписать мне лечебную марихуанну, или послать к тому, кто выпишет - говорят, она помогает как раз в таких случаях, как мой.

Метки:

230 (1)

Решила снова начать писать по 750 слов. Мне нужно выговариваться, потому что иначе я начинаю вариться сама в себе, сомневаться, переживать, иногда даже слишком. Обычный дневник на компьютере меня не устраивает, потому что я отношусь к нему без какой-либо ответственности и пиетета, это просто слова, обращенные к себе. Это те же мысли, которые так или иначе крутятся в моей голове как реакция на увиденное или прочитанное, на каждодневные события. А если записывать их, но в открытой форме, чтобы кто угодно мог прочитать, то на привычную реакцию сразу накладывается ответственность перед незнакомым Другим.
Чуть больше года назад я закончила химиотерапию, но ее последствия время от времени внезапно наваливаются на меня, мой хрупкий, с трудом выстроенный миропорядок нарушается, и я падаю в яму под названием "безысходность". Никогда не думала, что я настолько раб своего тела, и если тело вдруг отказывается нормально функционировать, то я впадаю в уныние и начинаю хандрить.
Неделю назад была у нашей семейной докторши, Оры. Она вызвала меня, потому что решила, что десятимесячный прием Трамадекса вызвал у меня привыкание к синтетическим опиатам, и пора с этим заканчивать. Выписала мне двойную дозу Лирики на ночь и Трамадекс Drops, то есть тот же препарат, но в каплях, чтобы я постепенно отменяла его прием. До этого я принимала Трамадекс OD и чувствовала себя почти нормальной, даже собиралась устраиваться на работу.
И вот, три дня назад, когда Трамадекс OD совсем закончился, я выпила 20 капель Трамадекс Drops. Сначала я ничего не почувствовала, мы спокойно поужинали, легли спать, я еще с планшетом провела какое-то время, как обычно, и только потом уснула. А утром, точнее - днем, когда проснулась, со мной творилось что-то странное. В голове была тяжесть и какое-то непривычное для меня отсутствие мыслей. От этого мне стало страшно. Я с трудом сползла с кровати и, шатаясь, начала свой день. Самочувствие было отвратительным, есть не хотелось, что-то делать - тоже, я даже кино не могла смотреть, потому что все эмоции, кроме страха и паники, отсутствовали. К приходу Ромы с работы я уже рыдала от отчаяния, к тому же действие препарата закончилось и началась БОЛЬ. Обычный прием Лирики я откладывала до последнего, потому что не решалась пить ее на пустой желудок, а Трамадекс Drops только вызывал страх и отвращение. Он еще и на вкус был ужасен - гнилостно-сладковатая синтетика.
Что ж, у меня не на шутку разболелись ноги: ступни горели огнем, как будто я натерла их свежим острым перцем, коленные суставы выворачивало, как при температуре, а тазовые ныли, как при месячных. Привет, нейропатия и фибромиалгия. Я и забыла, как это было в прошлом мае, когда из-за боли я уже была готова кого-то убить, лишь бы она прекратилась.
Я нашла в аптечке обычный Трамадекс, не длительного действия, который мне достался случайно, полгода назад Рома буквально выпросил его у аптекаря, напирая на то, что наступает шабат, а жена не может жить без обезболивающих. Выбирать не приходилось, и я выпила его вслед за Лирикой. И после какого-то ужина, я даже не помню, что мы ели, я потащила Рому гулять, потому что сидеть с такой болью было совершенно невыносимо. Хотя гулять тоже было не сахар. По лестнице подниматься я не могла, и мы пошли на нашу горку в обход. Я едва передвигала ноги, но шла вперед, ожидая, когда таблетки начнут действовать. Хорошо, что мне есть на кого опереться, во всех смыслах. Уже в подъезде я взглянула на себя в зеркало - бледная, с сухими потрескавшимися губами и темными от боли глазами, и пробормотала: "В гроб краше кладут". Да уж.
После душа мне стало лучше, а к ночи я почувствовала себя наконец-то как обычно - немного расстроенной и заторможенной, но привычно мыслящей. Наконец-то.
Следующий день прошел, как обычно, за ужином я пожаловалась Роме, что Трамадекс в каплях на какое-то время сделал меня не мной, отнял у меня привычное мироощущение, заморозил мои мысли и чувства. Мы легли спать, и ближе к двум часам ночи я почувствовала, как у меня внутри все словно дрожит, а сердце так и вовсе трепыхается. Я надеялась, что это вот-вот пройдет, но что-то не проходило. Спать я не могла, но и Рому будить было жалко. Поэтому я как-то дотянула до его будильника, рассказала о своем состоянии и предположила, что мне надо бы в больницу. Рома согласился. И мы поехали в миюн. Там мы провели три часа, сначала сидя в коридоре на кресле, так как мест с кроватями не было. У меня взяли кровь, много крови на анализ, сразу после этого мне стало немного легче. Не зря, наверное, в прошлом некоторые болезни лечили кровопусканием. Потом пришла молоденькая врач, расспросила о симптомах, выслушала меня и ускакала к другим больным.
(Продолжение следует)

Метки:

РОЖДЕСТВО 1963 ГОДА
Спаситель родился
в лютую стужу.
В пустыне пылали пастушьи костры.
Буран бушевал и выматывал душу
из бедных царей, доставлявших дары.
Верблюды вздымали лохматые ноги.
Выл ветер.
Звезда, пламенея в ночи,
смотрела, как трех караванов дороги
сходились в пещеру Христа, как лучи.
1963-1964

РОЖДЕСТВО 1963
Волхвы пришли. Младенец крепко спал.
Звезда светила ярко с небосвода.
Холодный ветер снег в сугроб сгребал.
Шуршал песок. Костер трещал у входа.
Дым шел свечой. Огонь вился крючком.
И тени становились то короче,
то вдруг длинней. Никто не знал кругом,
что жизни счет начнется с этой ночи.
Волхвы пришли. Младенец крепко спал,
Крутые своды ясли окружали.
Кружился снег. Клубился белый пар.
Лежал Младенец, и дары лежали.
Январь 1964

24 ДЕКАБРЯ 1971 ГОДА
V.S
В Рождество все немного волхвы.
В продовольственных слякоть и давка.
Из-за банки кофейной халвы
производит осаду прилавка
грудой свертков навьюченный люд:
каждый сам себе царь и верблюд.
Сетки, сумки, авоськи, кульки,
шапки, галстуки, сбитые набок.
Запах водки, хвои и трески,
мандаринов, корицы и яблок.
Хаос лиц, и не видно тропы
в Вифлеем из-за снежной крупы.

И разносчики скромных даров
в транспорт прыгают, ломятся в двери,
исчезают в провалах дворов,
даже зная, что пусто в пещере:
ни животных, ни яслей, ни Той,
над Которою — нимб золотой.

Пустота. Но при мысли о ней
видишь вдруг как бы свет ниоткуда.
Знал бы Ирод, что чем он сильней,
тем верней, неизбежнее чудо.
Постоянство такого родства —
основной механизм Рождества.

То и празднуют нынче везде,
что Его приближенье, сдвигая
все столы. Не потребность в звезде
пусть еще, но уж воля благая в
человеках видна издали,
и костры пастухи разожгли.

Валит снег; не дымят, но трубят
трубы кровель. Все лица, как пятна.
Ирод пьет. Бабы прячут ребят.
Кто грядет — никому непонятно:
мы не знаем примет, и сердца
могут вдруг не признать пришлеца.

Но, когда на дверном сквозняке
из тумана ночного густого
возникает фигура в платке,
и Младенца, и Духа Святого
ощущаешь в себе без стыда;
смотришь в небо и видишь — звезда.

***
Снег идет, оставляя весь мир в меньшинстве.
В эту пору — разгул Пинкертонам,
и себя настигаешь в любом естестве
по небрежности оттиска в оном.
За такие открытья не требуют мзды;
тишина по всему околотку.
Сколько света набилось в осколок звезды,
на ночь глядя! как беженцев в лодку.
Не ослепни, смотри! Ты и сам сирота,
отщепенец, стервец, вне закона.
За душой, как ни шарь, ни черта. Изо рта —
пар клубами, как профиль дракона.
Помолись лучше вслух, как второй Назорей,
за бредущих с дарами в обеих
половинках земли самозваных царей
и за всех детей в колыбелях.
1986

РОЖДЕСТВЕНСКАЯ ЗВЕЗДА
В холодную пору, в местности, привычной скорей к жаре,
чем к холоду, к плоской поверхности более, чем к горе,
Младенец родился в пещере, чтоб мир спасти;
мело, как только в пустыне может зимой мести.
Ему все казалось огромным; грудь матери, желтый пар
из воловьих ноздрей, волхвы — Бальтазар, Каспар,
Мельхиор; их подарки, втащенные сюда.
Он был всего лишь точкой. И точкой была звезда.
Внимательно, не мигая, сквозь редкие облака,
на лежащего в яслях ребенка издалека,
из глубины Вселенной, с другого ее конца,
звезда смотрела в пещеру. И это был взгляд Отца.
24 декабря 1987

БЕГСТВО В ЕГИПЕТ (2)
В пещере (какой ни на есть, а кров!
Надежней суммы прямых углов!)
в пещере им было тепло втроем;
пахло соломою и тряпьем.
Соломенною была постель.
Снаружи молола песок метель.
И, вспоминая ее помол,
спросонья ворочались мул и вол.
Мария молилась; костер гудел.
Иосиф, насупясь, в огонь глядел.
Младенец, будучи слишком мал
чтоб делать что-то еще, дремал.
Еще один день позади — с его
тревогами, страхами; с «о-го-го»
Ирода, выславшего войска;
и ближе еще на один — века.
Спокойно им было в ту ночь втроем.
Дым устремлялся в дверной проем,
чтоб не тревожить их. Только мул
во сне (или вол) тяжело вздохнул.
Звезда глядела через порог.
Единственным среди них, кто мог
знать, что взгляд ее означал,
был Младенец; но он молчал.
Декабрь 1995

Кузя (продолжение)

(начало)
Пять лет назад, когда все уже спали, я услышала на улице тонкое жалобное мяуканье. Я тоже пыталась заснуть, говоря себе, что мама-кошка должна по писку обнаружить своего потерянного детёныша. Но потом не выдержала, и решила выйти и хотя бы накормить несчастного котёнка. Когда я его увидела, грязного, худого, с огромными нарывами вместо глаз, то не смогла его там оставить. Принесла домой, попыталась дать ему влажный корм, но он как будто не мог есть, даже не пытался.
На следующий день мы повезли его к ветеринару. Та взглянула на бедолагу, сказала, что глаза он, скорее всего, потеряет, из-за кошачьего герпеса, но сейчас он не может есть из-за язвочек во рту, по той же причине. Она выписала ему антибиотик и велела кормить чем-то жидким и вкусным. Мы сразу же купили сухое кошачье молоко, которое нужно было разводить тёплой водой, и бутылочку с соской. Всего через неделю лечения и регулярного кормления он уже вовсю ел влажный корм и начал выглядеть почти как нормальный котёнок. Вот только с глазами были проблемы: он почти ничего не видел. После приёма антибиотиков ушёл гной и воспаление, но то, ч то осталось от глаз, не давало надежды. Из-за воспалительного процесса правый глаз превратился в мешок, наполненный жидкостью, по размеру в три раза больший, чем обычный глаз, который то и дело прорывался, когда котёнок натыкался им на разные предметы. Первый раз, когда я это увидела, мне стало плохо, потом это случалось регулярно и я привыкла. Ни о каком зрачке и сетчатке речи уже не шло. В левом же глазу третье веко припаялось к роговице и перекрывало ровно половину оставшегося зрения. То есть котик видел даже не глазом, а его верхней здоровой половиной. Но, несмотря на все эти вещи, котёнок вёл себя, как и следует вести котятам: с удовольствием шалил, играл с шариками-погремушками, с аппетитом кушал, мурлыкал, когда его брали на руки, и сладко спал в перерывах между всем этим. Я назвала его Кузей, потому что он такой и был – милый, глупый и неуклюжий.
Потом мы начали искать врача, который бы сказал, что со всем этим делать. Наши поиски привели нас к ветеринарному офтальмологу Хави из Ор Иуды, которая на консультации сказала нам, что лопающийся глаз надо удалить, а второй останется как есть. Так мы и сделали. Кузя перенёс все отлично, и мы стали жить с одноглазым котом.
Спустя пару лет Кузя заболел – вернулся его герпес, который никогда до конца не излечивается. У Кузи поднялась температура, а на здоровом глазу появилась заметная язва, которая, казалось, росла с каждым денем. Мы снова повезли его к офтальмологу. И ему снова сделали операцию, очистив глаз не только от язвы, но и от части приросшего третьего века. После этого глаз начал выглядеть более здоровым – Кузя начал им двигать, что раньше было невозможно, хотя и менее прозрачным. Также он начал гонять нашу серую кошку Крысу. Та спасалась от него на шкафу, подозревая в нехороших намереньях, но они оба были давно стерилизованы, так что не знаю, что там Крыса себе придумывала. Дошло до того, что Крыса вообще перестала спускаться со шкафа, пришлось сделать ей переходы и поставить там туалет и еду. Кузю же это не останавливало, он запрыгивал на шкаф, гнался за Крысой, та орала не своим голосом, давала ему сдачи, и Кузя спускался с чувством выполненного долга. Ни ругань, ни вода из брызгалки, ни стучание тапком перед носом, ни уговоры на него не действовали. У нас уже был рефлекс – как только Кузя бежал за Крысой, мы кричали: «Кузя! Тапок!» Кузя по-кошачьи хмыкал, мол, понял, не кричите, и продолжал начатое. В конце концов он научился останавливаться, но иногда впадал в раж, и тогда никакие тапки были ему не страшны.
Только через два года, уже после того, как умерла наша самая старая кошка Мыша, Крыса наконец-то поняла, что ничего плохого Кузя ей не сделает, и начала спускаться и отбиваться от него на полу. Я часто боялась, что в один прекрасный день она попадёт ему по единственному глазу, потому что Кузя оставался всё таким же не очень ловким увальнем, а из-за плохого зрения так и не научился уворачиваться – я то и дело обнаруживала царапины у него над глазом или на носу. Так все и получилось.
Сегодня, спустя неделю после операции, Кузя чувствует себя прекрасно – занимается всем, чем он занимался и до травмы глаза, в том числе опять пытается гонять Крысу. Причем зрения в глазу у него осталось уже даже не половина, а от силы треть. Ничему его опыт не учит.
Послезавтра нам везти его на проверку к офтальмологу. Вроде бы та часть конъюнктивы, что ему пришили к роговице, вполне успешно прижилась. Выглядит это, честно говоря, пока не очень красиво – как кусок мяса, по какой-то причине прилип к глазу. Но посмотрим, что скажет доктор.

Метки:

Милька

Милька рассказывает, что в детстве она часто приезжала к нам в гости, с родителями и сама. Восемнадцать километров – это не такое уж большое расстояние для двенадцати или четырнадцатилетней девочки на автобусе. К тому же мы жили не так далеко от автовокзала, как они. И вот Милька говорит, что она забирала меня из больницы после того, как мне вырезали гланды, что ходила со мной в кино, а летом по месяцу жила у нас и спала на раскладном кресле в моей комнате. Она говорит, что часто играла со мной. Но я этого почему-то совершенно не помню. И мне становится так грустно от этого. Просто невозможно грустно. Я плачу какими-то горючими слезами каждый раз, когда она пишет об этом. Но вспомнить не могу, как ни стараюсь. Помню только, как она хотела положить мне спички на ресницы, а потом сразу – как мы сидим у неё и Халида в гостях в Москве. Куда девались все остальные воспоминания? При этом у меня к ней очень тёплые и нежные чувства, я уверена, что я её любила и скучала по ней. Может быть поэтому я плачу, до сих пор переживая расставание с ней в детстве. Она была моей старшей сестрой, на которую мне хотелось всегда быть похожей, а потом она выросла и ей, возможно, стало неинтересно возиться с девятилеткой, появились другие интересы – мальчики, последние класс школы, выбор профессии и дальнейшего жизненного пути. И у меня нет ни одной её фотографии из детства, ни одной. Может быть это помогло бы мне вспомнить нашу дружбу, ведь фотографии именно для этого и делают – чтобы помнить.
Она прислала мне много современных фотографий, но среди них были и эти три, из того времени. На первой Милька с Халидом в парке, еще до свадьбы. Ей тут от силы девятнадцать. На следующей она с маленькой дочкой Марией, или Мирьям, как её сейчас зовут. А на последней она со своей семьей до отъезда, её папа приезжал к ней сидеть с внучкой, пока они с Халидом учились или работали. С тех пор прошло полжизни, наши отцы умерли, а дети выросли. Но где-то там, в прошлом, потерялись две девочки, две сестрички. И я не знаю, как их отыскать.
СмотретьСвернуть )

Метки:

Кузя

Три дня назад, вечером, уже перед тем как ложиться спать, я обратила внимание на котика Кузю, который вёл себя как-то неправильно – старался лечь, но при этом постоянно вздрагивал. Я подошла к нему и с ужасом увидела, что его единственный глаз закрыт, а из под века сочится прозрачная жидкость. Прикоснуться к себе он не давал, дёргался каждый раз, как от удара. Я побежала к Роме, сказала, что Кузя повредил глаз. Мы так тряслись над этим его глазом, и вот случилось то, чего мы больше всего опасались.
Незадолго до этого я слышала, как Кузя в очередной раз погнался за Крысой. Та зарычала, они на какое-то мгновение сцепились, она закричала, и они сразу же разошлись, я даже подойти не успела, поэтому не обратила внимания. И только потом, когда я увидела страдающего Кузю, я поняла, что кричала не Крыса.
Кузе, судя по всему, было очень больно. Он не давал прикоснуться к глазу, чтобы посмотреть, да и что бы мы там увидели? Из глаза все время текло, я только надеялась, что это слезы, а не внутриглазная жидкость. Приём у нашего офтальмолога был только утром, к нашим услугам оставались круглосуточные клиники. Мы позвонили в одну, но там сказали, что их офтальмолог будет только днём – а чем бы нам сейчас мог помочь обычный врач? Так что мы решили дождаться утра. Положили Кузю в постель рядом с собой. Он какое-то время рычал и стонал, приходилось его гладить, отвлекая от боли. Где-то к середине ночи он успокоился, расслабленно растянулся и уснул. Мне тоже удалось поспать часа три-четыре.
Утром мы быстро собрались, с трудом засунули Кузю в переноску, потому что он упирался всеми лапами и семью килограммами своего веса. Он мяукал, жалуясь на заточение и ждущую его неизвестность. В машине я села на заднее сиденье рядом с переноской и всю дорогу разговаривала с Кузей, просовывала к нему пальцы сквозь решётку, он нюхал их и ненадолго успокаивался. Но потом снова начинал мяукать.
В клинике нас приняла молодая докторша, потому что Хави, владелец клиники и её главный хирург, отсутствовала. Кузя уже мог открыть глаз, и выглядел тот не очень хорошо – вместо привычного, хотя не очень здорового глазика из-за перенесённого Кузей в детстве кошачьего герпеса и одной операции, на нас смотрело жуткое, покрытое серой мутной плёнкой образование. Докторша закапала ему в глаз какие-то капли посмотрела на результат сквозь специальный микроскоп и сказала, что на роговице у Кузи глубокая царапина. Так как второго глаза у него давно не было, она предложила сделать операцию и закрыть царапину частью конъюнктивы, иначе глаз мог вытечь в любой момент. Ещё она спросила, кому мы доверим котика – ей или Хави, которая должна была вернуться вечером. Мы выбрали Хави.
Кузю мы оставили в клинике до вечера, потому возить его туда-сюда не было смысла. Рома завёз меня домой и поехал на работу. Дома же меня то ли от крепкого чая, то ли от волнения за кота, первый раз в жизни вырвало.
После работы Рома час побродил по ближайшему торговому центру, потому что возвращаться домой, а потом ехать обратно ему не хотелось, и ему выдали прооперированного и проснувшегося котика с двумя видами глазных капель, которые нужно было капать в течении следующей недели, а затем приехать на осмотр.
Кузю мы решили поселить на время в кладовке, особенно когда увидели, как выйдя из клетки он начал натыкаться на все подряд, абсолютно потеряв ориентацию в пространстве. В кладовке мы наскоро убрали все вещи с острыми углами или заклеили углы скотчем, подложив носок – это Рома придумал. Также сделали ему из коробки свежую лежанку на полу, поставили воду и еду. Кузя ещё не понимал, что произошло и почему он не видит. Глаз его выглядел просто ужасно – как будто его взяли и повернули задом наперёд. Хирургу пришлось пришить приличный кусок конъюнктивы, и теперь она закрывала девяносто процентов поверхности глаза. Рома сказал, что потом, когда отёк спадёт, котик будет видеть чуть лучше, но все равно не так, как раньше. Ещё для операции Кузе сбрили брови и часть усов, и теперь он не чувствовал предметов перед его носом, что добавляло глазу возможность повреждения, а нам – лишнего волнения.
В кладовке мне пришлось какое-то время посидеть с ним рядом, потому что он рвался наружу, но когда я его выпускала, он по-прежнему куда-то бежал, распахнув свой невидящий страшный глаз, как будто что-то искал. Когда мы уже легли спать, я вдруг поняла, почему он это делал, и заплакала. Кузя рвался в свой привычный мир, где он все видит и все ему знакомо. Он был уверен, что этот мир находится за дверью, и стоит ему выйти, как все будет как прежде. Но увы, как прежде теперь никогда не будет.

(Продолжение следует)

Метки:

[reposted post] Вас посадят за историю



Уже несколько недель все обсуждают, что людей в России сажают и преследуют за лайки и мемчики в соцсетях. Это кажется настолько диким и невероятным, что тема ушла на федеральные каналы, и её обсуждает вся страна. Хотя, конечно, заводить дела по статье 282 на ровном месте стали не вчера, просто раньше на это не обращали внимания.

Но есть ещё одна статья, по которой преследуют людей. И ситуация с ней не менее дикая. Представьте: ваш ребенок со школьной экскурсией едет в музей, делает там на телефон парочку фотографий, вы показываете эти фотографии друзьям, а на следующий день к вам в дверь стучатся люди в форме и увозят вас.

Это не шутка. Это реальность.

Вот такая история произошла с Павлом Карачаушевым несколько месяцев назад:
Читать дальше...Свернуть )

Сестра

Нашла сегодня в Одноклассниках свою троюродную сестру Эмилию, Мильку, которую потеряла бог знает сколько лет назад. Она старше меня на пять лет, жила с родителями в соседнем городе, в получасе езды на автобусе. Наши отцы приходились друг другу двоюродными братьями. Когда папа ещё жил с нами, мы часто бывали у них в гостях – все-таки они были единственными близко живущими родственниками. От автостанции, куда приходил рейсовый автобус, до их дома надо было идти минут двадцать. Я помню эту долгую для шестилетнего ребёнка дорогу: по почти безлюдным тенистым улицам, мимо ряда магазинов, мимо похожих друг на друга пятиэтажек и нескольких девятиэтажных домов, мы выходили на окраину городка к их дому, за которым сразу начиналось распаханное поле, а вдали виднелись трубы и цеха химического завода. Они жили на пятом этаже, как и мы, помню, что у них дома было пианино на котором занималась Милька, и стенка с сервизами и хрусталём. Я не помню, как Милька выглядела тогда, у меня никогда не было её фотографий, но очень хорошо помню, как она восхищалась моими длинными ресницами и даже пыталась опытным путём проверить, сколько спичек на них может удержаться.
Потом, когда мне было лет девять, мы приезжали на свадьбу её брата, которая проводилась в столовой того самого завода, который был виден из их окон. Мама Мильки, не помню, как её звали, очень талантливо прочитала перед всеми какой-то юмористический монолог, я была в восторге – как и все гости, полагаю. Больше в моей памяти ничего не удержалось.
Спустя несколько лет Милька переехала в Москву, устроилась работать на ЗИЛ, жила в общежитии. К тому времени она стала настоящей красавицей – высокой, стройной, с соломенного цвета волосами, похожей на греческую богиню. У неё была потрясающая улыбка, в которую не смог не влюбиться заморский гость – студент из далёкого Марокко, сын какого-то высокопоставленного чиновника – министра транспорта, по рассказам мамы. После полугода встреч он позвал её замуж и она дала согласие. Свадьбу они не делали, никого не приглашали, но когда мы приехали к маминой сестре Алле в Домодедово во время моих зимних каникул, то побывали и у них в гостях. Жили они тогда в однокомнатной съёмной квартире. Её муж Халид оказался очень красивым молодым человеком – таким же высоким, худощавым, смуглым, с шапкой черных волос. Я, пребывая в своей неуклюжей подростковости, ужасно его стеснялась, краснела и путала слова. Они общались между собой на русском, но Милька говорила, что незаметно набирается от него арабских слов, и уже понимает некоторые его просьбы – например, подать хлеб, а он потихоньку начинает понимать русские шутки. Она показывала фотографии с их росписи – она была в голубом или зелёном платье, что меня поразило больше всего, ведь невеста должна одеваться только в белое, а на талии у неё был белый плетёный пояс ручной работы, подарок от Халида, что меня в то время совсем не впечатлило. Также она рассказала, что на Халида этой зимой напали бандиты, избили и ограбили, а затем скрылись. Из-за разбившихся очков ему в глаз попали осколки, и Халид какое-то время мог видеть только одним глазом. Помню, что мне было его жаль – смуглый молчаливый принц, из страны, где растут прекрасные оранжевые апельсины, не понимающий наших шуток и ограбленный жестокими московскими разбойниками.
После этого о Мильке я слышала только то, что она родила дочку и уехала с Халидом в Марокко, на этом её следы потерялись для меня на долгие годы.
Все это время я иногда вспоминала о ней, но попыток найти почти не делала – я как-то даже подумать не могла, что она зарегистрируется на Одноклассниках, я не могла представить, что это может быть настолько просто.
Сегодня утром я вспомнила о Ромином проекте на myHeritage и решила поискать хоть каких-нибудь родственников со стороны отца. Я набрала его фамилию и город, откуда он был родом. Сначала попала на Одноклассники к какому-то Эдуарду, просмотрела все его фотографии с детских лет и до сегодня. Было очень интересно наблюдать, как сорок лет человеческой жизни укладываются в каких-нибудь сорок фотографий – в разном возрасте, в разных местах, с разными людьми, передо мной представал сначала милый симпатичный мальчик, потом нескладный рослый юноша, постепенно превращающийся из красивого молодого человека в обычного полноватого дядечку. Следующая ссылка вела на страницу неизвестной женщины, которая когда-то сделала подарок некой Эмилии с нужной мне фамилией. Я зашла на её страницу и не поверила своим глазам – она жила в Касабланке! Я лихорадочно просмотрела все её фотографии, признавая и не признавая в них Мильку, а потом не менее лихорадочно написала ей сумбурное письмо, в котором выражала надежду, что это все-таки она, моя давно потерянная сестричка. И это оказалась действительно она! Милька сразу же выслала мне свои старые и новые фотографии, рассказала, что у неё три взрослых дочери, что живут они счастливо, что она работает медсестрой в онкоцентре, что у мужа прекрасные родственники, и что иногда они всей семьёй приезжают в Москву. Также она сказала, что несколько раз пыталась меня найти, но так как я поменяла фамилию, она на меня так и не вышла. Ну вот как так, а? Почему не раньше, почему только сейчас?
Но теперь то мы точно не потеряемся.

Profile

Мечты
alba_corvus
Alba Corvus

Latest Month

Март 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek